Мигель показал сестре средний палец и обратился к брату.

— Жозе, доктор Фри lambón52. Держись от него подальше. От него одни неприятности.

Жозе пожал плечами.

— Я же не могу прогуливать его лекции. Не сейчас точно. И его занятия — мой профильный предмет. Возможно, облапанная задница стоит дополнительных баллов.

— Даже не начинай, hermanito.

— Да и вообще, как ему все сходит с рук? — спросила Джулия.

— Никто, как мне кажется, на него ни разу не жаловался, — сказал Жозе. — Скорее всего, потому что большинство хотят получить дополнительные баллы. Ну или что он там всем обещает. Или, может, он просто невероятен в постели. Это все ужасно сбивает с толку. И почему твой друг, Мигелито, просто на него не нажалуется?

Мигель провел рукой по своим волосам.

— Дев и нажаловался. Просто это не первый преподаватель, которого обвиняет Дев, и теперь администрация считает, что у того какие-то гомофобные предрассудки.

— Погоди. А сколько преподавателей-геев на кафедре биологии? — спросила Джулия.

— Насколько мне известно, двое, — ответил Жозе. — Доктор Фри и доктор «Бабочка». В смысле, доктор Кончиловски.

— Так, я не сильна, конечно, в математике... — начала Джулия.

— Вообще, — перебил ее Жозе.

— ... но это значит, что этот Дев в чем-то обвинял твоего парня, Мигелито?

Мигель вздохнул.

— В том, что тот шпионил за чуваком, который жил в этой квартире. Олдридж живет в доме напротив. Кроме того, Олдридж у того парня не преподавал, а у Дева не было никаких доказательств, поэтому это дело так никуда и не пошло.

— Это... правда, очень странно, — сказала Джулия. — Я вроде и хочу узнать подробности, а вроде и нет. Потому что будет как-то стремно, если вы поженитесь, и мы все соберемся на семейном ужине, а я только и буду представлять, как твой парень пялился на какого-то чувака... хотя секундочку.

— Что? — спросил Жозе.

— Ты не задергиваешь шторы. Никогда вообще. Даже если здесь спишь. И переодеваешься. Боже. Какой ты извращенец. — Джулия заржала, как чертова гиена.

¡Cállate! Оба!

Жозе присоединился к издевательскому смеху своей близняшки.

— Я не шучу, — произнес Мигель, но ему показалось, что ни один из близнецов его не слушал.

— Думаю, я бы тоже не задергивала шторы, если бы в доме напротив жил сексуальный профессор, — призналась Джулия.

— И натурал, — добавил Жозе.

— Да, определенно натурал, — согласилась Джулия.

— Но он же может оказаться би, — сказал Жозе. — И тогда мы оба сможем гулять перед окнами голыми.

— Можно подумать, кто-то хочет видеть твое голое тело. — Джулия закатила глаза.

— Я сексапильный. Правда же, Мигелито?

Мигель вскинул руки.

— Я от этого воздержусь. Разбирайтесь сами, Жозе.

— Ладно, ты сексуален, но согласилась я только потому, что ты мой близнец.

— Это логично. — Жозе улыбнулся сестре.

— Логично для близнецов.

Они ударили кулаками.

— Я вас обоих ненавижу, — признался Мигель. — Выметайтесь отсюда.

Они одновременно показали ему языки, но, к счастью, оставили в покое. Мигель подошел к окну и снял футболку.