Глава 2 Ужасный медовый месяц на линии фронта

Проекция ещё даже не померкла до конца, а Первый Ангел уже стояла возле Дамиэля. Никс двигалась так быстро, что я даже задалась вопросом, не обладала ли она магией телепортации, которую ото всех скрывала.

— Демоны этим вечером ведут себя нахально, — заметила Никс, обращаясь к Дамиэлю.

То есть, Первый Ангел посчитала, что послание было от демонов. Я не была так уверена. С чего бы им намекать на свои планы, давая нам шанс остановить их?

— Похоже, твои подозрения были верны, Драгонсайр, — сказала Никс. — Ты должен немедленно возобновить расследование. От этого может зависеть сама судьба Земли.

Взгляд Дамиэля метнулся ко мне, затем обратно к Никс.

— Я запрашиваю помощь Лайтбрингер.

Иметь возможность назначать солдат на миссии — это одно из особенных преимуществ должности Мастера-Дознавателя.

Никс окинула меня беглым оценивающим взглядом.

— Если это необходимо.

— Необходимо. Её способности внесут значимый вклад в успех миссии.

— Ладно, полковник. Но не подключайте больше никого. Дело слишком деликатное.

Он кивнул.

— Понял.

— Вы оба отправляетесь в путь немедленно.

Сказав это, Никс развернулась и зашагала обратно.

— Идём со мной, — сказал мне Дамиэль. Не дожидаясь ответа, он пошёл к двери.

Я последовала за ним.

— Тебе надо переодеться и подобающим образом вооружиться, — произнёс он, пока мы шли по широкому коридору.

— Ладно.

Я не спрашивала, куда мы направляемся, или в чём заключалась миссия. Что бы там ни было, это явно в высшей степени конфиденциально.

Дамиэль искоса взглянул на меня.

— Итак, похоже, ты застряла со мной ещё на какое-то время.

— Мы теперь женаты, Дамиэль. Думаю, мы застряли друг с другом дольше, чем «на какое-то время».

— Действительно.

— По правде говоря, я рада сейчас отправиться на миссию с тобой.

— О, вот как? — переспросил он, весело хмыкнув. — Я думал, ты ещё в прошлый раз пресытилась сварливым Мастером-Дознавателем.

— Нет, не пресытилась. И нам надо поговорить.

— О чём?

— Об этом, — я показала на себя, затем на него. — О нас. О нашем новом положении. Нашем браке.

— А, — он выглядел развеселившимся.

— У нас не было выбора в этом вопросе, но поскольку теперь мы женаты и «застряли» друг с другом, нам действительно стоит узнать друг друга лучше.

Выражение его лица сделалось серьёзным, сдержанным.

— Ты уверена, что хочешь узнать меня лучше? Большинство людей этого не хочет.

— Я — не большинство людей.

Дамиэль пристально присмотрелся ко мне.

— Да, — согласился он. — Ты — действительно не большинство.

Мы дошли до двери в его комнату.

— Одевайся для тёплой погоды. Мы скоро отправляемся в путь, — сказал он, затем зашёл внутрь.

Я продолжила идти по коридору до своей комнаты. Она находилась в отдельном крыле здания. Размещать ангелов в гостевых комнатах как можно дальше друг от друга — стандартная практика; это минимизировало поединки между ними и последующий сопутствующий ущерб.

Когда я добралась до своей комнаты, у двери стояла Аллегра.

— Итак, ты отправляешься с полковником Драгонсайром, — сказала она.

— Полагаю, все это обсуждают, — я открыла дверь, и она вошла внутрь.

— Конечно, — сказала она, как только дверь за нами закрылась. — Вы единственная пара «ангел-ангел» в Легионе, — её губы изогнулись в лукавой улыбке. — Надеюсь, медовый месяц будет романтичным.

Я сбросила свадебное платье и переступила через него.

— Это не медовый месяц. Это миссия.

— Кто сказал, что нельзя сочетать приятное с полезным?

— Ну, ты такого точно не говорила.

— Каденс, временами я волнуюсь, что ты вообще не захочешь веселиться.

— Зато ты веселишься за нас двоих.

Она усмехнулась.

— Верно.

— Это будет ужасно, — пробормотала я.

— Что?

— Медовый месяц. Ужасный медовый месяц на линии фронта.

— И против чего же ведётся борьба на этом фронте? Против монстров? Или против жениха?

Я фыркнула, затем повернулась, чтобы посмотреть на одежду, висевшую в моём шкафу. Дамиэль намекнул, что моя стихийная магия воды будет важна для этой миссии, но я понятия не имела, куда мы направляемся. Но он также сказал мне одеваться для тёплой погоды. Униформа Легиона для тёплой погоды состояла из майки и шортов. Именно такой комплект я и схватила.

— Полковник Драгонсайр может посчитать такой выбор одежды за приглашение, — поддразнила меня Аллегра.

Я посмотрела на шорты — или, скорее, шортики. Они были почти такими же короткими и облегающими, как моё нижнее белье.

— А если я надену комплект цельной металлической брони? Как он интерпретирует такое? — поинтересовалась я.

— Как вызов? — предположила она, приподняв брови.

— Я не собираюсь несколько часов анализировать варианты того, как он может интерпретировать все опции униформы. Я надену это, потому что будет жарко.

Аллегра скользнула взглядом по моему телу.

— В этом я не сомневаюсь.

Я сердито посмотрела на неё.

— Ты не помогаешь.

— Ох, прости. А я должна была помогать?

