— Ну и чего ты от нас хочешь? — после недолгих, но очень печальных, размышлений спросил Влад.

— Помогите нам. Вам все оплатят. Это очень важно и у меня, похоже, все равно нет выбора. Особенно после того как за мной стали посылать темные города, — отозвался вампир вместо задумавшейся жены.

Влад и Никита посмотрели на него, как на полного психа. Как-то слабо верилось, что темные города станут ловить одного человека, даже если у него самая необычная внешность на свете. А вот Нико почему-то сразу поверил, что станут.

— Я был в Стойбище. Выслеживал одного типа, он на эльфов охотился. Я вообще там оказался только потому, что не сразу понял, куда он направляется, а потом было уже поздно, пришлось нацепить эту хламиду и надеяться, что мне повезет.

— Не повезло похоже, — констатировал Влад — А тебе случайно не приходило в голову, что все работорговцы всегда, рано или поздно, летят на Стойбище. Для них там самое безопасное место. И вообще… Твои начальники не могли послать выслеживать работорговцев кого-то с менее приметной внешностью? Да последний идиот, глядя на твою рожу, поймет, откуда ты такой красивый взялся.

— Никто меня на Стойбище не посылал. Я же говорю: оказался там случайно, благодаря собственной глупости. Но сейчас не об этом. Я сидел в какой-то дыре, прислушивался к разговору моего подопечного, чтобы узнать куда он направится дальше и как его там можно выловить без лишнего шума. И услышал совершенно посторонний разговор, после которого забыл и о работорговце и о своих обязанностях. Они нашли еще один «Пожиратель», опять в кармане рифа. И на этот раз полностью исправный. Понимаешь? И на Стойбище они прилетели чтобы набрать команду.

Влад понял. Первый, дышащий на ладан «Пожиратель», был найден двадцать семь лет назад. Найден радом с Тулоном, в складке рифа, аномалии искусственного происхождения, к которой приближались только ненормальные, которым все равно терять было нечего. Найден он был пиратами, которые, недолго думая, решили с его помощью отомстить следопытам за все хорошее.

«Пожиратель» спокойно преодолел рифы, превратил в ничто попавшуюся на пути звезду, и спасло Тулон только то, что на второй выстрел у оружия, созданного неизвестно кем и как, не хватило прочности. Он просто рассыпался по орбите красивыми каплями, которые очень скоро испарились.

И куда работорговцы направят свою находку теперь, тоже догадаться было несложно. Все представители этой профессии свято верят, что если не будет планеты Рай и живущих на ней людей-богов, то у них сразу станет в половину проблем меньше. А потом опять полетят к Тулону, многие уже сообразили, что следопыты не очень то и отличаются от ангелов. А после можно и галактику завоевывать.

О том, что те же ангелы живут вовсе не на одной планете, да и тулонцы дома не сидят, пираты вряд ли задумываются. Или считают, что выживут немногие, что в случае с Тулоном даже соответствует истине. А вот с жаждущими мести ангелами у них возникнут большие проблемы. Правда, Нико не был уверен, что лично его это утешит.

— Это точно? — спросил Нико, вступая в переговоры, как самый умный тулонец среди присутствующих.

— Я тоже засомневался. Решил все проверить. И убедился в правдивости говоривших. Там-то меня и поймали. К счастью я успел отправить сообщение, так что средства для защиты уже наверняка готовы. Куда именно отправлять эти средства, я на тот момент не знал. Но мне любезно рассказали, считая, что я уже покойник. Они решили меня банально отравить, чтобы я помучился умирая. Правда, не учли моих предков, так что я выжил и даже каким-то образом смог сбежать. Совсем не помню, как это получилось, но, по-моему, я кого-то убил, потому что, когда очнулся, был весь в крови, в общем, клыки пригодились, до сих пор тошнит, как вспомню. Очнулся я уже в какой-то рухляди далеко от Стойбища. Пилотировала Таша, которую я, похоже, по дороге спас. Узнал, что где-то в теле у меня маячок, так что нас очень скоро найдут. Мы два дна проплутали. Потом я смог отправить дополнительные сведения, не через сеть иных, у работорговцев, похоже, есть люди, которые могут перехватывать сообщения. Моя командирша обозвала меня ослом, сказала, что я чертовски везучий осел и попросила полетать по космосу, чтобы любезные хозяева думали, что я ищу безопасный способ связаться с ней, не могу этот способ найти, лететь домой не рискую, потому, что там меня ждут в первую очередь, и не изменили своих планов.

