Охотники за головами. Шелест

Начало, два года назад.

Охотники за головами. Шелест.

«Джанкой» достался Тойво и Марии в качестве трофея, вместе с очередным пойманным убийцей, за которого полагалась солидная награда от правительства Земной Федерации. Изначально корабль назывался как-то иначе, принадлежал тому самому убийце и осчастливленное правительство без проблем оформило его на наемников.

Почему они решили не продавать на этот раз трофей, а набрать настоящую команду Тойво не знал. Его убедила напарница, когда он был сильно не в себе по причине драки, учиненной после двухдневной попойки со старинным, но верным другом, случайно встреченным на Лоран, милой такой планетке, на которую они доставили пойманного преступника. Но дело было сделано, он дал слово и теперь был вынужден выслушивать претендентов ни один из которых не внушал ему доверия.

Единственным стоящим человеком оказался мелкий паренек с богом забытой планеты, состоящей из болот, именуемых пустынями или океанами, в зависимости от степени зарослости местной растительностью. Оказалось, что пареньку семнадцать с половиной лет, он круглый сирота и готов на все, что угодно, лишь бы покинуть свою дорогую родину.

А еще он умел летать. Тойво даже не подозревал, что кто-то может так летать, особенно парень, родившийся на жутковатой планете. Его учил отец, тратил на это уйму денег, но верил, что другого способа покинуть болотный мир нет. Они могли голодать, мерзнуть, но сын учился. В конце концов, родителей планета убила, паренек остался один, каким-то чудом выжил, раздобыл где-то денег на проживание в порту и сумел найти готовых его взять на борт наемников прежде, чем деньги закончились. Тойво им даже восхищался, у него, в семнадцать лет, на такое духу бы не хватило.

Шелест. За прошедший месяц он отъелся, бледность болотного мира на его лице заменилась золотистым загаром, кажется, он даже подрос. Но вот несвойственные семнадцатилетним мальчишкам целеустремленность, уверенность и обжигающий огонь в темных глазах остались. Такого ничто не сломает, он уже выдержал больше чем кому-то выпадает пережить за всю жизнь. Мальчик вообще много страшилок рассказал о своей жизни, при чем рассказал как о чем-то само собой разумеющемся.

Он не рассказывал только о трех вещах: откуда у него взялись деньги, немалая сумма даже для благополучных миров, почему его родители поселились на жуткой планете и почему он абсолютно равнодушен к девушкам, которые в последнее время стали на него заглядываться. Сказал только, что нет в этих девушках ничего особенного, сказал так, что стало ясно, что-то особенное уже было, но вот что?

Девушек Тойво было жалко, все такие хорошенькие, а с первого взгляда прилипают к мальчишке, в котором ничего не было. Ни достойной фигуры, он все еще был слишком худым. Ни красивого лица, не урод конечно, но и до баналной симпатичности ему далеко. Ни умения их веселить. Мария сказала, что паренек настоящий и это сразу чувствуется. Что она имела в виду, Тойво не понял, а верная подруга объяснить отказалась в своей обычной насмешливой манере.

На самом деле все было очень просто, хотя Шелест никому бы в этом не сознался. Он влюбился, влюбился в девушку недосягаемую, как иная вселенная, как антимиры, как сон.

Он был пустынником, чувствовал провалы и бочаги, водил караваны, что ему и позволило выжить. Этот талант он открыл в себе после смерти родителей, когда ушел в пустыню умирать, чтобы никто не видел его мучений. Но ему повезло вывести на твердый берег какого-то странного незнакомца, после чего у него появились клиенты и деньги на проживание.

В тот день он возвращался в Северный город. Шелест смотрел на звезды, он очень любил на них смотреть, наверное, из-за рассказов отца, дезертировавшего из какого-то флота, после того, как убил собственного командира, редкостную скотину по его словам. Возможно, если бы он не смотрел на небо, то не заметил бы падение странного предмета, не проявил бы любопытство и не спас бы девушку, лучшую на свете, которую звали Вален.

Кораблик медленно и неотвратимо погружался в болото. Вален сидела рядом, плохо соображая, что произошло и что делать дальше. Нет, она отлично понимала, что потерпела катастрофу, упала на неизвестную планету и к счастью осталась жива. Но вот долго ли она еще проживет? Пейзаж не вдохновлял. Возможно, планета вообще необитаема.

