Повозившись с радио я остановилась на вечернем ток-шоу, чтобы заполнить тишину. Затем откинулась на спинку сиденья и устроилась поудобнее.

img_5.jpeg

Я проснулась от звука приближающегося автомобиля.

Быстрый взгляд на приборную панель показал, что прошло около пятнадцати минут с тех пор, как я разговаривала с оператором. Включила дворники, чтобы убрать снег с лобового стекла, надеясь, что мне повезет, и водитель чудесным образом оказался в этом районе.

У меня желудок ухнул вниз, когда я увидела большой черный грузовик, что был тут ранее. Он проехал весь путь до задней площадки, припарковавшись на месте, которым всегда пользовался Билл.

Фары были выключены, а из-за тонированных стекол я ничего не видела. Дверь со стороны водителя начала открываться, и я снова потянулась к телефону, готовясь позвонить в полицию.

Я не собиралась ждать и выяснять, чего он хотел. Я была в ужасе.

Этот человек должен был давно уехать. У него не было никаких причин возвращаться сюда. Я боялась узнать, почему он был здесь, сама мысль об этом затрудняла дыхание.

Боковым зрение я заметила, как кулак в перчатке прижался к моему окну.

― Вам нужна помощь? ― спросил он, пристально глядя на меня.

― Я вызвала «Трипл-Эй». Они будут здесь с минуты на минуту, ― солгала я. ― Спасибо, ― добавила, когда он ничего не сказал.

Я позвонила в офис ​​шерифа, предварительно убедившись, что мои двери заперты и ждала, пока кто-нибудь ответит. Надеялась, что этот человек просто ушел. Я знала, что они отправят кого-нибудь так быстро, как только смогут, но потребуется время, чтобы кто-то добрался до меня.

― Сюда? Я сомневаюсь, что кто-нибудь приедет так скоро, ― наконец сказал он, словно только что прочитал мои мысли.

Шериф оказался на линии так же, как и...

Я закричала, инстинктивно вздрогнув от разбивающегося стекла. Рука в перчатке протянулась и схватила меня за волосы.

Прежде чем я смогла снова позвать на помощь, мне к горлу прижалось прохладное лезвие.

― Повесь трубку, ― тихо потребовал он, его акцент был выражен сильнее, чем раньше.

Я сглотнула и постаралась сморгнуть слезы, когда потянулась к своему телефону и отключила звонок, прервав все, что говорил шериф.

Все после этого, казалось, произошло в мгновение ока.

Он заставил меня выйти из машины, не удосужившись выключить двигатель.

Мое сердце словно вырывалось из груди, сильно ударяясь о ребра.

Он предупредил, чтобы я молчала, вытащил шприц из кармана и ткнул им в открытую часть моей шеи.

Последнее, что помню, ― это то, что меня затолкали в кузов грузовика.