Глава 1

Она ненавидела обувь на каблуках.

Нахмурившись, Морган Кинкейд посмотрела вниз на презренные туфли. На ней было короткое, облегающее, блестящее, бирюзовое платье. Притягательно и откровенно. Как она и планировала. Кроме того, Морган изменила себе и нанесла яркий макияж — который тоже ненавидела — черная подводка, красная помада.

Против платья она ничего не имела, за исключением того, что в нем негде было спрятать SIG Sauer1. Морган сморщила нос. Ей очень не хотелось оставаться без своего пистолета.

Выстукивая каблуками дробь по подъездной дорожке, Морган порадовалась, что смогла закрепить на бедре самый маленький нож из своей коллекции. Хотя на сегодняшнем задании ей вообще не требовалось оружие.

Осмотрев западную секцию Денверского музея науки и природы, она залюбовалась яркими витражами. Современный стиль фасада противоречил удивительным экспозициям, проводившимся в здании. Здесь можно было найти все многообразие научных и исторических экспонатов, начиная с окаменелостей времен динозавров, заканчивая планетарием.

Остановившись, Морган обернулась, чтобы насладиться городским пейзажем. Музей возвышался на краю парка, откуда открывался вид на красивейшие скалистые горы, подсвеченные заходящим солнцем.

— Морган, я на месте, — раздался в крошечном наушнике глубокий голос Деклана Варда.

Дек был ее боссом в «Службе охраны охотников за сокровищами». Морган оставила военно-морской флот после того, как ей не позволили вступить в ряды морских пехотинцев. Через несколько месяцев бесцельных блужданий и попыток найти свой путь она услышала стук в дверь. На пороге стоял Деклан Вард.

Бывший солдат и его брат Каллум предложили ей работу, от которой было невозможно отказаться. Вместе со своей сестрой Дарси — экспертом в области технологий — братья Варды основали охранную фирму, специализировавшуюся на обеспечении безопасности археологических раскопок, экспедиций и бесценных музейных экспонатов по всему миру.

Морган нравился Денвер и работа в «Службе охраны охотников за сокровищами».

Осторожно прикоснувшись к уху, она сделала вид, будто играла с длинной блестящей сережкой.

— Скоро буду.

— Не забывай, что нас наняли протестировать службу безопасности выставки «Великих монгольских правителей Индии». Побудь рядом с изумрудом и проверь, как его охраняют. Ты знаешь, что делать.

Естественно, Морган знала.

— Принято.

— И поглядывай на Купа, — добавил Дек. — Он уже внутри.

Она чуть не фыркнула. Ронина Купера можно было увидеть, только если он сам позволял. Не только еще один бывший морской пехотинец и агент ЦРУ, но и эксперт в том, чтобы слиться с тенями в совершенно любом окружении.

Морган провела ладонью по своим темным волосам. Она всегда коротко стриглась, чтобы было удобно на миссиях. Морган заняла место в короткой очереди у входа. Приблизившись к посту, она улыбнулась, подключив свое обаяние. У охранника мгновенно заблестели глаза, и он опустил взгляд к ее ногам, пристально разглядывая их.

«Мужчины», — какими же они были предсказуемыми.

Она вытащила из маленькой муфты блестящую листовку — приглашение на вечернюю выставку для особых гостей. Охранник проверил данные и, снова оценив ноги Морган, жестом пригласил ее войти.

Она зашла в оживленный зал. В западной секции музея было несколько этажей, которые порой сдавали в аренду для частных мероприятий. Повсюду расхаживали люди в пафосных нарядах, разглядывавшие выставочные стенды с последними приобретениями музея.

Коллекцию бесценных драгоценностей Великих Монголов Индии2.

Сняв пальто, Морган пошла через толпу, слушая тихий гул разговоров, низкий смех и звон бокалов с шампанским. Солнце, наконец, село, и город внизу замерцал огнями.

Она сделала круг по залу, подмечая входы, лестницы, двери на кухню и в основную секцию музея. Такова была ее вторая натура. Когда-то Морган работала в разведке военно-морского флота, пока не решила пройти обучение и присоединиться к командам морских пехотинцев. Она страстно желала вступить в спецназ и пойти по стопам отца.

Мысль об отце была для нее как нож в сердце. Господи, не проходило и дня, чтобы Морган не скучала по своему старику. Увы, она родилась не с тем органом между ног, и на ее мечтах о спецназе поставили крест. Было легко представить, как Мак Кинкейд громогласно восхищался бы дочерью и гордился бы ею.

Отогнав давнюю горечь, она гордо расправила плечи. У нее была достойная и любимая работа. Морган надеялась, что папа все равно гордился бы.

Обойдя зал еще раз, она уделила внимание экспонатам на стендах. Драгоценности поражали воображение. Огромный сапфир в золотой оправе, инкрустированной другими драгоценными камнями. Маленькая шкатулка, высеченная из изумрудов. Большой алмазный кулон в форме сердца.

