— Ты кто?

Дженни крутнулась на месте, выхватывая нож. За спиной никого не было. Она помотала головой — ей показалась или она на самом деле слышала? Снова прозвучал тот же вопрос:

— Ты кто? Что тебе здесь нужно?

Она определила направление, откуда шел звук. Со стороны пульта. Оказалось, активировался управляющий мозг базы. Дженни немного успокоилась и села перед экраном, который тут же развернулся из узкой полоски над столом, в полный размер. Девушка приложила палец к сканеру генетического кода, и голос, снова став безликим, ожил:

— Здравствуйте, Дженни! Будут какие-то указания? Хотите посмотреть базы данных?

— Ничего я не хочу… — она вздохнула и опустила голову на стол, закрыв глаза. «Никого….У нее ни осталось никого из близких людей…. Одна — одна всем белом свете! Ни помощи, ни поддержки…. На хвосте — целая банда монахов…. И, похоже, от них никуда не спрячешься…. Что же делать?» — Мысли метались в поисках приемлемого решения, но не находили. «Бежать? Но куда? Если уж, здесь нашли — в богом забытом краю, то в других местах, будет еще проще! А зиму как она переживет?» И снова мысли свернули на Джека: «Раз он не отзывается, то значит, монахи его все-таки смогли достать! Если бы он был жив…. Надо было давно ему сказать, что я люблю его…. Струсила!»

— Дженни Адамс! Вы не активны уже тридцать две минуты! С вашим здоровьем все в порядке? К сожалению, нет возможности оказать медицинскую помощь из-за некорректной работы центра обеспечения безопасности. Это реализуемо только после запуска полной активации искусственного разума! Медицинская секция не развернута! Включена только производственная программа! Временно производится тестовый прогон команд. Производство выдает сто процентов бракованных изделий! Нет отмены на изготовление! Требуется активация искусственного интеллекта базы! Необходим донор!

Девушка задумалась. «Что она теряет? Ничего! В этом мире ее ничто и никто не держит! Семьи нет, любимого человека, буквально на ее глазах убили! С минуты на минуту и за ней придут монахи!» И Дженни решилась:

— Есть донор сознания! Я стану донором!

Голос продолжил в той же интонации. Казалось, он даже не удивился этому. Вероятнее всего, так и было. Компьютер не умеет удивляться.

— Займите место в сканирующем устройстве. После этого требуется нажать красную кнопку на пульте управления сканером. Кто это сделает? Необходима генетическая идентификация!

«Вот чертов зануда!» — мелькнула мысль у Дженни. Она подошла к сканеру, осмотрела его, прикинула расположение кнопки на пульте и ответила:

— Я сама активирую сканер! — и горько добавила. — Остальным доверять не могу!

— Хорошо, Дженни Адамс! Принимается! Вы должны полностью снять одежду и лечь в сканирующее устройство, затем правой рукой нажать кнопку и быстро занять нужное положение головы. Схему вы видите на экране! Ваше тело будет утилизировано. Вы даете на это свое согласие?

— Да!

Тут же высветилась нужная поза и наклон головы на изголовье. Девушка быстро разделась, скинув с себя все, и легла в саркофаг, тут же покрывшись гусиной кожей от холода. Полежала десять секунд, пришла в себя, успокоилась и, выдохнув воздух, нажала на кнопку. Верхняя крышка медленно поползла вверх, закрыв ее от внешнего мира, пряча ее от всей боли и испытаний, которые она прошла. В лаборатории моргнул несколько раз и потух свет и начала моргать красная лампа аварийного освещения. Видимо, энергии требовалось немало! Потом послышался тонкий свист, и тело девушки стало медленно исчезать, как будто растворяясь в воздухе…..

