Крематор
Похожие книги по мнению пользователей:
Добавить похожую книгу:
Книги из тех же жанров
Дети Метро
Оценка: 8.33 (3)
Дети Метро (СИ) 18+
Яма
Оценка: 8.4 (10)
Писатель:
Страниц: 32
Символов: 215722
В избранное добавлена 1 раз
Прочитал: 1
Хотят прочитать: 2
ID: 287874
Язык книги: Русский
Оригинальный язык книги: Чешский
Книга закончена
Год написания книги: 1967
Год печати: 1993
Издательство: Иностранная литература
Город печати: Москва
Создана 22 марта 2017 06:45
Опубликована 22 марта 2017 10:50

Оценка

5.00 / 10

2 2 0
Ваша оценка книги:
Ваш статус прочтения

…После издания романа «Господин Теодор Мундштук» Фукс вскоре приобрел мировую известность. Почти ежегодно он издавал новые книги — сборник рассказов о судьбах евреев во время Второй мировой войны «Чернокудрые братья мои», роман о призрачной атмосфере последних довоенных лет «Вариация на темную струну» и прежде всего отличный роман-хоррор «Крематор», изданный в 1967-м году. Главным героем является работник пражской крематории Карел Копфркингл, которого в самом начале Второй мировой войны привлекут фашисты к сотрудничеству. Так как его жена еврейского происхождения, аккуратный и одновременно ненормальный чиновник Копфркингл решит ее, и обоих своих детей убить, и сжечь у себя в крематории. Интересна, прежде всего, форма романа, так как Фукс все действие описывает глазами главного героя — сумасшедшего Копфркингла, болезнь которого постоянно ухудшается. В соответствии тому призрачная атмосфера сюжета, напоминающего паноптикум, постепенно становится все темнее.

(с) Михал Лаштовичка, радио Прага

Русский перевод опубликован в журнале «Иностранная литература», 1993, № 8. Перевод с чешского Инны Безруковой.

 

☘︎Т∀Нюш∀☘︎
5 января 2021 12:01
Оценка: 9
Трудно подобрать слова, чтобы описать, что я на данный момент чувствую. Шок? Недоумение? Ужас? И даже не столько от книги, а от того, как страшно, что история никогда и никого не учит, и что жестокость и борьба за мировое господство продолжается. Есть кто-то, кто убежден, что только он может сделать этот мир лучше, кто решил, что он спаситель своего народа. И самое страшное, что он с легкостью расправляется со своим же народом, кто думает иначе и не собирается подчинятся этой идеологии.
 
В 2020 году в моей стране часть общества перестала терпеть ложь и несправедливость, что превратило ее в "неблагонадежную", так сказать появились собственные "евреи", от которых надо бы избавиться либо избить, запугать, запереть, заткнуть, придушить. Сделать все возможное, чтобы они снова затерялись среди истинных сторонников власти. И вот такие книги меня всякий раз возвращают к реальной жизни. Потому что это никуда не исчезло, идет борьба даже в кругу одной семьи. Бабушки готовы расстреливать своих внуков, дети родителей, родители детей. Так работает грязная пропаганда. История, написанная Ладислав Фукс, поражает, большую ее часть я не могла предположить, чем все обернется. Хочется отметить необычный стиль и сцены произведения, в которых постоянно возникают одни и те же яркие, узнаваемые эпизодические герои. Складывается ощущение абсурдности, искусственности происходящего. А может в этом скрыт еще какой-то тонкий, неуловимый для меня смысл.
 
Главный герой, крематор, Копферкингель, живет и работает в чешском городе Праге. Безупречный муж и отец, для полной гармонии даже кошка есть у этой прекрасной дружной семьи, которые любят проводить время вместе, дарят друг другу положительные эмоции, ласку и подарки. Копферкингель большой эстет, он всё знает о свое профессии и обожает ее, считая, что освобождает души, сжигая тела. У семьи множество друзей и знакомых среди евреев. Главный герой с уважением и пониманием относится к ним, по натуре он человек внимательный, осторожный и очень правильный, что ценит и в других людях.
 
События происходят в 1938-1939 годах, время, когда в Чехию приходят нацисты и начинаются зачистки.
 
