Глава 24

Глава 24

В тот же день, вечером, в кабинете магистра Гвендолин состоялся серьёзный разбор произошедшего с артефактом Эркима. Как мы и боялись, воздух усилил магию огня, и небольшой всплеск мгновенно выжег магические структуры амулета.

Тедерик конечно тоже присутствовал. Внимательно выслушал мои наблюдения, соглашаясь, что вины Эркима в случившемся нет и, даже подкинул несколько советов. Всё же огненному магу виднее как приструнить своенравную стихию.

К моменту нашей с ним встречи я уже успокоилась. По сути ничего страшного не произошло, разве что я пропустила момент, когда перестала воспринимать Тедерика как жестокое чудовище. Хотя всё вполне логично. Тот Тедерик, которого я каждый день вижу совсем другой, словно две совершенно разные личности. Сильный, терпеливый и умный мужчина, общаться с которым приятно и интересно, постепенно вытеснял образ того чудовища. Подкупало ещё и то, что он не давил на меня, не пытался подтолкнуть к нужному ему решению, просто был рядом, помогал и по мере сил пытался защитить от возможных неприятностей. Лишь его глаза, в те короткие моменты нашего уединения на медитации, выдавали всю бурю чувств, что бушевали в его душе. Нежность, тоска, восхищение и неистовая страсть, они вспыхивали в его взгляде, обжигая и волнуя.

Не замечать этого или наивно отмахиваться, было глупо, но и ответить взаимностью я не могла. Во всяком случае, не сегодня и не завтра, и вообще может никогда. Хотя, у меня всё же хватило духу признаться себе – такой Тедерик мне нравится.

Вот и сейчас он не отмахивается, как поступили бы многие мужчины на его месте, а вместе с нами пытается найти решение проблемы. Полезность новых артефактов Гвендолин очевидна, и первая неудача не повод отказываться от хорошей идеи.

Конечно, мы понимали – амулеты тестовые, предназначенные только для тренировок, с хорошей обучающей перспективой в будущем. К сожалению, в перечень разрешённых артефактов для игроков они не входили. Организаторы обещали обеспечить всем необходимым непосредственно по прибытии. Точнее при регистрации уже на игровой территории. Естественно после тщательной проверки бдительной службой безопасности.

Тедерик с наставником, прочитали мне, целую лекцию, о правах и обязанностях, прибывших на игры. Мне предлагалось вести себя смирно и желательно в одиночку вообще не покидать жилой комплекс, отведённый для нашей команды. Возмущаться не стала, прекрасно понимая справедливость некоторых правил, но и не обещала, что все игры безвылазно просижу в палатке.

Вообще все последующие дни были трудными. Учёба, тренировки и практика, выматывали ужасно. Наставник после моего удачного лечения Эркима, сначала похвалил, а потом с особым энтузиазмом завалил меня практическими заданиями. Сложность тоже росла, от занятия к занятию. Да и Гвендолин не отставала от брата, несколько вечерних часов приходилось уделять этой чересчур любознательной леди. Пока Гвендолин усовершенствовала мой браслет-артефакт, она взяла в привычку рассуждать вслух, иногда интересуясь моим мнением в особо спорных моментах. Не знаю, помогал ли ей мой ответ, но слушала она внимательно.

В один из таки вечеров я и столкнулась с магистром Арвиалом ди Мартивье. Даже странно, что этого не случилось раньше. Избегал? Чувствовал свою вину перед бедняжкой Эйми? Не знаю, но когда я его увидела, очень по-детски захотелось поджечь его шикарную белобрысую шевелюру.

– Поговорим? – вместо приветствия буркнул магистр.

Он ловко подхватил меня под локоть и толкнул в сторону раскрытой двери пустой аудитории.

– Что вы себе позволяете?! Уберите руки и немедленно объясните, что вам нужно, – попыталась вырваться из жёсткого захвата, едва сдерживаясь, чтобы не выпустить взъярившийся огонь.

Настырно упёрлась в пол ногами, вот только натёртый до блеска мрамор совершенно не помогал тормозить. Туфли легко скользили по его гладкой поверхности, а в спину меня настойчиво толкал тёплый ветер.

– Обязательно объясню Эмилия, теперь ведь так тебя зовут? Вот только мне не хотелось бы, чтобы у нашего разговора были свидетели. Ни тебе, ни мне этого не нужно. Ну же Эмилия! Мне говорили, что ты разумная лэри, неужели врали?

