Начало охоты

Доказательство того, что от тайн одних неприятности возникают у других. Начало охоты.

Раян пришел не один. Его сопровождал отец, с хмурым выражением на лице, и дядя, чем-то очень довольный. Раян же чувствовал себя неуютно, возможно догадывался о чем пойдет речь и меньше всего хотел, чтобы в разговоре участвовали его родственники. Когда пришла Миша Таран и неразлучная парочка Котик Швед с Натаном Огре Раян окончательно уверился в своих догадках и счел нужным изобразить на лице покорность судьбе.

— Где он? — задала свой любимый с недавних пор вопрос королева.

Телохранители посмотрели друг на друга и приуныли. Раян наоборот заулыбался и торжественно провозгласил:

— Не знаю.

Спрашивать о том, чье именно местоположение интересует Талиду, он не стал. Возможно понял, что бесполезно, возможно решил не тянуть время и огрести все причитающееся сразу.

— Не знаешь? А кто знает?

— Ну, передо мной он точно не отчитывался, — спокойно сказал Раян. — Да я и спрашивать бы не стал. Вас бы обязательно заинтересовал этот вопрос. А врать я не очень умею.

Талида тоскливо посмотрела на невестку, и Ника понятливо взяла переговоры с упрямым парнем в свои руки.

— Как давно ты знаешь о его увлечении мечами и прочими не подходящими для принца занятиями?

Раян зевнул, подумал немного и вкрадчиво спросил:

— А что именно вы считаете неподходящим?

— Участие в гонках, пьянки, сомнительные девицы и еще более сомнительные приятели, — покорно перечислила Ника.

— Всего-то? — неподдельно удивился Раян. — Я думал вы узнали что-то поинтереснее.

— Чем же он таким интересным занимался? — спросила Ника, понимая, что уже ничему не удивится.

— Портил жизнь всем кто ему не нравился. Спасал идиотов забредших туда где их не ждали. Подкидывал сведения всем кто ему нравился. А главное учился неподобающим принцу вещам, — с готовностью перечислил Раян.

— Например…

— Вытащил меня из Синей Метели.

Север Нерема изумленно вытаращился на сына. Было чему удивляться. По слухам, те кто попадал в Синюю Метель обратно не возвращались. А попасть туда можно было задолжав кому-то крупную сумму, участвуя в сомнительных азартных играх, или обидев кого-то из семьи хозяина Синей Метели. Опять же по слухам, семья была большая и часть ее представителей обитало в местах недостойных уважающих себя людей. Так что те, кто рисковал чем-то обидеть симпатичную девчонку, обитающую в ночлежке для бродяг, без гроша в кармане вполне мог нарваться на месть со стороны ее родственника, разыскиваемого уже больше тридцати лет за его оригинальный способ решения чужих проблем.

— Как ты там оказался? — спросил отец тоном не предвещающим ничего хорошего великовозрастному сыну.

— Поспорил с такими же идиотами, каким был я на то время, что одна симпатичная официантка из бара возле академии не такая недотрога, как всем кажется. Вот и доспорился. Еще и умудрился ранить ее брата по пьяни, после того, как девушка меня послала туда, где таким идиотам самое место.

— И… — подбодрил Север замолчавшего сына.

— Мне объяснили что обижать девушек нельзя и хотели избавить меня от органа, который толкнул на столь необдуманный поступок. Потом пришел Хас, в сопровождении своего учителя, очень мило пообщались с хозяином тех милых парней и, убедив его что я больше не буду, вернули меня в мир живых.

— Хас? — спросила Ника.

— Ну да — подтвердил Раян. — Александэр больной на голову поборник чистоты, а Хас ученик бывшего вора и мошенника. Хороший дядька был. Умный. Представляете, девять лет сопротивлялся болезни, которая убивает за год, потому что решил обучить чему-то полезному мальчишку, который чем-то ему понравился.

— Я же говорил, — радостно сказал дядя Раяна. — А ты думал, что он бы не дожил. В следующий раз будешь знать кого отпускать.

— Что это значит? — полюбопытствовала королева.

— Издержки профессии, — с каким-то странным довольством сказал Север. — Разведчики очень злятся, но и уважают тех, кто долго водит их за нос. Вот одного такого я отпустил умирать на свободе. А он не умер, а нашел себе ученика, которому, наверняка, передал все свои знания, чем, несомненно, облегчил жизнь вашему сыну и усложнил всем остальным, — признал держатель.

