Глава 7. К берегам фатерлянда

Вернувшись на базу с драгоценным грузом и отдохнув после утомительного путешествия, Росс сообщил Глюкенау о завершении своей миссии. В этот же день, в резидентуру в Рио-де Жанейро была отправлена шифровка, и через трое суток в лагуну вошел траулер Крюгера. Приказав команде начать разгрузку судна, на котором он доставил очередную партию продовольствия, капитан-лейтенант сошел на берег и отправился в миссию. Там, встретившись с Роге и Глюкенау, которые просматривали подготовленные для передачи в Берлин документы, он сообщил им о гибели «Эмпайера».

— Великолепно, черт возьми! — вскочил из-за стола, потирая руки, Глюкенау. — Вот и первая победа нашего оружия, о чем мы донесем в Рейх.

— Да! — с пафосом произнес Росс. — Я рад буду это сделать и, уверен, ваши труды оценят по заслугам.

— Позвольте мне сообщить еще одну новость, господа, — нахмурившись, сказал Крюгер. — По всей видимости, погибла и лодка фон Майера.

На минуту в кабинете возникло тягостное молчание.

— Откуда вам это известно? — настороженно спросил Глюкенау?

— От нашего источника на базе англичан. Спустя несколько часов в квадрате, где затонул «Эмпайер», их патрульный самолет обнаружил и разбомбил находившуюся в надводном положении немецкую подлодку.

— А может быть это была какая-нибудь другая лодка, патрулировавшая в этих водах? — взглянул Росс на Глюкенау.

— Вряд ли, — пробурчал тот. — Теперь мне ясно, почему Майер дважды не вышел на связь в обусловленное время. Ханц, когда вы готовы выйти в море с нашими гостями?

— Рано утром, — ответил капитан-лейтенант. — Ночью, в трех милях от острова Маражо, я высажу их на борт возвращающейся в фатерлянд субмарины.

— Ну что же, пока отдыхайте, а мы с полковником завершим некоторые дела.

— Слушаюсь, — ответил Крюгер и тихо прикрыв за собой дверь, вышел из кабинета.

— Я думаю, Гюнтер, при докладе в Берлине вам не следует делать упор на гибели лодки фон Майера, — сказал Глюкенау, наблюдая в окно за удаляющимся капитан-лейтенантом. — Это досадные издержки, и они неизбежны. Главное, мы создали доселе небывалоеморское оружие, и оно кардинально изменит ход войны за Атлантику.

— Можете не сомневаться Людвиг, я так и сделаю — ответил Росс. — Тем более что потопление столь крупного транспорта, говорит само за себя.

— Очень надеюсь на вас. А теперь нам следует сообщить о гибели лодки Торриани. Чтобы у него не возникло лишних вопросов по поводу Магро. Итальянцы, знаете ли, импульсивный народ.

— Да уж, темперамента им не занимать, — согласился Росс.

После этого Глюкенау подошел к столу и, связавшись по телефону с базой, вызвал к себе лейтенанта.

Тот явился незамедлительно и, войдя в кабинет, вытянулся у двери.

— Проходите, Торриани, присаживайтесь, — кивнул на стоящее у окна кресло Росс.

— Благодарю вас, сеньор полковник! — отчеканил лейтенант и прошел к окну.

— Мы вынуждены сообщить вам скорбную весть, Винченцо, — встал из-за стола Глюкенау. — Капитан Магро погиб вместе с экипажем фон Майера при выполнении боевого задания.

— Мама мио, — сдавлено прошептал итальянец и закрыл руками лицо.

— Мужайтесь, лейтенант, это тяжелая утрата, но ничего не поделаешь, мы солдаты — напыщенно произнес Росс.

— Мне можно узнать, как это случилось? — спросил утирая слезы Торриани.

— Их лодку атаковал английский патрульный самолет.

— И никто не спасся?

— Насколько нам известно, нет, — забарабанил пальцами по столу Глюкенау. — Но до этого они пустили на дно океанский транспорт. Я представлю Магро и фон Майера к высшим наградам Рейха.

— Благодарю вас, сеньор, — встал с кресла взявший себя в руки Торриани. — А я, по возвращению в Италию, клянусь отомстить англичанам за своего командира!

— Достойный ответ, — кивнул головой Росс, — и вскоре вам представится такая возможность. Завтра утром мы отбываем в фатерлянд, откуда вас отправят на родину. Так, что собирайте вещи, Торриани.

— А это, Винченцо, вам от меня на память, — сказал Глюкенау и, подойдя к лейтенанту, протянул ему серебряную зажигалку в виде дельфина.

— Благодарю вас, сеньор капитан. — Я могу идти?

— Идите…

Ранним утром, едва над морем джунглей забрезжили первые лучи солнца, траулер Крюгера, со стоящими рядом с ним на мостике Россом и Торриани, отдав швартовы, отошел от причала. Его провожали Глюкенау и Ланге.

Подойдя к протоке, судно дало прощальный гудок и исчезло в зарослях.

— Да, опасное им предстоит путешествие, — сказал Глюкенау, обращаясь к Ланге. Англичане с каждым днем усиливают свое присутствие в Атлантике.

— Будем надеяться на лучшее, — лаконично ответил тот, и оба пошли к стоящему неподалеку автомобилю с дремлющим за рулем водителем.

Миновав протоку, судно Крюгера вышло на большую воду и стало спускаться к дельте реки.

— Вот и конец вашей командировки, лейтенант, — щуря глаза от восходящего солнца, — зевнул Росс. — Сколько она продлилась?