Она совсем погрузилась в уныние, когда сквозь, странного вида, кустарник проломилось что-то большое и темное, прошипело что-то вроде «бежим они сейчас будут здесь» и куда-то ее поволокло. Вален послушно побежала, мысли испарились полностью, остались только механические движения ногами и мелькавшие перед глазами заросли. Бежали долго, потом резко остановились и немного постояли.

— Все, отстали, — с непонятной радостью произнесло нечто и, стащив с головы непонятную тряпку, превратилось в невысокого всклокоченного паренька. — Ты сума сошла! Там же топляки, они метал чувствуют за километр, а ты уселась у своего металлолома и стала их дожидаться. Можно было выбрать способ самоубийства попроще.

— Я не знаю кто такие топляки, — призналась Вален.

Паренек оказался удивительным, по виду совсем ребенок, но в нем чувствовалось что-то такое, что ее брат называл правом на приказы. Его бы слушались, не спрашивая зачем ему это нужно. Удивительно.

— У-у-у, проклятье. И что теперь с тобой делать? Тебя хоть искать будут? А то у меня проблемы с деньгами, двоих я не прокормлю. У меня всегда проблемы с деньгами. Из-за малолетства, наверное, тем кто постарше больше платят.

— Меня будут искать, — мягко сказала девушка и улыбнулась.

Он ошарашено на нее посмотрел, а потом улыбнулся в ответ. Улыбка неожиданно сделала его похожим на растрепанного воробья, и Вален рассмеялась.

Паренек постоял немного, наверное, размышлял все ли у нее в порядке с головой. Он не понимал что ее так насмешило. А еще больше он не понимал как она могла оказаться на этой планете. Таким девушкам здесь не место, никому здесь не место.

— Я Шелест, — представился, наконец, паренек, тяжко вздохнув, наверное, решил что она еще не совсем сумасшедшая. — Если будешь меня слушаться я тебя отсюда выведу, доведу до порта, там можно связаться с другими планетами. Гилм разрешит воспользоваться своей аппаратурой, только пообещай ему хорошо заплатить.

— Я Вален. Пообещаю.

— Отлично. Пошли.

И он пошел. Вален пошла за ним. Выбора у нее особого не было. Да и причин не доверять странному мальчику, которого гораздо проще представить на троне какого-то королевства чем среди грязи и растений этой планеты, тоже не нашлось.

До темноты они плутали среди одинаковых растений, обходили подозрительные места. Вален окончательно убедилась, что без своего проводника не прожила бы здесь и часа. И не нашла бы удивительного места, к которому они, в конце концов, вышли. Это были останки громадного корабля. Что-то на нем все еще работало, потому что его окружало защитное поле, не пропускавшее черных длинных существ, тела которых валялись поблизости. Шелест признал в них топляков и сказал, что они в нокауте, так что их можно не бояться, как только очнутся, сбегут куда подальше. Старые топляки вообще сюда не подходят, а молодняк не страшен, их шкуру можно прострелить.

Защитное поле их пропустило, признало хозяином мальчика, а Вален, скорее всего, посчитало гостьей. Корабль оказался столь же удивительным, как и его хозяин. Строили его не люди, слишком странные в человеческом понимании линии, да и материал из которого он был сделан неизвестного вида. Несмотря на помятый вид, автоматика работала великолепно, позже путем расспросов Вален смогла выяснить, что пострадала в основном нижняя часть, которую сейчас скрывает болото. Память корабля тоже работала отлично, даже года считала с того момента как корабль покинули выжившие и больше не вернулись. Этих годов оказалось триста восемнадцать по времени планеты, по общечеловеческому времени немного больше четырехсот. Гораздо больше, чем люди живут на этой планете, но за все время нашел корабль только Шелест.

Мальчик объяснил, что забрел сюда случайно, из любопытства. Это вообще очень опасный район, так что сюда никто особо не стремится. Корабль Шелест сначала принял за редкий в этих краях островок твердой земли, потому что тот давно уже никого не ждал, отключил свою защиту и медленно зарастал. Самой большой трудностью в дальнейшем оказалось доказать, что Шелест разумен несмотря на большие отличия от создателей корабля. Но когда доказал, у него наконец появился друг, с которым можно было поговорить, а еще появилось место, где можно было продолжать учиться летать несмотря на отсутствие денег. Корабль перенастроил под Шелеста один из тренировочных коконов и с каждым разом усложнял его программу, так что за три года знакомства мальчик летал не хуже чем пилоты корабля, погибшие из-за аварии.