Я посмотрела в её забавляющиеся глаза.

— Иногда я задаюсь вопросом, может, моя жизнь стала бы проще без друзей.

— О, несомненно, но в то же время это будет невыносимо скучно.

Я вздохнула.

В то же мгновение всё озорство ушло с её лица. Она как будто превратилась в совершенно иного человека.

— Шутки в сторону, как ты на самом деле относишься к тому, чтобы провести всё это время с Дамиэлем Драгонсайром? — спросила она у меня.

— Я немного ошеломлена, — призналась я. — Всё происходит так быстро.

— Но ты же этого хотела, верно?

— Я хотела поговорить с ним. Узнать его получше. Может, поужинать вместе, — я покачала головой. — Но не сразу же замуж выскакивать.

— Брак — это всего лишь очередная миссия, — она приподняла тёмные брови. — И, будем надеяться, не самая неприятная.

Она намекала на секс, на нашу обязанность делать будущих ангелочков.

— Я до сих пор новый ангел. Я не буду фертильна ещё несколько лет, — напомнила я ей.

— И это даёт тебе предостаточно времени, чтобы попрактиковаться.

Смущение сорвалось с моих губ смешком.

Женщины-ангелы славились своим бесплодием. Беременность становилась возможной лишь раз в несколько лет. Когда у ангела случалась Горячка (период, в который её магия нарастала, а тело становилось фертильным), это вызывало хаос в рядах всех солдат Легиона, находившихся поблизости — хоть мужского, хоть женского пола.

Но даже когда женщина-ангел была фертильна, вероятность зачатия оставалась очень низкой.

— Ну же, Каденс, — Аллегра села на мою кровать. — Как ты на самом деле относишься к тому, чтобы отправиться на очередную миссию с полковником Драгонсайром?

— Нормально, наверное.

Она улыбнулась, но больше не дразнила меня по поводу моей влюблённости в Дамиэля Драгонсайра.

— Что за миссия?

— Ну, думаю, это должно иметь отношение к большой дымящейся башке, которая появилась в зале торжеств.

Она закатила глаза.

— Очень определённо, Каденс.

— Это все, что мне известно.

Один резкий громкий стук раздался у моей двери. Я узнавала стук генерала Сильверстара сразу же. Стоило мне открыть дверь, как он широкой походкой вошёл внутрь.

У моего отца было суровое лицо и выступающие скулы. Глаза были зелёными, как лес после дождя, тёмные волосы подстрижены коротко, безо всяких выкрутасов.

Он был полностью одет в боевую униформу из чёрной кожи — точно такую же Дамиэль надел на нашу свадьбу. За спиной мой отец носил огромный двуручный меч. Я всегда гадала, как такое громадное оружие не мешалось, когда мой отец призывал свои крылья. Но почему-то оно никогда не мешалось. Магия какая-то.

Мой отец архангел отрывисто махнул рукой и остановил взгляд холодных глаз на Аллегре.

— Вы свободны, капитан, — сказал он ей.

Аллегра ушла, и мы с моим отцом остались одни. Я начала вооружаться для миссии.

— Будь осторожна, Каденс.

Он беспокоился не о том, что я могу порезаться ножами; я управлялась с ножами с того самого возраста, как только смогла удержать один из них в руке. Нет, должно быть, он беспокоился о «дымчатой» угрозе, которая прервала свадьбу.

— Полковнику Драгонсайру нельзя доверять, — продолжил он.

Так дело не в угрозе демонов. Дело в Дамиэле.

— Не доверяй ему. Не подпускай его близко к себе.

— Я вышла замуж за Дамиэля по приказу Легиона, — ответила я. — Я уже близка к нему. Мы уже связаны.

— Да, ты замужем за Драгонсайром. Это ничего не значит, — ответил мой отец. — Не впускай его в своё сердце. Не открывайся ему. Мастер-Дознаватель выследил, допросил и убил многих солдат Легиона. Он сеет недоверие. Он всюду видит плохое. Такова его природа.

— Такова его работа. Я не считаю, что такова его истинная природа, — я защищала Дамиэля.

Но мой отец был настроен непреклонно.

— Не все хорошие, Каденс. Если бы только я мог уберечь тебя от брака с Драгонсайром. Но Первый Ангел отказалась прислушиваться к голосу рассудка в этом вопросе.

— Ты говорил с Никс. Ты пытался убедить её отменить этот брак, — осознала я.

— Конечно. Но Первый Ангел настояла, чтобы вы с Драгонсайром поженились.

Я не удивилась. Никс не стала бы отменять брак, когда у неё на руках два магически совместимых ангела. Такое счастливое стечение обстоятельств может никогда не повториться. Первый Ангел не стала бы разбрасываться такой возможностью. Напротив, она, наверное, уже пыталась понять, как повторить такое магическое чудо.

— Остерегайся Драгонсайра, — сказал мой отец.

Затем он вышел из моей комнаты, и эхо его предупреждающих слов повисло в воздухе, как звон колокола над сонной заснеженной деревней перед рассветом.

Я схватила свой меч, затем пошла по коридору обратно к комнате Дамиэля. Я уже подняла руку, но постучать не успела — дверь сама открылась. Дамиэль находился на другом конце комнаты, возле открытого сундука с оружием, так что дверь он, должно быть, распахнул с помощью магии.

Я шагнула через порог. Его комната представляла собой покои, достойные ангела, и с соответствующей отделкой в золотых, красных и зелёных тонах.