— Она же убьет его, — возмутился другой голос.

— Не мешайте, пусть работает, — возразил Кейр. — Она — его единственный шанс.

Последовали новые протесты, но Эмма, тщательно изучая рану, проигнорировала их.

«Нужно залатать все возможные разрывы», — подумала она.

— Исцеляйся, черт побери!

«Пропусти свою магию через поврежденную плоть, и она вернется в нормальное состояние», — уверенный голос матери проник в её сознание.

— Исцеляйся! — вновь потребовала Эмма, на этот раз с меньшим разочарованием.

Сращивающаяся кость защекотала кончик её пальца, когда расширившееся легкое надавило на него. Выдернув палец из раны на груди Толанда, она со смешанным чувством изумления и ужаса наблюдала, как мышцы и кожа срастались прямо у нее на глазах. Пока не остался лишь бледно-розовый рубец в том месте, куда вошел кинжал. Дыхание Толанда стало выравниваться, а его пульс с каждой секундой приближался к норме.

— Кейр, — чуть слышно произнес он и, едва придя в себя, попытался подняться.

— Полегче, дружище, — Кейр покачал головой. — Тебе лучше немного отдохнуть.

— Эмили… Она предатель…

— Ш-ш-ш, — успокоил его Кейр. — Теперь всё кончено.

* * *

Эмма смотрела, как убитый горем Тадеус собирается с силами.

— Прости меня, Тол. Я не знал. Клянусь тебе, — он взглянул на Кейра. — Прости меня, Домисцин. Я приму любое наказание за предательство своей пары.

Кивнув ему, Кейр снова повернулся к Толанду.

— Давай поднимем тебя. Тебе нужно кое с кем познакомиться, — он посмотрел на двух стоявших рядом волчиц. — Эмма — моя Домисцина. Вы признаете её власть над собой, как мою собственную?

У обеих женщин были довольно кислые лица, и, тем не менее, они все же кивнули.

— Я не хочу портить такой счастливый для тебя момент, но, к сожалению, не смогу самостоятельно передвигаться. Я все еще не восстановился.

— Я — Мика, — представилась Эмме волчица. — Давай, я помогу тебе, пока Кейр занимается Толандом.

— Спасибо, Мика, — улыбнулась та.

— Как же так вышло, что ты еще и оборотень? — спросила другая волчица. — И ты умеешь произносить заклинания?

— Оставь её в покое, Джейлинн, — одернула ее Мика.

— Это долгая история, — миролюбиво сказала Эмма. — Но кое-что я тебе все же расскажу, если поможешь мне встать.

Джейлинн задумчиво постучала пальцем по подбородку, а затем кивнула.

— Думаю, я приму твои условия.

Эмма с трудом удержалась, чтобы не закатить глаза.

— Ты меня просто осчастливила.