— А вы случайно не родственники? — мрачно спросила девушка.

— Кто? — спросил Север. Сплошное любопытство, доброжелательность и склоненная на бок голова. Точно похожи.

— Вы и папаша Александэра. Есть некоторое сходство во внешности и поведении.

— С папашей Александэра?

— Нет. С Александэром.

— Наблюдательная, — одобрительно произнес Север. — Кто бы мог подумать. Возможно, все не так и плохо. А насчет родственников… Пересекались по женской линии. Лет сто пятьдесят назад. Один мой предок рискнул жениться на девушке неблагородного происхождения. За что ему очень благодарны потомки, у которых на похожий поступок не хватает смелости или желания. Все потомки той девушки унаследовали ум, ловкость и способность выживать в самых невероятных ситуациях. Нас даже яды не берут. Принца тоже, я лично проверял. Это, кстати, еще одна причина того, что я сомневаюсь в возможности отыскать его высочество без его на то желания.

— Вы травили моего сына? — возмутилась королева.

— Просто проверял. На всякий случай. У меня при себе был антидот. И средство против аллергии. Которые не пригодились. По-моему, у него не то что отравления, даже банального расстройства желудка не случилось.

— Видели бы вы что он ел на спор, — невпопад произнесла Миша Таран.

Держатель понимающе кивнул и опять улыбнулся. Точно как тот незнакомый парень на Втором Шансе, неожиданно оказавшийся давно выброшенным из головы, за ненадобностью, муженьком.

Ника всегда старалась быть честной с самой собой. Она никогда не ждала большой и светлой любви, потому что знала, в ее случае это временное помешательство может обойтись очень дорого. Она согласилась с доводами отца, не только для того чтобы помочь воплотить в жизнь его давнюю мечту, а потому, что прекрасно осознавала, будучи женой полусумасшедшего принца, рано или поздно станет королевой. Она честно призналась себе после знакомства с будущим мужем, что боится его и постарается как можно реже быть с ним наедине. Признала, что он ей попросту противен и чем-то напоминает живой труп из детских страшилок.

И вот сейчас, впервые за всю свою взрослую жизнь, она не могла понять саму себя, прекрасно осознавая при этом, что в чем-то она ошибается, обманывает саму себя, но не могла понять в чем. С полумасшедшим принцем она, конечно, просчиталась. Он, естественно, не позволит управлять собой, но и пытаться управлять ее действиями не станет, просто будет смотреть с этим насмешливым сомнением, которым так славится Север Нерема, но это терпимо. Так чего же она теперь боится? Александэр вменяем, эта жуткая комната всего лишь декорации для затянувшегося спектакля. Ну, любит парень побродить по всяким подозрительным местам без надзора. Ну и что? У всех свои причуды.

Странно.

— Ника, ты должна его найти.

Девушка вскинула голову и удивленно посмотрела на Талиду. Нерема же ясно сказал, что найти Александэра невозможно. Что он сам вернется, когда захочет. Так зачем же попусту терять время?

— Найди его. Это из-за тебя он ушел.

— Ваше величество начало соображать? — Нерема изобразил высшую степень удивления. — По-моему, поздновато. Нужно было задуматься о последствиях прежде, чем его унижать, отдавая в цепкие ручки девицы, уверенной, что именно она спасет королевство от всех возможных опасностей. Могли бы подобрать ему жену из тихих спокойных девочек без непомерных амбиций, хотя бы дочку вашего генерала, мечтавшую расколдовать принца.

— Фигушки. Я на ней уже женился. Так что всякие принцы в пролете. Да и Хасу всегда нравились неспокойные, стервы всякие, с амбициями, — отозвался из своего угла Котик. — Извращенец.

Слово «извращенец» прозвучало как приговор. Брат Севера Неремы почему-то хохотнул. Раян же встрепенулся и с восторгом уставился на своего отца.

— Как точно иногда телохранители описывают своих подопечных. Одним емким словом. Тяжело, наверное, обнаружить рядом с собой свою копию, о которой даже не подозревал. А я то думал, кого он мне все время напоминает?

