Глава 8. Сотни глаз и сотни ваз

Но какой смысл Феррену усыплять ее бдительность? Зачем? Зачем ему нужно, чтобы Илиана думала, будто он не воспринимает ее всерьез?

На самом деле он увидел в ней угрозу? И что теперь — собирается неусыпно следить?

Она бы посмеялась над таким допущением и уже даже захихикала вслух, но что-то не давало полностью отдаться веселью.

Ладно. Если Феррен что-то замышлял, это должно было очень скоро раскрыться. Во всяком случае, Илиана надеялась, что так будет.

А пока ей предстояло подготовиться к приезду княгини Мерит-Ман и к своему заданию.

Посидев над планом дворца всего вечер, она поняла, что это безнадежно. Бесчисленные коридоры, переходы, лестницы и залы множились, плясали перед глазами, совершенно не желая укладываться в памяти. Тогда Илиане пришла в голову идея. Она взяла с полки коробку с «Зеницей» и раскрыла ее.

Глаз укоризненно уставился в лицо.

— Ну да, знаю, — пробормотала Илиана. — Нужно было достать тебя и показать что-нибудь… Извини.

Извиняться перед артефактом было глупо и как-то неприятно. К тому же ее не оставляла гадливость, которая усиливалась, стоило вспомнить инструкции торговца артефактами. Что показывать, что не показывать, как разговаривать…

Глаз продолжал смотреть. Казалось, укора в его взгляде чуть поубавилось.

— Надо понимать, соображаешь ты хорошо, если умеешь следить за людьми, — продолжала Илиана. — А дорогу найти сумеешь?

И она повернула шкатулку так, чтобы глаз видел карту.

Артефакт не пошевелился, но в зрачке его словно вспыхнул заинтересованный огонек. Дождавшись, пока он как следует рассмотрит план, Илиана закрыла коробку, оставив щелочку.

— Извини, — сказала она в нее. — Сам понимаешь, чем меньше народу тебя видит, тем лучше. А теперь скажи, то есть покажи. Сможешь отвести меня… ну, к примеру, в главную контору Императорской Тайной канцелярии? Мне еще с секретарем познакомиться нужно.

Она до сих пор не представляла, как выглядит секретарь и где искать непосредственное начальство вместе с формальным местом работы, зато успела выслушать от лэя Феррена длинную историю о событиях почти тысячелетней давности. Определенно, в дворцовой жизни была своя логика, не сразу понятная непосвященным.

В уме вспыхнуло понимание. Даже не глядя на план здания, Илиана уже знала, куда сворачивать и по каким лестницам спускаться, чтобы попасть в главную контору Тайной канцелярии. Артефакт работал!

Она не стала сразу бежать к конторе сломя голову. Сначала открыла шкатулку и посмотрела на глаз. Тот умиротворенно таращился на нее.

— Может, ты все-таки окажешься не таким гадким любителем подглядывать, как говорил этот Лотшейр?

Глаз предсказуемо промолчал.

…Главная контора занимала весь второй этаж того самого крыла, где Илиана уже побывала в кабинете Феррена. Из длинного холла, змеящегося зигзагообразными изгибами, десятки дверей вели в десятки комнат. Из высоких узких окон лился яркий свет, играл среди тонких колонн. Но осмотреться Илиане не дали. Непонятно откуда появилась костлявая женщина в строгом синем платье.

— Вечер, моя дорогая. Вечер. Все закрыто. Иди-ка, откуда пришла.

Действительно. Вечер. Илиана оглянулась на окна. Иллюзия дневного света была полной. Наверное, кто-то просто пробудил память стекол. Несложная магия, но эффектная.

— Но я…

— Знаю. Ты притащилась из академии. Будем знакомы, я Цересса Бервистер, здешний секретарь и твоя будущая начальница. А теперь пойдем отсюда, ради всех богов. Уже поздно.

— Но…

Илиана на миг поймала ее взгляд. С худого бледного лица со впалыми щеками огромные глаза смотрели напряженно. Будто лэйе Бервистер ждала чего-то, что вот-вот начнется. На вид ей было лет тридцать с небольшим. Злой она не казалась. Но казалась странной. Снова…

— Я всегда ухожу последней. Да шевелись! — Илиану легко, но ощутимо подтолкнули в спину. Она нырнула за дверь, обратно в переход, соединяющий это крыло с остальным дворцом. Лэйе Бервистер выскочила следом и захлопнула дверь. Дневной свет сменился искусственным. Щелкнул замок.

