∙ ГЛАВА 34 ∙ БО

С днём рождения тебя…
С днём рождения тебя…
С днём рождения, дорогая Мабри…
С днём рождения тебя!

Мы собрались во внутреннем дворике у Сэма и Ребекки и сейчас стояли чуть в стороне, наблюдая, как Мабри задувала свечи на праздничном торте. С улыбками на лицах все поздравляли её и хлопали в ладоши, а она сразу же устремила взгляд на лица её мамы и папы, купаясь в их радостном волнении.
Я взял Дакоту за руку и, наклонившись, прошептал:
— Ты как, в порядке?
Она кивнула, но её взгляд был сосредоточен на красивой маленькой куколке в розовом нарядном платье. Стол был полон детворой, сующей пальцы в глазурь, хихикающей и болтающей об игрушках и играх, и это наполняло наши сердца той простой благодатью, которую я редко чувствовал раньше.
Ребекка вытащила свечи из торта, а Сэм начал нарезать его маленькими квадратиками и складывать в блюдца с шоколадным мороженым. Когда все малыши по уши были вымазаны сладостями, Ребекка направилась к нам.
— Большое спасибо, что пришли, — с благодарным взглядом и искренней улыбкой сказала она. — То, что вы здесь, очень много значит. Вы оба.
Дакота прилетела в начале недели, и мы запланировали встречу с Сэмом и Ребеккой. Все вопросы были сняты, и мы вчетвером пришли к согласию. Дакота и я станем частью жизни Мабри, и когда она станет достаточно взрослой, чтобы попросить о встрече со своими биологическими родителями, мы расскажем ей правду.
— Мы бы ни за что на свете не пропустили её день рождения, — сказал я, поворачиваясь к Дакоте. — Пока мы живы, больше не пропустим ни одного.
— Пора открывать подарки, — объявил Сэм, привлекая внимание детей к карточному столу, накрытому скатертью принцессы и заваленному горой подарков в праздничных упаковках. Первой он протянул ей нашу маленькую синюю коробочку с белой лентой.
Мабри сорвала крышку коробочки, и вытащила серебряный медальон с выгравированной буквой «М» на внешней стороне и с её камнем-талисманом – ярким изумрудом – внутри.
— Это от Дакоты и Бо, — сказала Ребекка.
Мабри закрутила головой, обводя глазами двор в поисках наших лиц, так, что тёмные волосы упали на её лицо. Она слезла со своего места за столом и первым делом бросилась в объятия Дакоты, обхватив её за талию.
— Спасибо, Дакота! — сказала она, прежде чем повернуться ко мне. Девчушка сморщила нос и подавила ухмылку. Строго говоря, она встречалась со мной только один раз, и это было в начале той недели, поэтому до сих пор не была уверена, как себя вести. В этот момент, склонив голову набок и глядя на меня из-под длинных тёмных ресниц, она была точной копией своей потрясающей матери. — Спасибо, Бо…
— Не за что, красавица, — я опустился на колени, пока не оказался на уровне её глаз. — Хочешь, я надену его на тебя?
Мабри кивнула и протянула мне коробочку. Я застегнул серебряный медальон у неё на шее и взъерошил её мягкие каштановые волосы, и после этого она побежала к столу, чтобы открывать новые подарки.
— Она привыкнет к тебе, — успокоила Ребекка. — Просто дай ей время.
— Я могу ждать сколь угодно долго, — дыхание перехватило, когда я подумал обо всём, что пропустил за последние десять лет, и обо всём, что пропущу в будущем. Не я стану отваживать мальчишек с дурными намерениями. Не я буду учить её водить машину или позировать рядом с ней на выпускных фотографиях. Не я поведу её к алтарю в день свадьбы.
Но я буду рядом столько, сколько смогу.
— Пойдём домой? — спросила меня через пару часов Дакота.
— Мне нравится, что теперь ты спокойно называешь ранчо своим домом, — сказал я, наклонившись и поцеловав её улыбающиеся губы.
— После стольких лет это действительно кажется чем-то противоестественным, но думаю, что привыкну.
Мы покинули дом Валентайнов и направились обратно на ранчо, подпрыгивая на неровностях в новом грузовике. По дороге Дакота просматривала на своём телефоне предложения, которые Эддисон отправила ей по электронной почте.
Я положил руку ей на колено, и она подвинулась и прильнула к моей руке, положив голову мне на плечо.
— Нам нужно составить какой-то распорядок, — она прищурила глаза, увеличив крошечные фотографии в телефоне. — С понедельника по пятницу я буду работать. И если у меня не будет других мероприятий, мы сможем на выходные летать домой. Ты уверен, что хочешь именно этого?
— Да, — ответил я не раздумывая. — Я не работаю. У меня ни черта не происходит, и будь я проклят, если буду тебе мешать осуществить твою мечту. Обещаю тебе, Дакота, что никогда не попрошу тебя пожертвовать чем-то ради меня пока мы живы. И там, откуда мы родом, никогда – это обещание.
Она тихо вздохнула, и через несколько минут мы уже ехали под сенью тенистых деревьев, ведущих к ранчо Мэйсонов.