Театр двух актеров

Собственно последствия.

***

Театр двух актеров.

Хас гордо вышагивал по коридору, как какой-то завоеватель по только что сдавшемуся замку. Нике пришлось семенить за ним, временами переходя на бег. Сказывалась разница в росте, длине ног и злости на обитателей замка. Для полноты картины не хватало только раболепных поклонов со стороны Ники и убедительных обмороков со стороны попавшихся по дороге дам.

Кланяться этому дракону, которого она на данный момент успела искренне, со всей страстью, на которую была способна, возненавидеть не смогли бы заставить Нику даже спустившиеся на землю боги, всех религий одновременно. Падать в обморок тоже никто не собирался.

Встреченные девушки провожали парочку удивленными, а иногда восхищенными взглядами. Ника скрипела зубами, сообразив, с какой именно целью дракон соизволил убрать со своего симпатичного лица волосы, надеть брюки военного образца и рубашку с напрочь оторванными рукавами, а теперь улыбается задорно и чуть насмешливо.

Больше всего Нике хотелось вцепиться в лицо своему как бы мужу. Но останавливало соображение, что если это лицо не смогли подпортить ни татуировка, ни остатки ожога, появившегося благодаря попытке привести двигатели старенького «шторма» в порядок, ни тоненькие шрамы, хорошо видные на загорелой коже, то какие-то царапины тем более не достигнут цели. Еще ей хотелось схватить двумя руками неаккуратный хвостик на затылке, получившийся в результате попытки привести шевелюру в человеческий вид, и дернуть изо всех сил. Но скальп тоже вряд ли удастся снять, а волочиться по коридору, держась за чьи-то волосы, было бы довольно глупо. Утешало ее только то, что все встреченные мужчины, при виде нового образа принца, хватались за оружие и выпускали его из рук только заметив Нику.

— О, Ваше Высочество, вы вернулись.

Север Нерема выскочил из какой-то комнаты и сразу начал разыгрывать пьесу: «Возвращение блудного принца».

Генерал Азилья, которому, как всегда, не повезло стать ценителем совместного творчества держателя и принца, споткнулся на ровном месте и стал подозрительно осматривать коридор в поисках вернувшегося высочества. Постепенно все знакомые выпали из круга подозреваемых, и недоверчивый взгляд остановился на татуированном лице дракона, после чего генерал сразу пришел в благодушное состояние и уперся плечом в стену, решив досмотреть пьесу с наибольшим из возможных в данной ситуации комфортом.

— Вернулся, — подтвердил принц.

После этого короткого слова на дракона вытаращились все присутствующие и стали возвращаться обратно те, кто успел отойти.

— Надолго? — полюбопытствовал Нерема.

— Как получится, — не стал его обнадеживать принц.

— Это Александэр? — решила уточнить пухлая дама неопределенного возраста, имя которой до сих пор оставалось для Ники загадкой, возможно потому, что ее имя Нику никогда не интересовало.

— Это Хас, — абсолютно честно ответил Нерема.

Дама попыталась переварить полученную информацию, что ей с некоторым трудом удалось и она решительно подперла стену напротив генерала.

— А почему Хас? — кокетливо полюбопытствовала юная девица, едва за шестнадцать, пытаясь строить улыбчивому дракону глазки.

— Потому что не Александэр, — логично ответила Ника.

Будут здесь всякие девчонки заигрывать с чужим мужем, не стесняясь присутствия жены. Ну и что, что на данный момент от этого мужа хочется избавиться любым способом? В сравнении с другими кандидатами на столь почетную роль он еще ничего. Молодой, посмотреть приятно, никогда не пытался напялить на нее обвешанное драгоценностями платье и навсегда отвратить от столь милых ее сердцу заданий из разведкорпуса. А с его причудами можно смириться, нужно только привыкнуть к этим причудам и не убить его до того, как привыкнешь. Тем более, все насмешки Хаса переносить гораздо легче, чем угрюмое молчание Александэра.

Девица удивленно захлопала глазами, наверное не заметила Нику за широкой спиной дракона, пухленькая дама одобрительно кивнула. Ну да, конечно, у нее же муж первый красавец королевства, поэт, и такие девицы наверняка не дают ему прохода. Нужно будет узнать, как ее зовут, похоже довольно умная леди. А то с этими навязанными этикетом подружками можно с ума сойти, ума две чайных ложки, а гонора океан и еще небольшое море.