— Ну вот, — мирно сказала секретарь. — Впредь не путайся под ногами. Особенно вечером. Ночь в Тайной канцелярии — время восстановления.

— Восстановления?

Звучало это, как… название. Но название чего? Ритуала? Без людей?

— Восстановления рабочего места, — лэйе Бервистер поднялась на цыпочки и попыталась заглянуть в дверной глазок, но, конечно, ничего не рассмотрела. — Это же крыло Тайной канцелярии. Средоточие дворцовой магии. Предметы за день так напитываются ею, что едва могут дотерпеть до закрытия.

Она махнула рукой, приглашая Илиану уходить, а не стоять под дверью. Шаги в пустом переходе звучали гулко. Но даже они не могли заглушить внезапный шорох, поднявшийся за спиной.

Илиана остановилась и прислушалась. Шорох напоминал то ли ветер в летнем лесу, то ли шепот многочисленной толпы. Вот что-то скрежетнуло, и звук потонул в шуршащих волнах. Вот что-то зазвенело, и кто-то откликнулся смехом — металлическим, будто бились друг о друга две трубы…

— И что, — почему-то шепотом спросила Илиана, — они там делают?

— Этого мы не знаем, — так же негромко ответила лэйе Бервистер. — Скорее всего, обмениваются воспоминаниями. А может быть, меняют форму.

— Да как они могут менять форму! — воскликнула Илиана. Собственный голос, отразившись от высоких округлых сводов, показался отвратительным визгом. — Без чьей-то направляющей магии!

— Там есть магия. Это же контора Тайной канцелярии. Только магия эта бесцельная.

Илиана оглянулась. Шорох и постукивания не стихали.

— И что будет, если открыть дверь?

— Лэй Феррен, — с придыханием произнесла секретарь, — утверждает, что ничего хорошего. Я склонна ему верить.

…До своей комнаты Илиана добиралась в глубокой задумчивости. Она даже не вспоминала, что вообще-то не знает дороги. Очнулась, только поняв, что пытается попасть ключом в замок, не замечая замочной скважины.

Три дня пролетели незаметно.

Холодным дождливым утром большая часть придворных безвылазно сидели в своих покоях, готовясь к вечернему торжеству. Императорский двор давал бал в честь приезда императорской же невесты. Когда об этом объявляли, Илиана лишь хмыкнула, отметив, что бал дает именно двор, а не сам император. Искренне, что скажешь. И придраться не к чему…

Придворные чистили перышки, а Илиана набросила плащ и отправилась навстречу княжеской свите. Разговаривать с новоприбывшими она не собиралась. Но неплохо было бы увидеть княгиню, а если получится, еще и показать ее «Зенице». Пускай артефакт начинает работу.

Глаз смотрел из шкатулки весело. Кажется, ему нравилась перспектива прогулки. Интересно, он действительно мог демонстрировать какие-то чувства или это значило, что Илиана сходит с ума?

Она опасалась, что ее присутствие покажется странным, однако в нижнем холле собралась стайка таких же зевак. В основном девушек или их служанок. Многим стало интересно первыми увидеть княгиню.

В огромную, как ворота, дверь, втягивались люди. Какие-то лакеи, прислуга, несколько дам, похожих на фрейлин, непонятный старик, облаченный во все черное… Император с несколькими присными церемонно вышел навстречу, но в кои-то веки на него не обращали внимания.

— Смотри! Вот она!

От избытка чувств какая-то девица дернула Илиану за рукав. И правильно сделала — та чуть не пропустила княгиню во всей этой пестрой толпе.

В жизни княгиня оказалась еще обычнее, чем на фотографиях в газетах. У нее были круглые щеки, нос картошкой и россыпь родинок на виске. О принадлежности к правящему дому говорил лишь золотистый оттенок плаща — в Мерите этот цвет был привилегией исключительно князей.

Воровато оглядевшись, Илиана убедилась, что все взгляды прикованы к гостям, и приоткрыла шкатулку с артефактом.

— Ну же, — беззвучно, одними губами, зашептала она, надеясь, что «Зеница» сообразит. — Запомни эту дамочку в золотом, это за ней мы с тобой должны понаблюдать!

«Нужно дать ему кличку», — подумала она про себя. Артефакт был слишком разумным, чтобы оставаться безымянным.

Ничего не произошло. Но в голове словно мелькнуло что-то, а затем явилось понимание: «Зеница» запомнила объект. И теперь сообщала, что можно прятать ее от любопытных глаз.