— О том, в каком ты состоянии сейчас, ты ей не сказал, — догадался Нико.

— Не сказал. Иначе она бы заставила меня вернуться. И шансов у нас бы не осталось.

— А когда ты жениться успел при столь насыщенной событиями жизни?

— Я только предложить успел, — сознался вампир, одарив Ташу довольным взглядом. — На самом деле ми знакомы чуть больше недели. И большее время я спал. Здесь и спал. В этом районе что-то взорвалось, благодаря чему здесь появились помехи, мешающие точно выяснить, где именно на планете я нахожусь. А еще сохранились средства связи, так что я был в курсе всех новостей. Мы как-то не подумали, что они пришлют темные города.

— Ну не думать, похоже, твой обычный стиль, — печально сказал Нико.

— Вы нам поможете? — поинтересовалась Таша.

Она за все время переговоров не отрывала взгляда от своего вампира, кажется, даже не моргала. Она готовилась сорваться с места, чтобы поймать его, когда он, шатающийся, как на палубе корабля в шторм, наконец, не сможет вернуть равновесие и свалится. Парень оказался недогадливым и упорно продолжал стоять на ногах все больше бледнея, точнее зеленея, именно такой оттенок принимала его смуглая кожа.

— Как сказал твой экзотический приятель: выбора все равно нет. Сначала они, конечно, полетят разбираться с ангелами, но потом непременно вспомнят о нашей любимой охоте за деньги на всяких асоциальных личностей. Как я понимаю, Кот тебе сказал, что мы следопыты, а не контрабандисты, — ответил на ее вопрос Нико.

Не везет. Оказалось, что рыжие девушки бывают вполне ничего, бывают даже готовые горло перегрызть за своего мужчину, но только Нико вряд ли станет тем самым мужчиной. Красивые и взрывоопасные предпочитают тех, кто понадежнее с виду, и посумасшедшее на самом деле.

— Таша, может, ты останешься? — спросил Таллен, изо всех сил стараясь состроить на лице ободряющую улыбку.

— Ага, щас, — не купилась на его гримасы девушка. — Ни за что на свете, — решительно перебила она хотевшего еще что-то сказать вампира. — Никуда я тебя одного не отпущу. Ты опять во что-то влезешь, а я и знать не буду, куда ты делся. У меня и так уйма проблем будет. Не представляю, что я скажу отцу, когда буду вас знакомить. У него на счет мутантов большие сомнения, особенно на счет потомков тех, кого создавали, как машину для убийств. А если ты еще и пропадешь, я этого не переживу.

— Да, с отцом проблемы будут, — задумчиво подтвердил Влад. — Хотя он не прав. Дети войны самые мирные существа Крылатого Королевства. Твой красавчик исключение.

— Я тоже мирный. Я всего лишь дурак, который полез туда, где его совсем не ждали, — сознался Таллен, после чего критически оцененные мозги решили на него обидеться и временно прервать связь с внешним миром.

Таша свершила прыжок и аккуратненько уложила свое обморочное сокровище на кучу мусора. Она пригладила ему волосы, чмокнула в нос и, сообщив, что скоро вернется, приготовилась куда-то бежать.

Влад чудом ее перехватил. Еще большим чудом убедил, что никуда они теперь не денутся. После чего девица подумала и согласилась отвести их обратно, если они прихватят ее сокровище и немедленно покинут планету, не забыв взять и ее с собой.

Влад согласился, что незачем бедному парню валяться в одиночестве среди мусора, и попытался избежать чести его нести, что у него естественно не получилось. Нико отговорился тем, что не он эти условия принимал. Таша напомнила, что она слабая, хрупкая девушка и не ее это дело таскать тяжести, она и так пол ночи тащила Таллена в этот райончик.

Никита понял, что участи близнеца ему не избежать и промолчал, за что был вознагражден ногами в ботинках на исцарапанной подошве, окантованной по краям металлом, измазанных смесью пыли, чего-то растительного и чего-то подозрительно похожего на плохо отмытую кровь. По трупам в лесу бегал этот спящий красавец, что ли?