Нерема посмотрел на всех присутствующих, вспомнил что это его спектакль и на реплики из зрительного зала не стоит обращать внимание, и приступил к своей роли.

— Ваше Высочество, вы кардинально изменили свой облик.

Открытие. Можно подумать кто-то до сих пор не заметил.

— Привел внешность в соответствие с внутренним содержанием, — бодро, как курсант отрапортовал Александэр.

— У вас внутри сидит пират из сериала для подростков? — поддельно восхитился Нерема.

— Охотник за головами, гонщик, несколько разнообразных любителей приключений одержимых каждый своей идеей и, как недавно выяснилось, дракон, — все столь же бодро перечислил Александэр.

— Принц у вас там нигде не завалялся?

— Не заметил. Мне и без него проблем хватает.

— А драматический актер? — зачем-то спросил держатель.

— О, этого добра сколько угодно. Могу поделиться. Жить сразу станет веселее, — великодушно предложил принц.

— Мне и так не скучно, — признался Нерема и решительно свернул спектакль. — Леди, приведите вашего мужа в порядок, его ждет королева.

Ника одарила держателя возмущенным взглядом.

— Сами приведите, — отозвалась сварливо и веско добавила: — Если рискнете.

Нерема ненадолго задержал взгляд на мечах, на этот раз покоившихся в кожаном чехле за левым плечом, печально вздохнул и отрицательно покачал головой.

— Увы, я видел как он ведет переговоры и слышал какие слова он при этом употребляет. Так что, наверное, не рискну. Не хочется лично выяснять насколько хорошо он фехтует. С меня хватило выяснения насколько метко он бросает тяжелые вещи, не желая отвлекаться на лечение ожога.

Дракон стоял и внимательно их слушая. И улыбался. Интересно, как скоро Нерема перестанет сдерживаться и предпримет попытку выбить несколько зубов? И почему он собственно сдерживается? Решил стать опорой для принца? Это за какие заслуги? За умение ругаться с одними пиратами и находить других? А попутно и приключения на чью ни будь голову?

— Ладно, пойдем так, — смирился держатель. — Надеюсь ваша матушка сознание не потеряет от таких перемен.

Дракон кивнул, соглашаясь с покладистостью Неремы, и послушно зашагал в направлении королевского крыла. Теперь у него было двое сопровождающих. Ника по-прежнему не успевала за широкими шагами мужа и мысленно посылала проклятья на его голову. Нерема, будучи ненамного ниже и в стократ упрямее принца, шел спокойно, вежливо улыбаясь застывшей в коридоре публике. Будет им о чем поговорить. Одно появление принца станет сенсацией, а его внешний вид и странное поведение держателя могут к вечеру перерасти в самые дикие слухи, вплоть до начала конца света.

Королева в обморок тоже падать не стала. Просто изумленно уставилась на любимое чадо, немного поморгала и чуть печально улыбнулась. Похоже она даже спрашивать ничего не хотела, просто убедилась что ее ребенок живой и относительно здоровый. Ну а в душевном здоровье принца сомнения появились давно, у матери было время смириться.

— Ваше Величество не собирается спросить почему он сбежал?

Королева посмотрела на Нерему.

— Наверное потому же почему и вы в свое время.

Держатель немного подумал и не согласился:

— Вы ошибаетесь. Я сбежал потому, что считал себя очень умным. А он потому, что его считали очень глупым. Большая разница.

Королева кивнула и не стала ничего добавлять к сказанному. Нерема подождал немного, печально вздохнул и решил взять важный разговор в свои руки.

— Как же с вами сложно. Не хочу вас огорчать, но вам лучше обо всем договориться сейчас, иначе у вас обоих могут возникнуть проблемы с любопытными аристократами и не менее любопытными людьми совета. Мне бы не хотелось, чтобы завтра здесь выстроилась толпа обиженных, от которых наш доблестный принц сбежал, попутно обозвав их нехорошими словами.

— Не буду я их обзывать. Я просто улыбнусь.

Хас продемонстрировал, как именно он собирается улыбаться. Получилось впечатляюще. Наверное даже маньяки не умеют улыбаться столь многообещающе. К человеку, который так улыбается никто не посмеет подойти с такими глупостями, как вопросы о том, где он провел два года.