Боже, Лейн — невеста Деклана — сошла бы с ума от восторга. Археолог была помешана на своей работе. Морган тоже любила историю и искренне хотела ее сберечь, даже если некоторые экспонаты, с которыми имела дело «Служба охраны охотников за сокровищами», были всего лишь древними уродливыми вещицами.

Повернув голову, Морган заметила Деклана, но не стала его разглядывать. Хотя сейчас он стоил того, чтобы на него посмотреть. Она привыкла видеть его в военных брюках и футболках, но в костюме он был просто великолепен. Лейн точно пришла бы в восторг. Эти двое сходили друг по другу с ума.

Морган вздохнула. Она видела Деклана мокрым, грязным, потным, несколько раз даже голым. И в то время как она по достоинству оценила его суровую внешность, но не почувствовала к нему тяги. Он был для нее скорее братом, собственно, как и все остальные коллеги, начиная с игривого Кэла, заканчивая огромным жестоким Логаном.

К слову, Морган считала, что ей повезло работать с несколькими образцами мужественности и не быть привлеченной ни к одному из них. Она нахмурилась. В большинство дней Морган гадала, встретит ли когда-нибудь подходящего парня. Она была королевой первых свиданий, редко перетекавших во вторые. Морган никак не могла найти мужчину, который заставил бы ее растаять, но притом не отставал бы от нее. Большинство парней, лишь завидев ее ножи и пистолеты, бежали без оглядки.

Остановившись, Морган нашла взглядом охранника у дверей. Он таращился на ее ноги. Она мысленно закатила глаза. Кому вообще нужен парень? Все они были скучными и предсказуемыми.

— Напиток, мисс? — появился рядом с ней официант, протянувший ей бокал шампанского.

Морган собиралась отказаться, но тогда снова посмотрела на мужчину. Лишь через секунду она поняла, что перед ней стоял Куп. Улыбнувшись, Морган приняла бокал, прекрасно зная, что на самом деле в нем было нечто безалкогольное. Она попыталась понять, как именно Куп изменил свою внешность на этот раз. Надул щеки? Поджал подбородок?

— Спасибо, — Морган сделала глоток. Газированная вода. Достав тряпку, Куп принялся вытирать соседний стол и наклонился к ней. — Продолжай улыбаться и сверкать ногами. На тебя смотрит каждый мужчина в зале.

— Они всегда смотрят, — раздался в наушнике приглушенный голос Дека.

Морган фыркнула. Она наряжалась редко, но при желании умела подать себя.

— Расскажи мне о монгольском кулоне.

— Великие Монголы Индии знамениты коллекциями драгоценных камней. Особенно ограненными изумрудами. Кулон шестиугольный, всего-то несколько десятков карат, украшен высеченными на нем цветками лотоса и мака.

Сделав еще один глоток, Морган посмотрела на самый большой стенд по центру зала. Изумрудный кулон был гвоздем программы.

— Нас нанял доктор Захария Джеймс, — продолжил Дек. — Известный археолог, сделавший себе имя тем, что находил редчайшие экспонаты, считавшиеся потерянными навсегда.

— Обычный Индиана Джонс, — приподняв бокал, Морган прикрыла им губы.

— Отец о нем очень высокого мнения, — добавил Дек.

Она сразу же представила себе пожилого седовласого мужчину, похожего на университетского преподавателя. Возможно, папа Дека и был холеным сердцеедом, сильным и великолепным, но Морган прекрасно знала, что в большинстве своем историки и археологи ничем не похожи на Оливера Варда.

— Прямо перед тобой стенд с изумрудом, — продолжил Дек. — Он демонстрируется открыто. Никаких стекол.

«Как рискованно», — Морган пошла в указанном направлении и сразу же увидела зеленые блики в свете ламп. По дороге ей встретилось двое молодых мужчин, разглядывавших ее с открытыми ртами. Морган одарила их игривой улыбкой.

Но тогда добралась до изумруда.

— Ничего себе, — искренне восхитилась она, поднявшись на пьедестал.

Драгоценный камень впечатлял — большой, с выгравированными на нем цветами и россыпью маленьких алмазов. Кулон идеально поместился бы в ладони.

Морган наклонилась вперед, но уже не любовалась изумрудом. Теперь она искала охранные системы — датчики давления или сигнализацию. Ничего не было видно.

— Сорок два карата. Цветы сложного дизайна, соответствующего рисункам в Тадж-Махале. Очень красиво, — раздался глубокий голос с игривыми нотками.

Морган вскинула взгляд. С противоположной стороны стенда за ней внимательно наблюдал мужчина. Что-то у нее внутри оборвалось.

Она оценила его буквально за секунду. Рост чуть выше шести футов3, широкие плечи под белой рубашкой, худое натренированное тело, лицо падшего ангела и загар, намекавший на долгое пребывание под солнцем. У незнакомца были золотисто-каштановые волосы, перемежавшиеся темными и светлыми прядями, которые давненько следовало подстричь. Глаза того же оттенка, что и изумруд на стенде, наблюдали за Морган с явным интересом.

Наконец, она обрела дар речи.

— Он великолепен, — «прямо как ты».

— У меня слабость ко всему красивому, — улыбнулся мужчина.