  Изменения в стране и мире не обошли стороной крематора. Человек заинтересованный, увлеченный он вливается в происходящее. Я не буду писать, что произошло дальше. Просто добавлю гору цитат из книги, от которых у меня мурашки по коже, потому что до сих пор их иногда слышу в реальности.
— Не бойтесь, пан Копферкингель, не стоит, — улыбнулся врач. — Насилия никогда не хватает надолго. На короткое время насилие может победить, но не оно творит историю.
 
«Насилия никогда не хватает надолго, — мелькает в голове у Копферкингеля, — историю творит не оно… Людей можно обмануть, запугать, загнать под землю, но надолго ли? Ведь мы живем в цивилизованном мире…»
 
- Жизненное пространство,  -протянул Копферкингель. - Послушай, Вилли, я расскажу тебе кое-то о гробах. Когда гроб закрывают крышкой, покойнику не должно быть тесно. У хорошего гробовщика крышка ни в коем случае не задевает лицо и грудь мертвеца. Лучшими считаются те гробы, в которых могут поместится два человека. Гроб должен быть просторным, и это единственное жизненное пространство, по-настоящему важное для людей.
 
- Как бы все это не обернулось адом, - сказал Копферкингель, решивший, что Вильгельм обиделся.  - Адом. И виноват будет только твой Гитлер.
– Но ведь он борется за счастье и справедливость стомиллионного народа! – строго заметил Вилли. – За его бессмертие. За новую Европу. Да, – кивнул он, – это может обернуться адом. Адом для тех, кто мешает нам, то есть для наших врагов. Ну, а для законопослушных граждан никакого ада не будет.
 
– Но вот бороться за счастье миллионов – это дело другое! Ликвидировать безработицу и нищету, в пучину которых ввергли твой народ враги рейха, очистить мир от всяческих паразитов, отвоевать для немецкой нации жизненное пространство – вот как я понимаю наш долг, Карл!
 
И он услышал ответ на свой вопрос. Он узнал, о чем говорят между собой два эти мальчика. Узнал, почему боксер так усиленно тренируется. Почему он так прилежен. Почему его удары должны непременно достигать цели. Потому что немцы вторглись в нашу страну. Потому что они насильники. Потому что они отняли у нас свободу. Говоря все это, Мили дрожал как овечий хвост и упорно смотрел на кошку, и пану Копферкингелю удалось превозмочь себя и промолчать. Он только скорбно покачал головой. «У меня есть еще время, чтобы открыть ему глаза, — думал он, глядя на Мили, — я все объясню ему, я уговорю его, я внушу ему верные мысли». И он направился к приемнику (Альмавива как раз заканчивал свою красивую арию) и легонько отпихнул кошку, метнувшуюся ему под ноги.
Это несчастный заблудший народ, который никогда не поймет нас; не верь, что их можно перевоспитать, убедить, уговорить, у них для этого не хватит извилин, — Вилли постучал себя по лбу, — они же страдают наследственным склерозом.
 
«Здесь они тоже чего-то недопонимают, заблудшие души. Как это говорил Вилли? Народ такой древний, что страдает склерозом…»
 
«Действия гестапо, — сказал себе Карл Копферкингель, член НСДАП с душой истинного арийца, — кажутся довольно-таки жестокими. Но они продиктованы обстоятельствами, ведь речь идет о счастье миллионов. Мы совершили бы преступление против народа, — сказал себе пан Копферкингель, — преступление против человечества, если не стали бы избавляться от вредителей и смирились бы с их подрывной деятельностью.»
 
«Смерть сближает, — сказал он себе, сжимая в кармане клещи, — пепел — он и есть пепел. И неважно, кто был кремирован — немецкий штурмбаннфюрер или же мальчик с нечистой кровью.
 
— За газовыми печами — будущее. — Вилли провел ладонью по лежавшей на столе книге. — То будущее, в котором неопределенно все, кроме смерти и нашей общей победы. Даже лошади  избавятся тогда от мук, — улыбнулся он. — Тебе поручено почетное задание.
 
— Не сомневайся, — по-прежнему улыбаясь, отозвался Вилли, — Гитлер обязательно добьется успеха, потому что сражается он ради высокой цели. Цель эта — спасение от голода и нищеты ста миллионов немцев и установление для них справедливых законов, под властью которых люди станут жить как в раю. Страх и муки сгинут навсегда…