Нерема неодобрительно покосился на сына, ткнул локтем в бок брата, из-за чего тот чуть не свалился на пол и фыркнул, как недовольная лошадь.

Ника поняла, что начинает сходить с ума. Ничем другим абсурдное действо, происходящее на фоне портретов микробов и вывороченных шкафов, объяснить невозможно.

— Ты его найдешь, — вернулась к любимой теме королева.

— Может, и найдет, — неожиданно сменил точку зрения Нерема и поспешил объяснить почему — Возможно, его заинтересует, почему гоняться за ним отправили именно его женушку, и он решит все узнать из первых рук.

— Ни за что на свете, — со всей возможной решительностью сказала Ника. — Мне и встречи на Втором Шансе хватило на всю оставшуюся жизнь. Хватит с меня драконов.

— Придется, — философски вздохнул Нерема. — Кстати, причем здесь драконы?

— У него два дракона на мечах, еще один на лице, — ответила Ника. — Да и сам он на дракона похож. На сказочного. На такого, многомудрого, который исключительно из-за своей мудрости решил на всю жизнь остаться ребенком. Только у него не всегда получается быть этим ребенком, временами сквозь маску проглядывает что-то такое, что всем сразу становится ясно насколько он опасен, умен и жесток временами.

— А, сказка о единороге, — вспомнил держатель. — Дракон с глазами цвета застывших волн, учивший юного короля житейским премудростям.

— Только в данном случае дракон и его ученик объединились в одном человеке. — Братец держателя захихикал, за что получил очередной тычок.

Вообще непонятно, как такой большой мужчина умудряется издавать звуки больше подходящие школьнице. Это у них, наверное, семейное, наследство от девушки неблагородных кровей. Вся эта семейка упорно пытается доказать всему миру, что у них слегка ум зашел за разум, отчего появились странные реакции и желание говорить гадости в глаза. Или просто смотреть так, что у человека, на которого смотрят, появляется желание вырезать всю семейку под корень и забыть об их существовании. А принц Александэр ту же особенность характера унаследовал от своего папочки. Так что теперь веселая жизнь в королевстве обеспечена надолго. Если, конечно, его высочество удастся отыскать. Лучше бы не удалось.

— Ты его найдешь, — в очередной раз повторилась королева, и Ника, наконец, поняла, что это вовсе не предположение. Талида отчего-то была абсолютно уверена, что Ника с радостью бросится на поиски и непременно найдет пропавшего сыночка. — Найдешь. Он же тебе такой понравился. Ты даже ведешь себя точно так же, как я после встречи с его отцом. Найдешь.

Ника с ужасом уставилась на Талиду. Понравился? Так это называется, понравился? Это желание разорвать на части своими руками, распылить на атомы, сделать, что угодно, лишь бы больше никогда не увидеть его драконьей улыбочки. Это лохматое, длинноносое существо, смотревшее на нее, как на миленькую девчушку с полным отсутствием мозгов, в следствии чего эта девчушка в любой момент могла растерять последние разумные мысли от одного вида столь сомнительного образца мужчины, ей понравилось? Это же насколько нужно себя не ценить? Он же даже не пытался ей понравиться. Просто смотрел. И насмехался. Да со стороны любителя микробов было больше этих попыток.

Впрочем, это же один и тот же человек. Как глупо.

— Она обязательно его найдет. Она же не сможет пережить того факта, что какой-то мужчина, которых она, с несколькими исключениями, считает весьма ограниченными существами, смог от нее спрятаться.

Это уже со стороны держателя. Еще один дракон. Успешно до сих пор притворявшийся хамелеоном.

Ника кивнула, сцепив зубы. Чтобы не выругаться. Не доставить никому удовольствия понять, насколько ей не нравится это задание. Она же всегда была честна с собой, и сейчас могла признаться, что зеленоглазый дракон отчего-то пугает ее гораздо больше, чем психически неуравновешенный любитель идеальной чистоты.