Эпилог первый

Где-то далеко отсюда, в уездном городе Наг. В скромном подвале, на тихой улочке в центре города, в небольшой комнате, которую занимал глава инквизиции, на длинной полке, прикрученной к стене, в ряду маленьких, прозрачных шариков случилось странное событие. Один из них вдруг вспыхнул ярким зеленым светом и погас, став абсолютно черным. Старший инквизитор недоуменно поднял голову от письма, которое он писал, взглянул на полку и поспешно встал. Подошел к ней и взял погасший шар в руки, вперив в него ледяной взгляд. Узкие, сухие губы зашевелились, произнося неслышимые слова. Чернота в стеклянном шаре стала сереть, в ней постепенно проявлялось лицо человека. Через пять секунд, на монаха смотрело лицо молодого парня, полное злобы и ненависти. Инквизитор ухмыльнулся и шепнул два слова. Лицо застыло в стекле, зафиксированное заклинанием. Затем монах щелкнул пальцем и когда в комнату поспешно вошел секретарь, он показал ему на потухший шар:

— Вы что? Совсем мышей не ловите? Как в этом медвежьем углу умудряются убивать ваших людей, Зоренбергер? Разберитесь и доложите…. То, что надо найти и наказать этого человека, — старик кивнул на шар, — Об этом не стоит, наверно, вам напоминать?

Джек Фокс не хотел умирать. Еще осталось много неоплаченных долгов. Их надо отдать как можно быстрее и, желательно, кровью. Кровью тех, кто убил всех его друзей, всю семью. Но была одна загвоздка. Дело в том, что он умер. Это было совершенно точно, Джек помнил, что он получил очередь из автомата в грудь, перед тем как… Перед тем как — что??? Что-то произошло в этот самый момент. Какие-то кадры мелькали перед закрытыми глазами — друзья: Джек, Дженни; монахи, стреляющие в него и он — отвечающий очередями дисков. Мелькнул кадр, где он находит валяющийся на полу брелок с рюкзака и втыкает деревяшку или кость себе в рану. Все эти остановившиеся мгновенья последних секунд, крутились перед глазами, повторяясь одна за другой.

— Ну и что ты тут разлегся? Вставай, давай, — раздался чей-то недовольный голос, — тут тебе не там!

Джек вздрогнул от неожиданности и открыл глаза. Над ним, очень высоко был виден потолок. Почему-то каменный, то есть не бетон, а гранит. Парень повернул голову и увидел говорившего с ним человека.

— Долго ждать? Уже пора обедать!

Джек сумел сесть на лежанке со второй попытки. Сразу закружилась голова, опять мотнуло вниз, но он сумел удержаться.

— Ты, смотри-ка — на самом деле ожил, — человек не сумел сдержать удивления.

— Кто ты? Что это за место и как я сюда попал?

— Давай по порядку. Сейчас время обеда, за ним все и узнаешь. Идем. Твоя одежда — лежит на стуле.

Мужчина подождал, пока Джек оденется, молча, встал и направился к дверям. Фокс, недоумевая от всего происходящего, пошел следом. Обедали совсем недалеко, но и по дороге Джеку было удивительно смотреть на голые каменные стены, как будто это жилище находилось где-то в пещере. Хотя стены были достаточно ровные, но следы каменотесы все-таки кое-где оставили. Как и потеки от лазера или плазмы. Стол и пара стульев, были самыми обычными, у них в деревне точно были такие.

— Итак, мой юный друг! Сначала надо бы познакомиться. Меня зовут Кризер. Доктор Кризер, если что. Я тебя вытащил с того света, можно и так сказать. А теперь ты? Кто ты такой и откуда у тебя это кольцо? — Доктор посмотрел на парня и тут-то Джека пробил холодный пот. У доброго доктора были вертикальные зрачки. И пальцы! Док тот, как ни в чем не бывало, принялся за еду. Пальцы были длиннее человеческих и явно имели лишний сустав. Длинные белые волосы, связаны в неаккуратный хвост. И тут он вспомнил! Портрет на лестнице в полиции городка, который он нашел.

— Доктор, вы — «Темный»?

Тот, не удивившись вопросу, аккуратно поставил чашку с кофе на стол и медленно кивнул:

— Да, так нас называют аборигены на некоторых планетах. Самоназвание тебе все равно ничего не скажет, поэтому так может и называть. Мы не обижаемся на дикарей.

— Хм, — кашлянул Джек, — извините, не хотел вас обидеть.

— Так, что с кольцом?

— Кольцо? Я не понимаю о чем вы, доктор Кризер?

— Вот это, — док вытащил из кармана мешочек и высыпал на ладонь содержимое.

Там оказалось знакомое колечко.

— Эта безделушка всегда была в нашей семье, вроде как от деда осталось. Так сказал отец. Я случайно ее прихватил из дома. Оно всегда было на какой-то темной деревяшке.