Глава 5

Одним ухом слушая звуки верху, я сняла крышку с пластиковой коробки и посветила внутрь фонариком.

Комната хранения, как и остальные комнаты в доме, была настолько огромной, что в ней эхом раздавались звуки, а на полках стояло бесчисленное количество коробок. На данный момент я только лишь нашла зимнюю одежду и лыжную экипировку, рождественские украшения, детские игрушки Амалии и Трэвиса, и три коробки, наполненные доверху любовными романами. Я покопалась в коробке с изношенными женскими туфлями и повернулась к полкам. Присев на корточки, я вытерла лоб от пота.

Рылась ли я в вещах дяди без его ведома? Да.

Поскольку дядя Джэк нелегально вызывал демонов в наш мир, мораль его не сильно беспокоила. Но даже и без демонов у меня была масса причин ему не доверять. Поэтому я не знала, что конкретно я здесь ищу, но вдруг дядя Джэк уже успел получить часть моего наследства, помимо моих денег.

Полная решимости я выключила фонарик на телефоне и приоткрыла дверь хранилища. В коридоре было темно и пусто. Я на цыпочках прошла по коридору, но притормозила у дверей библиотеки.

С момента моего приключения (если это можно так назвать) прошло уже два дня. К счастью, за это время дядя Джэк так и не ворвался в мою комнату с требованием объяснить, откуда у демона взялись тарелка и печенье. Однако он также и не сообщил мне ничего нового по поводу моего наследства и гримуаров. Амалия и Трэвис продолжали игнорировать меня и все мои попытки завязать разговор. Да ещё и адвокат по вопросам недвижимости перестал отвечать на мои электронные письма, что означало, что дядя запретил ему общаться со мной.

Я начала терять надежду, что вообще когда-нибудь получу своё наследство. Дядя Джэк не играл по-честному, но что я могла сделать? У меня не было власти и не было никаких преимуществ. Скорее всего, я просто теряла своё время здесь. Возможно мне придётся судиться с дядей, чтобы получить своё.

Да, конечно. Всего лишь нанять высококвалифицированного адвоката за те пенни, что у меня остались на банковском счёту, и выиграть дело против моего супер богатого дяденьки. Что может пойти не так?

Практически все мои вещи были здесь, поэтому деньги были скорее удобством, чем необходимостью. Гримуары же, с другой стороны, были мне гораздо нужнее, чем чек от страховой компании. Вот поэтому-то я и была здесь. И поэтому я не собираюсь сдаваться. Я не уйду из этого дома пока гримуар моей матери не будет в моих руках.

Все гримуары — журналы магов, написанные от руки и описывающие их магические практики — были ценными, но гримуар моей матери был гораздо ценнее. Он передавался с древних времен из поколения в поколение от матери к дочери. Гримуар был наследством моей матери, моей семьи, а теперь и моим.

Мама держала его в специальном хранилище, чтобы защитить страницы от разрушения. Я не знала, где оно было и как туда попасть, и я боялась даже упомянуть о нём при дяде Джэке. Возможно, он не знал, что этот гримуар существует — и что я хочу его заполучить — и если я ему об этом расскажу, то гримуар будет для меня потерян навсегда. Он либо продаст его с аукциона по самый высокой цене, либо же передаст его Амалии, а не мне.

На моём телефоне сработал таймер, и я побежала вверх по лестнице, подальше от библиотеки.

На кухне горел свет, когда я туда вошла. Кэти стояла возле раковины и мыла посуду. Я приостановилась, не зная, что мне делать. Противень, на котором я выпекала выпечку, куда-то пропал.

«Тётя Кэти? Вы переставили мои кексы?»

Она улыбнулась своими ярко-красными губами: «Ты их приготовила?»

А кто ещё? «Да, я…»

«У Трэвиса аллергия на арахис. Разве я тебе не говорила? Так что я выбросила кексы».

Моя челюсть отвисла. «Вы выбросили их? Но…».

«То, что у Трэвиса всегда с собой есть эпинифрин, ещё не значит, что…».

«Но в них не было арахиса», — прервала я её на полуслове.

«Верхушка была посыпана орешками».

«Это пекан», — воскликнула я, вскинув руки вверх. «Это были тыквенные кексы с кремовой начинкой, посыпанные орехом пекан и корицей».

«Ох», — она слегка подёрнула плечами — «А я и не поняла. Но с аллергией лучше не шутить».

«Вы могли бы спросить меня».

Она прищурила глаз: «Не разговаривай со мной таким тоном, юная леди!» Я внимательно посмотрела ей в глаза, затем уставилась на пол и молча вышла из кухни.

Ранее этим утром я специально пошла в магазин за ингредиентами, я приготовила крем и выдержала его в холодильнике, затем замесила тесто. Я старалась! Я вложила в эти кексы душу. В кухне до сих пор стоял приятный аромат тыквы и выпечки. Слёзы жгли мои глаза. Я ненавидела этот дом и всех его обитателей.

Я обыскала всю комнату хранения в подвале. Я обыскала и гараж, свободные спальни, каждый шкаф в этом доме, за исключением тех, которые стояли в комнатах дяди Джэка, Амалии и Трэвиса. Ничего. Больше негде было искать доказательства дядиной лжи и вещи моих родителей.

