Глава вторая

Лифт тихо заурчал, опуская Янто Джонса в тайное сердце Хаба.

Пиджак его костюма был пропитан влагой лившего всю ночь дождя, но он не замечал. Он нуждался в глотке свежего воздуха, который бы дал немного дополнительной энергии, и хотя пончики, что он нес в пакете, вряд ли были особо полезной для мозга едой, они идеально сочетались с чашечкой горячего кофе, который он поставил вариться.

Его плечи слегка ныли от долгого сиденья, уставившись в компьютерный монитор, и несколько минут после того, как поднялся, он не мог сфокусироваться. Не удивительно, что Тош носила очки. Янто заметил, что с ростом количества дней без нее восхищение погибшей коллегой росло. И не то чтобы в нем не было уважения к ней при жизни.

Его лицо приятно покалывало от дождя, но чтобы расслабиться требовалось больше чем пять минут ходьбы. Казалось, он будет разбираться в тонкостях компьютера Тош вечно. Он был технологическим тормозом, а Тош играла в высшей лиге. Даже с ее маленькими всплывающими подсказками многое из того, что она делала, оставалось вне его понимания.

Тяжелая металлическая дверь откатилась, открываясь, и он ступил в теплое освещение Хаба, проигнорировал компьютерную станцию и направился к прозекторской. Всплывающие подсказки вызвали улыбку, хоть каждая воткнула иглу в сердце. В духе Тош продумать каждую возможность.

— Кардифф вновь живет звуками музыки, пока город готовится к пятому ежегодному конкурсу любителей оперы

На телеэкране медленно шли новости, и, опустив пончики, Янто поискал пульт. Он порой любил фонирующий звук, когда работал и это был как раз такой случай, но Джек явно такого не приветствовал.

— …лучшие певцы страны прибудут на подготовку к финалу, который состоится в присутствии состава жюри через 11 дней в Центре Миллениум…

Янто вырубил телевизор и пошел на яркий аромат свежего кофе к закипающей машине. В руках с кофе он спустился в прозекторскую и замер на месте, увидев тело.

— Боже.

Джек поднял глаза.

— Не угадал. Это Ричард Гринвуд. 45 лет, из Ньюпорта.

— Что с ним случилось? — Янто напрочь забыл про кофе, смутно осознавая, что Гвен забирает его из рук. — Не говорите, что вивл.

— Что ж, не буду, — Джек обошел стол к другой стороне вскрытого трупа и осторожно поднял оторванный от спины кусок кожи. — Это не он. Что бы это ни было, оно не вивл. — Он свел брови. — Его разрезали одним движением от горла и вниз, но посмотри, это поразительно…

— Думаю, мне прекрасно видно и отсюда. — Стоя, где стоял и наблюдая за двумя коллегами пристально вглядывающимся в изуродованное тело, Янто не знал завидовать или немного нервничать из-за способности Джека и Гвен так переносить этот вид. Он знал свои лимиты.

— Я поняла, — воскликнула Гвен. — Кожа и одежда, — она подняла глаза. — кажется, они сплавлены вместе.

Джек кивнул.

— Странно, да?

Гвен подошла к столу с другой стороны и приподняла кожу мужчины. Его голубая пропитанная кровью рубашка тоже приподнялась.

— Видите?

Янто стиснул зубы и кивнул.

— Просто… замечательно.

Джек приподнял бровь.

— Придает совершенно новый смысл рубашке.

Прислонившись к стене, Янто потянулся к своему напитку. Кофе не выглядел таким же привлекательным, как десять минут назад, но его обжигающий вкус был именно тем, в чем нуждался организм, чтобы бороться с накатывающим чувством тошноты. О пончиках, безусловно, следовало забыть.

— Причины нападения? — умышленно игнорируя тело, Янто посмотрел на Джека.

— Мы знаем не так много. Нужно глубже изучить жертву. Он работал в банке, вовремя выплачивал по кредиту, женат, но детей нет. Более чем обычный Джо.

— За исключением того, что сейчас он мертв.

— Аха, и чтобы ни убило его, оно забрало гортань и голосовые связки в качестве сувенира.

Тошнота была побеждена любопытством. Янто взглянул на вскрытое горло.

— С чего бы кому-то такое делать? — он умолк. — И каким образом?

Джек пожал плечами.

— Думаю, именно это мы и должны выяснить. — Он потянулся за своим кофе. — Что там с Рифтом?

— Наблюдался всплеск активности Рифта после той электрической бури четыре дня назад, но в основном низкоуровневые показатели. Я сделал пару дополнительных анализов и могу сказать… — Янто перевел глаза с ожидающего взгляда Джека на Гвен и обратно, — Только помните, что я не эксперт, я думаю, что, возможно, буря была не совсем природным феноменом.

— Что ты имеешь в виду?

— Я думаю, что над Кардиффом прошла гроза, но ее электрическая составляющая пришла из Рифта, и они смешались. Возможно, и сама гроза была инопланетной.

Джек, хмуро посмотрел на Гвен.

— Мы не проверили показания по буре вовремя?

— Не смори на меня, — мотнула темной гривой Гвен. — Я была дома в постели с Рисом, и мы создавали собственную электрическую бурю.

Внимание Джека вернулось к Янто, и его лицо неожиданно залилось краской.

— Мы были здесь, но мы были… заняты.

Джек вдруг заулыбался.

— О, правда?

Боковым зрением Янто видел, как Гвен переводит взгляд с него на Джека, и сосредоточился на питье своего кофе. Не то чтобы она не знала про них с Джеком, но все равно каждый раз было странно открыто демонстрировать это.

Гвен хихикнула, нарушая неловкость ситуации.

— Значит, мы все упустили из виду.

На Джеке расцвела его лучшая мальчишеская улыбка.

— Или имели… в виду. Зависит от перспективы.

— И что теперь? — услышав из перешучивания, Янто забыл про стыд.

— Давайте положим труп в холодильник на ночь, и посмотрим, сможешь ли ты найти связь между активностью грозы из Рифта и сегодняшним всплеском. По крайней мере, мы будем знать, что имеем дело с прибывшими, — Джек посмотрел на Гвен. — Ты иди домой. Мы можем пойти в больницу и поговорить со свидетелями утром.

— Ты уверен?

— Конечно, я уверен, — он подмигнул. — Давайте выбираться отсюда.

Янто поднял свой кофе.

— Пойду займусь анализом.

— Не так быстро, большой мальчик. — Джек кивнул в сторону трупа. Можешь взяться за ноги. Нам нужно переложить его на тележку.

Застонав, Янто схватился за ботинки, надеясь, что не скорчил рожу. Было то, к чему он никак не мог привыкнуть, работая на Торчвуд.