Глава 1. Переход

Ирина возвращалась домой позже обычного из-за того, что, что хоровая репетиция перед завтрашним концертом слишком затянулась. Усталость и пропущенный обед давали о себе знать тягучей головной болью, сознание пребывало в состоянии полубодрствованья.

Вагонный состав летел сквозь черноту метро. Тусклый светильник слабо отражался в мутном стекле.

С трудом подавляя сонливость, она постаралась сконцентрировать внимание на чём-то вещественном и обыденном. Обычно помогало.

Взгляд скользнул по девушке в красной шапке, сидящей напротив; зацепился за непривычный, тёмный оттенок кожи у парнишки-мавра, покачивающегося в ход движению в трёх шагах от неё. Потом упал на газету в руках соседа-пассажира.

«Работа»

Под выделенным заголовком бежал ряд объявлений, набранных мелким шрифтом. Буквы на дешёвой серой бумаге были едва различимы, поэтому обведённый ажурной рамкой текст резко бросался в глаза:

 

«Дракон-Хранитель ищет свою невесту. Объявляется набор девушек для прохождения кастинга. Требования: умение воспринимать тонкие вибрации, большой магический потенциал, желание совершенствоваться, стрессоустойчивость.

Работодатель: распорядитель Драконьих Игр, Шах Чад.

Если вы читаете это объявление прямо сейчас, наши люди непременно свяжутся с вами в ближайшее время».

 

Ирина моргнула, пытаясь понять: она всё-таки задремала или это чья-то шутка?

Но даже после того, как она отвела глаза, а потом вновь взглянула на страницу, объявление никуда не делось. Яркая, завлекающая надпись оставалась на прежнем месте и перестала раздражать лишь после того, как сосед-пассажир, свернув газету, направился к дверям.

Состав вновь устремился вперёд, разрезая собой темноту подземки. И снова усталость и мерное покачивание попытались затянуть Ирину в сон. Чтобы отвлечься на этот раз, она принялась вспоминать хоровую партитуру, пропевая её про себя. Закрыв глаза, в деталях представила нотный стан, разбросанные по нему, словно птицы на высоковольтных проводах, ноты.

Восходящее, нисходящее направление мелодии…

Открыв глаза, она едва удержалась от вскрика: в полупустом вагоне, прямо напротив неё сидел жуткий тип – Безумный Шляпник.

С чёрного двубортного пальто зловеще подмигивали, мерцая, огромные серебристые пуговицы. Как и полагается всякому уважающему себя Безумному Шляпнику, незнакомец носил шляпу с высокой тульей.

Первой мыслью Ирины было: «Угораздило после безумного дня нарваться на сумасшедшего».

Надежды на то, что странный тип не пристанет было мало. Очень уж выразительно он смотрел на Ирину. Вдобавок ещё и гаденько так улыбался.

Решив его игнорировать, Ирина, вновь прикрыв глаза, постаралась вернуться к партии в надежде на то, что, если морок не замечать, он сам собой рассеется.

Проверка связи и – ура! Безумного Шляпника больше нет! Его место пустует!

– Добрый вечер. Кстати, вы находите сегодняшний вечер добрым? – прожурчал над ухом вкрадчивый голос.

Повернув голову, Ирина встретилась взглядом с откровенно забавляющимся её оторопью преследователем.

– Нет, – как можно прохладней ответила она и потянулась за наушниками, пытаясь скрыться от ненужного собеседника в мире музыки.

Не получилось.

– Вы прочли объявление, – прозвучало не как вопрос, а как утверждение.

– Какое объявление? – решила притвориться Ирина на всякий случай, хотя сразу поняла, о чём речь.

– Прочли, – посмеиваясь, покивал головой Шляпник. – Не отпирайтесь. Я видел.

Он наклонился ближе и довольно зашептал ей на ухо:

– Объявление о невесте для дракона. Вы теперь в игре. А моя работа – доставить вас к месту её начала.

– Куда доставить? – на автомате спросила Ирина.

– На планету Сирхат. В переводе на знакомый тебе язык, красавица, это означает «Планета Огня». Но не волнуйся. С виду она ничем не отличается от Земли. По крайней мере, по началу.

– Даже не думала волноваться, – пожала плечами она в недоумении. – Ни на какие Сирхаты я отправляться не намерена, потому что мне нужно идти на занятия по специальности, и… – она осеклась, перестав понимать, зачем вообще всё это ему говорит. – Моя остановка. Извините, но мне нужно идти. Всего доброго.

Шляпник вдруг резко схватил её за руку, чувствительно, до боли сжимая предплечье пальцами.

– Это уж вы извините, но ни на какие занятия вы завтра не попадёте. Потому, что будете уже на Сирхате. Как бы быстро вы от меня сейчас не побежали, от случившегося не сбежать. Заклинание приведено в силу. Оно вот-вот начнёт действовать. Может быть, даже уже… воля ваша, но со мной осуществить переход было бы проще.

– Ок. Отличного вам перехода туда… ну, куда вы там собрались? – стряхнув с себя удерживающую её руку Ирина пулей выскочила на перрон.

Она шла, то и дело оглядываясь в опасении, как бы нелепый сумасшедший не последовал за ней.

Но, слава богу, нет. Не последовал.