Арвиал резко остановился, выпуская из захвата мою руку. Ветерок также исчез, на прощание, игриво взъерошив мне волосы. Магистр нахмурился на такое своенравное поведение воздушной магии, но промолчал. Он пристально смотрел на меня сверху вниз, замораживая своим жутковатым взглядом. Как тогда, при первой его встрече с бедняжкой Эйми. Вот только я не тешила себя надеждами и уже знала, на что способен этот белобрысый гад.

- Не знаю, кто и что вам там говорил, но разговаривать с вами у меня нет совершенно никакого желания, – смело взглянула в его глаза, даже не пытаясь спрятать те чувства, что он разбудил своим появлением.

– Ого, сколько огня, сколько ненависти и это вместо благодарности? Неожиданно, – с сарказмом проговорил это гад, совершенно игнорируя моё желание уйти.

– Благодарить?! Я должна вас благодарить?!

Моё возмущение достигло предела, кончики пальцев закололо. Маленькие язычки пламени прошлись по руке, сосредоточившись в центре ладоней. Пришлось сжать кулаки, уговаривая огонь успокоиться. Как бы мне не хотелось, но нападать на магистра, да ещё в стенах академии, где любое агрессивное проявление магии без контроля и разрешения преподавателя запрещено, я не собиралась. Лишать себя будущего ради этого белобрысого гада было более чем глупо.

Арвиал тоже это понимал, потому даже не отступил, увидев агрессивное проявление моей магии. Только брови удивлённо приподнял и то лишь на мгновение.

– Успокойся. Мне ты ничего не должна, так что можешь не стараться. Но смотреть, как по моей вине мучается друг, я тоже не собираюсь. Ты ведь считаешь себя несчастной жертвой, жестоко обманутая мной и потому отправленная отцом прямо в логово к чудовищу, вернее проданная местному лэрду за тяжёленький мешочек монет для твоей сестры?

– Не понимаю о чём вы. Похоже на бред, оскорбительный, никому ненужный бред.

Мне хотелось прокричать это ему в лицо, словно так я могла отпустить так жестоко потревоженную Арвиалом боль. Хотела, но не смогла. Горький ком от правдивости его слов не позволил. Встал поперёк души и застрял, мешая спокойно дышать.

– Не стоит отрицать Эйми или Эмилия, для меня твоё имя не важно. Я вижу знакомую суть, которую когда-то разглядел в доме семейства Корентайн. Ты изменилась, но это и не удивительно. Магия многих меняет и не только внешне. Но твоя светлая суть проглядывает даже через артефакты Гвендолин.

Я дёрнулась, инстинктивно прижимая руку к плечу с браслетом-артефактом. Как, как он узнал?! Неужели обладает тем же зрением что и я, а может ещё и с потоками может работать, но по каким-то причинам скрывает?

– Не пугайся, никто другой не заметит, просто я знаю, где смотреть и как это должно выглядеть, – тут же подтвердил он мою догадку, чем ввёл в смятение.

Что это, доверие или самоуверенность? Зачем мне знать о его опасных способностях? А может он хочет шантажировать, тогда, причём тут его друг. Хотя тут не нужно быть супер-логиком, чтобы понять – этот друг никто иной, как Тедерик.

– Ну что продолжим разговор в более спокойной обстановке или останемся здесь, рискуя выдать случайному слушателю свои тайны? – резонно заметил магистр, приглашающе отступая вглубь аудитории.

В принципе я ничем не рискую. Если что в любой момент могу переместиться к наставнику с помощью артефакта. В крайнем случае, воспользуюсь нашей связью.

На всякий случай особым зрением просканировала помещение. Не увидела опасности или кого-то кромке магистра и уверенно шагнула вперёд.

Дверь за мной тут же тихо закрылась. Арвиал уже удобно устроился за преподавательским столом. Мне предлагалось сесть рядом, даже стул заботливо придвинул. И где только взял, материализовал что ли? Шустрый какой!

– Начну с главного. Ты можешь меня ненавидеть, считать монстром, но только меня. Тедерик лишь действовал по моим инструкциям. Что там пошло не так я могу только догадываться, но в итоге ты получила магию и шанс на достойную, и самое главное долгую жизнь. Познать счастье материнства, без угрозы смерти. Думаю, ради этого стоило немного потерпеть. Пойми, мы не могли по-другому. В твоём случае других вариантов просто не было.