— Около полугода, сеньор полковник.

— Это не мало. То-то вы обрадуетесь родным местам.

— Да, мы с Джовани очень скучали по Италии. И вот возвращаюсь я один.

— У него была семья?

— Жена и двое детей в Неаполе.

После этого на мостике возникло долгое молчание, нарушаемое только равномерным, доносившимся с кормы гулом работающей машины.

К полудню, когда солнце стояло в зените, траулер вошел в хитросплетенье дельты и взял курс в открытый океан. Там, удалившись от побережья на десяток миль, Крюгер застопорил ход и приказал вооружить трал.

— Послушайте, Ханц, вы никак собираетесь ловить рыбу? — удивленно произнес Росс, наблюдая с мостика за действиями суетящихся на палубе моряков.

— А почему бы нет? — ответил тот. — В этих местах водится крупная мерлуза. К тому же до ночи еще далеко и болтаться здесь просто так, небезопасно. Шульц! — заорал Крюгер стоящему на корме громадному рыжеволосому боцману. — У вас все готово?

— Да, господин капитан, можно начинать! — пробасил тот.

Описывая широкую циркуляцию, траулер двинулся вперед и моряки, весело переговариваясь и скаля зубы, стали сбрасывать за борт снасти.

— Через час посмотрим, каков будет улов, — сказал Крюгер. — А сейчас, господа, — обернулся он к Россу и Торричелли, — прошу на обед.

Оставив на мостике помощника, все спустились вниз, в небольшую кают-компанию, где смуглый упитанный кок уже накрывал стол.

— Чем вы нас сегодня порадуете, Леон? — поинтересовался Крюгер, усаживаясь на капитанское место.

— Я приготовил фасолевый суп, жареную свинину и креветки в соусе, — загибая толстые пальцы, перечислил тот. — А на десерт сыр и свежие фрукты.

— Недурно, — хмыкнул Росс, когда обед подходил к концу. — Ваш повар отлично готовит.

— Еще бы, — рассмеялся Крюгер. — В свое время он работал в одном из лучших ресторанов Манауса.

Завершив трапезу ароматным кофе с бразильскими сигарами, все снова поднялись на мостик и стали наблюдать, как моряки выбирают трал. Точнее это делала установленная на корме лебедка, а люди контролировали ее работу. Наконец из воды появился кошелек трала, доверху набитый серебристой мерлузой. На несколько секунд он завис над кормой судна, потом руководивший процессом боцман сделал какую-то манипуляцию, и на палубе оказалась гора трепещущей рыбы.

— Неплохо для начала, — одобрительно хмыкнул Крюгер, наблюдая как матросы споро разбирают улов и сбрасывают его в трюм.

— Господин капитан, — доложил стоявший рядом помощник. — На горизонте судно.

— Черт побери. Его нам только не хватало, — прошипел Крюгер, приложив к глазам поданный помощником бинокль.

— Это катер бразильской береговой охраны, — сказал он немного спустя. — Вальтер, немедленно проводите господ офицеров в машинное отделение и спрячьте там.

Все трое поспешно спустились с мостика и исчезли в надстройке.

— Так-то лучше, — пробормотал Крюгер и стал наблюдать в бинокль за приближающимся катером. А тот, все увеличиваясь в размерах, приближался к «Нептуну».

Это был морской охотник типа «фэрмайл», вооруженный зенитным «эрликоном»[45] и двумя пулеметами.

В сотне метрах от судна, катер резко сбросил ход и, двигаясь по инерции, вплотную подошел к его борту. Еще через минуту на палубе оказался молодой бразильский офицер в сопровождении двух матросов с автоматами.

— Лейтенант Альварес, — небрежно козырнул он спустившемуся с мостика Крюгеру. — Вы капитан судна?

— Да лейтенант, — спокойно ответил тот.

— Что делаете в этих водах?

— Как видите, ловлю рыбу, — показал Крюгер рукой на работающую с тралом команду.

— Я хотел бы осмотреть траулер и проверить ваши судовые документы — сказал лейтенант.

— Пожалуйста, — с готовностью ответил Крюгер. — Прошу вас пройти со мной.

Приказав подчиненным заняться осмотром, лейтенант неспешно проследовал вслед за капитаном в каюту. Там, достав из небольшого сейфа тонкую папку, Крюгер протянул ее офицеру.

— Адская жара, — пробормотал тот, усаживаясь в привинченное к палубе кресло и бегло просматривая имеющиеся в папке бумаги.

— Не желаете ли стаканчик виски, лейтенант? — предложил Крюгер.

— Не откажусь, если оно у вас есть.

Через пару минут они смаковали принесенный Леоном янтарный напиток, в котором плавали кубики льда.

— Прекрасный напиток, шотландское? — поинтересовался со знанием дела лейтенант.

— Да. Из старых запасов, — осклабился Крюгер. — Держу для почетных гостей.

— Приятно слышать. Судя по документам, вы немец?

— О нет, — рассмеялся капитан. — Я австриец. Мои родители перебрались в Бразилию полвека назад.

В это время в дверь каюты постучали, и на пороге возник матрос с катера.

— Судно осмотрено, господин лейтенант, — доложил он. — Ничего подозрительного не обнаружено.

— Ну, что ж капитан, с документами у вас все в порядке, — сказал Альварес, когда, закрыв дверь, отпущенный им моряк поднялся наверх.

— Иначе и не может быть, господин лейтенант. Я законопослушный гражданин, — с достоинством заявил Крюгер.