Впрочем, расстроенным он не выглядел. Выглядел он довольным жизнью и тем, чему решил посвятить остаток жизни отпущенный преступник. А ученик бывшему вору и мошеннику достался талантливый, если судить по его действиях на Втором Шансе.

Кошмар.

— Вас, похоже, все устраивает? — ехидно спросила Ника.

Север Нерема одарил ее невозмутимым взглядом.

— Устраивает, — подтвердил совершенно спокойно. — Наконец-то у нас будет достойный король, а не развратники, напрочь лишенные мозгов, или девицы с мозгами, но не умеющие ими пользоваться. Жаль только, что жена у него не очень. Тебе бы девочка сесть где-то в сторонке и научиться вышивать крестиком. Пользы больше будет.

— Что?! — не поверила своим ушам Ника.

— То. Тебе бы следовало, во-первых, поинтересоваться личной жизнью своего мужа, а не бегать по знакомым и кричать, что он все-таки женщин не любит и тебя, слава богу, не тронет. Во-вторых, интересоваться тем, что тебе непонятно. И, в-третьих, перестать разыгрывать из себя бесстрашную амазонку и начать интересоваться чем-то более интеллектуальным. Для будущей королевы стыдно совсем не обращать внимания на тех, кто рядом с тобой. И не безопасно. Сожрут.

— Насколько помню вам не нравился мой муж, который интересовался и обращал, — заметила королева.

Держатель отвернулся от возмущенной Ники и обратил свой взор на успевшую успокоиться Талиду.

— Не нравился, — подтвердил. — Потому что вместо того, чтобы ткнуть вас носом в ваши ошибки, предпочитал расхлебывать последствия. Насколько помню, именно при попытке исправить очередную вашу ошибку он и погиб. — Север опять повернулся к Нике и продолжил разбирать ее ошибки. — А тебе стоило бы обратить внимание на руки своего мужа. Кольцо же ты ему надевала не на перчатку, вполне можно было заметить следы от меча. Или ты от страха вообще ничего не соображала? Все было бы гораздо легче распутать если бы кто-то из его близких поинтересовался тем, что ему нужно на самом деле. А теперь он на вас обижен. И учитывая то, как долго я искал его учителя, не покидавшего пределы королевства, найти Хаса, исчезнувшего где-то во вселенной, будет практически невозможно. Разве что он сам захочет найтись.

— Значит, вы знали чем он занимается? — спросила Ника, чтобы найти хоть одну причину для возмущения.

— Два года назад я впервые рассмотрел его близко, увидел его руки и то, какой он настоящий. Следующие за этим два года я потратил на то, чтобы узнать где на самом деле пропадал принц, когда якобы запирался в своей комнате. И чем он занимался. Оказалось, этот мальчишка под нашим носом занимался и шантажом, и подкупом, и подменой данных. Да он в системы защиты дворца влез и сделал так, чтобы камеры его не видели. Точнее, видели, но часть отснятого через три минуты заменялось на нечто нейтральное. Наверняка именно тогда, когда он сбегал. Весело, правда? А следящие делали вид, что ничего не замечают, по разным причинам. За эти два года я убедился, что узнать о Александэре все нереально. И это притом, что я один из лучших следователей разведкорпуса. Я так и не смог его найти. Никаких следов. Словно этот мальчик растаял, как мираж, или попросту мне приснился. Расспрашивать телохранителей не рискнул, мало ли кто и чем ему обязан и как на расспросы отреагирует. Просто подозревал, что после этого Александэр спрячется еще лучше. И вот теперь вдруг узнаю, что мой сын знал о принце больше, чем кто-либо из моих осведомителей, но даже словом об этом не обмолвился.

— Я пообещал. Дал слово что никому не скажу пока у меня не спросят, — тихонько произнес Раян.

— И никто даже не подумал спросить.

Раян кивнул. Держатель послал вопросительный взгляд телохранителям и те дружно подтвердили, что они тоже пообещали.

— В чем я и не сомневался, — подвел итоги Север Нерема.

После этого он с любопытством посмотрел на Нику. Принимай, мол, решение, если способна, конечно. Кто-то на нее так уже смотрел. Совсем недавно. Наверное, дракон из снов.