— Что случилось? — спросил Шон.

— Он был великолепен, пока мятежники не убили его.

Ну, конечно.

Шон посмотрел на свой телефон. По его лицу я поняла, что ему не понравилось то, что он увидел.

— Что ты там увидел? — спросила я.

— Информацию о Рудольфе Питерсоне. У него есть своя собственная запись в Википедии.

— И что там говорится?

— Рудольф Питерсон является председателем и главным исполнительным директором «Питерсон групп», диверсифицированной холдинговой компании с активами в области нефти, судоходства, девелопмента недвижимости и прямых инвестиций. Википедия указывает стоимость его активов между 50 и 100 миллионами.

— Итак, сеньора дрифан едет сюда, чтобы встретиться с мультимиллионером, который является злым человеком и которому нельзя доверять, и она хочет Роял гамбургер на ужин. — Я медленно выдохнула.

— После чего возникает вопрос. — Шон посмотрел на меня. — Дина, насколько ты защищена в реальном мире?

— Что ты имеешь в виду?

— Ты владелица земли, на которой стоит гостиница?

— Я владею этой землей и двадцатью тремя акрами земли позади нее. Все, что находится за гостиницей, принадлежит мне.

— В ипотеку?

— Нет, Шон. Первоначальный участок в шесть акров был предоставлен Ассамблеей по гранту. Что нерушимо. Я купила восемь акров земли сразу за нами, после того как Калдения переехала сюда, а остальные девять акров — сбоку и позади гостиницы, после мирного саммита. Я владею ими полностью без ипотеки.

— Хорошо. — Его лицо, казалось, ничуть не просветлело. — Я собираюсь позвонить Мараису.

Он вышел наружу.

Я забарабанила пальцами по подлокотнику кресла.

— Это маленькое существо говорило по-английски, как американец. Точнее, как южанин. «Бургэр». «Довьрять».

— Так ты считаешь, что его сеньора говорит также. — Калдения нахмурилась. — Как может американка стать сеньорой дрифаном?

— Не знаю. — Пазл пока не складывался.

— А что это за вообще такое Гранд бургер? — спросил Орро с порога.

Я практически подпрыгнула. Он был настолько тих, что я и забыла, что он находится здесь.

— Это бутерброд из «Пира бургеров», сети быстрого питания, — сказал ему Шон, возвращаясь в дом. Быстро он. Должно быть, он попал на голосовую почту.

— Я видел такое по вашему телевизору. Принеси его мне, и я его приготовлю.

Я вздохнула.

— Орро, если эта особа родом с Земли, родом из нашей страны, то Гранд бургер, вероятно, имеет для нее сентиментальную ценность. Она хочет вспомнить: бургер, картошку фри, кока-колу. Это дешевая еда, недостойная твоего таланта. Лучше всего просто купить его для нее.

Орро выпрямился во весь рост.

— Ты хочешь принести еду с улицы на мою кухню?

О, только не это.

— Разве я не «Красный тесак»?

Вот и приплыли.

— Разве я не готовил деликатесы с тысячи планет?

Его иглы встали торчком. Он поднял правую руку, широко растопырив когти, взывая к небесам.

— Разве я не мастер своего дела?

Он замолчал, свирепо глядя на меня.

— Безусловно, — сказала я, стараясь, чтобы мой голос звучал успокаивающе. Все это закончится катастрофой.

— Тогда ты принесешь мне этот Гранд бургер, и я его приготовлю. Ты попробуешь его и заплачешь, потому что это будет лучший Гранд бургер, который когда-либо украшал человеческий рот.

Он резко развернулся и зашагал в кухню.

— Мы должны купить ему плащ, — сказал Шон.