— По мне, не похоже это на атаку вивла, — наконец выговорила она.

Джек кивнул.

— Ты права. Это не дело рук вивла. Вивлы агрессивны. В их атаках только агрессия и жестокость. А это… — он присел у головы трупа. — А это точно. Я хочу изучить надрезы, когда вернемся в Хаб. Спорю, он был вскрыт одним движением. Невероятно. — Он взглянул на Гвен. — Что-нибудь изъято?

— Исключая его кожу и жизнь?

Джек приподнял бровь.

— Это серьезная деталь, Гвен. Посмотри на тело.

Она посмотрела на красное месиво.

— Я не чертов доктор, Джек. Откуда мне знать? — Я не Оуэн — вот, что она хотела сказать, но это никого бы из них не порадовало. И в целом, здесь было не место для таких разговоров. Она поняла это по промелькнувшей в темных глазах капитана Джека тени.

— Что ж, тогда тебе нужно потратить немного времени на изучение карты человеческого тела, которая висит на стене в прозекторской. — Его голос был мягкий, но в нем вибрировала боль. Ее печаль была и его печалью. Иногда она ненавидела себя за необходимость переживать все взлеты и падения из-за сущности Гвен Купер.

Она нежно улыбнулась и присела рядом с ним.

— Буду считать это приказом. — Она посмотрела на вспоротый труп. — Так чего не хватает?

Джек указал на горло мужчины чуть ниже места, где оно было разрезано.

— Гортань и голосовые связки.

Гвен пригляделась. По зрелом размышлении, шейная область мужчины вокруг позвоночника выглядела пустой, но она не видела признаков травм.

— Они были вырваны?

Джек мотнул головой.

— Адамово яблоко в порядке, а гортань со всем остальным должны быть ниже. Но выглядит так, будто их вообще не было. Что сделало бы пение очень затруднительным, — он нахмурился. — Я не знаю ни один человеческий инструмент, который бы мог извлечь их так аккуратно.

Он коснулся почти незаметного блутуз устройства в ухе.

— Янто. Ты там?

Он замолчал, а Гвен подумала о Янто Джонсе, сидящем в тепле Хаба и, вероятно, попивающим кофе. Ей стало любопытно, что он станет делать с этим телом. Скорее всего, в меню ужина пицца входить не будет.

— Был ли всплеск активности Рифта на улице Гадалфа этим вечером? Мы в церкви св. Эммануила, — все еще сосредоточенный на звонке Джек поднялся, Гвен последовала его примеру. Он кивнул, автоматически реагируя на то, что сказали в наушнике. — Хорошо, мы будем в Хабе примерно через полчаса. Мы привезем с собой труп. Подготовь прозекторскую.

Разговор с Янто закончился, Джек повернулся к Гвен.

— Что бы это ни сделало, оно определенно пришло сквозь Рифт. Где-то час назад был всплеск. Янто сказал, что он начал расти за пару улиц отсюда, а тут сконцентрировался. Появился и исчез за минуту.

Улыбающаяся Гвен игриво уперлась одной рукой в джинсы бедра.

— Я могла бы сказать тебе это как только мы пришли сюда. Без всяких потерянных голосовых связок и всплесков Рифта.

— Неужели? — глаза Джека заискрились. — Поделитесь-ка, констебль Купер.

Посмотрев вверх, она указала на некогда впечатляющий витраж в стене. Он был разбит, цветные осколки посыпались внутрь и спрятались в тени у стены.

— Ни один преступник-человек не стал бы забираться сюда в окно на такой высоте, если можно воспользоваться чертовой дверью. — Широко улыбаясь, она изогнула бровь и качнула бедрами, идя по проходу мимо Джека по направлению к выходу. — Я скажу полицейским, что они могут прийти и прибрать тут, сказать?

Джек улыбался и глядел вверх на окно.

— Думаю, пицца сегодня с меня, да?

Гвен рассмеялась и вышла под дождь.