Точнее остался ещё офис дяди Джэка, но я была не настолько храброй, чтобы рискнуть и быть пойманной. А вот библиотека… Если дядя всё-таки заграбастал мамин гримуар, то библиотека будет идеальным местом, чтобы там его хранить или спрятать. Да, в это было трудно поверить, но что ещё мне оставалось делать?

Я взглянула на дверь библиотеки. Я не была здесь с того самого «печенюшного» инцидента. При одном только воспоминании об этом я вцепилась в бумажную тарелку, которую держала в руках. На ней лежали шесть печенюшек, а сверху на них поблескивала глазурь. Я приготовила специальный креп у украсила их изюмом. Когда я была в стрессе, я либо с головой уходила в чтение, либо занималась выпечкой. Я взглянула на печенье и практически застонала: оно было таким воздушным, сладким, вкусным, красивым. Практически совершенство.

Наполненная сахарным адреналином, я решилась и открыла дверь библиотеки. Пусто. Обычно в обед тут всегда был дядя и его партнёр по бизнесу Клод. Но сейчас уже было почти девять вечера, так что в комнате никого не было. Я включила свет и застыла, внимательно уставившись на чёрный купол посреди комнаты. Сохранил ли демон крошки после моего последнего визита?

Похоже, что нет, потому что ничего не произошло. Я аккуратно проскользнула к диванчику, поставила тарелку с печеньем на столик — как можно дальше от круга — и внимательно начала осматривать комнату. Я уже инспектировала книжные полки, но тогда я не искала гримуары.

Периодически поглядывая на купол, я начала осматривать секцию по магическим книгам. Я вынимала каждую книгу, просматривала её и ставила обратно. Да, процесс длился медленно, но я не хотела ничего упустить.

Книжный червь, живущий во мне, заставлял меня внимательно просматривать каждое название, одновременно составляя такой длинный список чтения, что мне его хватит на целый год.

Что-то застучало по полу.

Я застыла. В руках так и осталась книга «История друидов». Все мои чувства устремились к тёмному куполу, который был всего в 4-х футах от меня. Раздался ещё один мягкий звук, как будто кто-то менял позицию тела, стараясь усесться поудобней.

Тишина звенела в моих ушах. Спустя минуту я немного расслабилась и выдохнула. Я даже не заметила, что задержала дыхание.

«Hh’ainun».

Я вдохнула, чтобы закричать и подавилась собственной слюной. Я начала было отступать назад, но вдруг сообразила, что круг был прямо позади меня и застыла на месте. Книга выпала из моих рук, и, ударившись об пол, издала громкий звук. Я непроизвольно выпрямила спину.

Вздыхая и чуть не плача, я повернулась лицом к кругу и упёрлась спиной в книжные полки. Чёрный купол был так близко. Я едва сдерживала слёзы, колени тряслись, а одна дужка очков упала с уха.

«Hh’ainun», — мягкий гортанный звук раздался из тёмного купола. «Ты ответишь на мой вопрос?».

Паника захлестнула меня. Руки и ноги стали ватными, и я вдруг забыла, как переставлять ноги. Демон заговорил. Он заговорил. Со мной! Это спросило меня. «А? "

Демон не ответил. Может он не знал, что значит «а»?

С трудом делая вдох, я начала медленно, шаг за шагом, пробираться к выходу. Мне срочно нужно уйти. Дядя Джэк дал предельно ясно понять, что, если демон заговорит, нужно сразу же позвать его или Клода. Впрочем, уже неважно, сообщу я об этом или нет. Главное — поскорее уйти отсюда.

И всё же…

Из этого тёмного круга, из пустоты, это страшное существо заговорило со мной. Можете считать меня безумной, но мне очень захотелось узнать, что же он скажет. Оно было заперто в круге. Оно не могло достать до меня, причинить мне боль.

Я добралась до диванчика и буквально упала на него. Ноги дрожали, пульс стучал в ушах. Я поправила очки, сделала вдох-выдох. Всё хорошо, я в безопасности.

«Почему я должна отвечать на твой вопрос?», — прошептала я с опаской. И поскольку уже всё равно неслась на всех парах в ад, добавила: «Ты бросил в меня печенье».

«Ты первая в меня его бросила».

Я уставилась на чёрный купол, хотя и ничего не могла рассмотреть. Это была…правда. «Что ты хочешь спросить?»

Последовала длинная пауза, видимо существо пыталось сформулировать вопрос. «Что это такое ты тогда бросила в kaīrtis vīsh?» Его английский был с акцентом, но часть вопроса была задана вообще не на английском. «Бросила во что?»

«vīsh магию».

Магию? Бросила в… ах. «Ты имеешь в виду круг вызова? Ты спрашиваешь, что я бросила в тебя?» В гортани начал зарождаться глупый смех, но я быстро его заглушила. «Печенье. Я бросила печенье».

«Это еда?»

«Да», — ответила я смущённо. «Ты их съел?»

Тишина. Это означало да? Я понятия не имела, как расшифровывать его молчание. Кто знает, что означает долгое молчание в разговоре с демоном?

О Боже! Я веду беседу с демоном! Я сошла с ума. Я только что чокнулась. Это помешательство на фоне стресса. Да, это точно оно.

Дверь манила меня, но я заставила себя сидеть на месте. Это был не страх, что приковал меня к дивану. Нет. Совсем другое чувство начало во мне просыпаться. Мой самый большой враг — любопытство.