В метро всё ещё было многолюдно. Это успокаивало. Иллюзия о том, что хищники нападают только в безлюдном, тёмном месте, необоснованно живуча.

Ирина ускоренным шагом двигалась вперёд. Поднявшись по эскалатору, пройдя через турникет, так и не заметив на выходе из метро ничего подозрительного, она понемногу успокоилась.

Город дышал привычной суетой. Сияли фонари, бежали сверкающей вереницей автомобили, словно железная река, непрерывно текущая в разных направлениях. И, словно симпатичные муравьи, сновали повсюду, туда и сюда, люди.

Ещё пару остановок до дома Ирина проехала на троллейбусе.

Квартирка, где она жила, находилась в спальном районе, настолько тихом, что после оживлённых центральных улиц Ирина почувствовала себя на них неуютно. Возможно, свою роль тут сыграла и недавняя встреча, да ещё поднявшийся бог весть откуда, густой туман?

Вообще-то осенью туманы не редкость, но на этот раз надвигающиеся белые щупальца молочного цвета, медленно расползающиеся и смешивающиеся с темнотой, как кофе с молоком, действовали угнетающе.

Ветер дул с одной стороны, а туман полз ему навстречу, хотя такого, вроде как быть не могло?

Ирина прибавила шаг и в какой-то момент поняла, что теряет ориентацию в пространстве. С одной стороны – смешно, с другой – жутко. Стены домов, деревья, асфальт как будто поменялись местами с чем-то, что мозг отказывался распознавать и идентифицировать.

Почему-то возникло стойкое ощущение, что она находится на мосту? Иллюзия была до такой степени полной, что Ирине даже казалось, будто она слышит отдалённое журчание воды.

Она остановилась, стараясь перевести дыхание.

Было очень тихо. Мир как заволокло плотным серым одеялом. Он будто вовсе исчез.

Ирина осознала, что её трясёт.

Так! Нужно успокоиться! Родной дом стоит где-то рядом, всего в нескольких метрах от неё. Сейчас она отыщет спасительный подъезд, поднимется по знакомым ступенькам и спрячется от пугающей мороси. Дома её ждут привычные расслабляющая горячая ванна и бодрящий ароматный чай.

Успокаивая и подбадривая себя подобным образом, Ирина пошла вперёд, тихо ступая в застывшем беззвучном мороке.

Но туман не отступал – даже и не думал. Неприятное ощущение, будто она никогда раньше не была в этом сумрачном холодном месте, лишь нарастало с каждым шагом.

Рациональная половина всё громче заявляла о том, что она идёт слишком долго. Что уже давно должен был возникнуть козырёк, если не над её родным подъездом, так хоть над каким-нибудь ещё. Или дерево? Или – фонарный столб? Или хотя бы случайный прохожий? Но – ничего!

Ничего, кроме проклятого тумана. Ирина пробиралась сквозь липкую холодную тьму уже бог весть сколько времени, а конца и края кошмару не предвиделось.

Сердце учащённо билось. В нём, словно ледяной ветер, завыла паника.

Ужас овладел душой до такой степени, что Ирина побежала вслепую, неизвестно куда. Она мчалась, пригнув голову, сквозь ночной сырой воздух, который прилипал к губам и забивал горло как ватой, так, что трудно становилось дышать.

Туман оборвался резко, словно ткань ножом отрезали. Но легче от этого не стало.

То, что открылось взгляду, объяснить не представлялось возможным.

Она должна была находиться в спальном районе Москвы – районе, состоящем из многоэтажек, автомобильных парковок, детских площадок, небольших газончиков.

А стояла она перед горной цепью, покрытой первозданными могучими лесами.

Взгляд ошарашенно метался, обводя бесконечную череду зубчатых скал, острых утёсов, теряющихся вдали, вздымающих вверх заснеженные вершины. Заходящее солнце окрашивало их где густо-синими, где лиловыми тенями.

Никогда в жизни Ирина не наблюдала подобного пейзажа. И разум твёрдо продолжал настаивать на том, что и сейчас – не могла.

Над ущельем клубились тучи, тяжёлые и чёрные.

Словно прямо из грозового облака вырвался экипаж, мчащийся по узкой дороге, похожей на петляющую тропинку. От взмыленных боков лошадей валил пар.

Когда экипаж поравнялся с парализованной от шока Ириной, она увидела… Безумного Шляпника из метро. Закатные лучи солнца осветили его резко очерченный жёсткий рот с ярко-красными губами. Как и в первую их встречу он широко растягивал их в насмешливой ухмылке.

– Привет, красавица! Я же говорил, что мы скоро встретимся? Зря ты не приняла моего предложения сразу. Вдвоём катиться веселей! – подмигнул он.

Ирина попятилась.

Ей хотелось бежать и спасаться. Только куда бежать-то? Она понятия не имела.

Безумный Шляпник ухмыльнулся ещё шире, хоть это и казалось невозможным:

– Отрицание, гнев? Слушай, давай уже сразу к принятию, ладно? Ты можешь продолжать отрицать очевидность или, облегчив нам жизнь, быстро её принять.

– Что принять-то?

– То, что ты Избранная. Заметь – Избранная именно с большой буквы, – хохотнул Шляпник.

– Для чего избранная? – допытывалась Ирина.