Изменить стиль страницы

Значит он спас ее… только чтобы убить.

Конечно не факт, что именно он передал вирус прекрасной, сладкой как мед женщине, которая не заслуживала того, что он трахал ее, представляя Син, и более того, заразил болезнью, превратившую ее органы в кашу.

Но время от момента заражения до смерти, совпадало.

Перед глазами у него поплыл багряный туман, к горлу поступила тошнота от осознания того, что он убил невинную женщину. Следом накатил гнев за то, что человек, ответственный за случившееся находился с ним в одной комнате.

Нужно прекратить это немедленно, риск повторного кормления от Син был наименьшим из его проблем.

Тем более что весь риск возьмет на себя Син.

— Кон? — сквозь шум в его голове прорвался глубокий голос Фантома. — Чувак, ты в порядке? Выглядишь, словно готов грохнуться в обморок.

— Тогда мне стоит покормиться, — голос Конэлла, когда он повернулся к Син, звучал холодно. — И, похоже, обедом станешь ты.

Глава 2

Вот же фигня.

Син понимала, что возможно это и есть ответ на их молитвы, но Кону не следовало смотреть на нее, точно на стейк с кровью. Он мог хотя бы подобно ей притвориться равнодушным.

— Садись, — голос Кона звучал настолько глубоко и проникновенно, что она едва не подчинилась ему, как хорошо дрессированная собачка.

— Мы собираемся сделать это здесь?

Кон приподнял светлую бровь.

— Ты бы предпочла палату? Или тебе больше по вкусу чулан?

Ублюдок! Они не пойдут в палату, где наличие кровати легко расположит к чему-то большему, а замечание о чулане вообще приравнивалось к удару ниже пояса — это первое и единственное место, где они были близки.

Син опустилась на стул.

— Отлично. Покончим с этим.

— Как мило, — съязвил Фантом. — Вы общаетесь, как пожилая супружеская пара.

Син показала ему средний палец, а Кон повернулся к ее братьям.

— Может, предоставите нам немного уединения?

— Нет, — Син ткнула пальцем в Призрака. — Ты. Остаешься. — Вообще-то, большую часть времени она вела себя как стерва, но трепет, появившийся в животе при мысли остаться с Коном наедине, был опасным знаком, подсказывавшим, что ей не стоит этого делать.

Лор шагнул вперед.

— Я останусь.

— Все нормально, братец, — произнесла Син. Меньше всего ей хотелось, чтобы Лор парился из-за нее и Кона. Он опекал ее тридцать лет, и для него, оказалось, непросто избавится от своей привычки. — Нам предстоит обычная медицинская процедура. Призрак в состоянии за всем проследить. — Медицинская? Это было правдой только наполовину, потому что она знала: погружение клыков Кона в ее плоть доставит ей куда больше удовольствия, чем она готова признать.

Син почему-то была уверена, что Лор станет с ней спорить. Его кулаки сжались, во взоре проступило негодованием, родовой знак недовольно извивался.

Как и у нее, метка Лора была лишь блеклым подобием тех, что имели их чистокровные братья, но реагировали ее с Лором знаки точно также — извивались, когда эмоции зашкаливали. Наконец Лор кивнул, метнул в Кона пламенный взгляд братского предостережения и вышел.

Она махнула Фантому на дверь.

— Ты тоже. Проваливай.

— Смурфи. — Фантом направился к двери, насвистывая на ходу мотив из "Смурфиков".

— Нам не нужен Призрак, — сказал Кон. — Я пил кровь в течение тысячи лет, и знаю, когда остановиться.

Син волновалась вовсе не из-за возможности потерять слишком много крови. В действительности она боялась, что без свидетелей этот процесс выйдет далеко за рамки обычного кормления.

По счастью, ей не пришлось ничего говорить, поскольку Призрак со строгим выражением лица прикрыл дверь, прислонился к ней плечом и скрестил ноги в лодыжках.

Он не собирался никуда уходить, и Кон, похоже, это понял, поскольку, пробормотав себе что-то под нос, опустился возле нее на колени.

Так их глаза оказались на одном уровне, и под пристальным взглядом Кона Син сглотнула.

— Протяни запястье, — велел он с холодной улыбкой, резко противоречащей исходящему от его тела жару. — А может, ты предпочитаешь горло? Или пах? Так, определенно, было бы быстрее, но вряд ли ты пожелаешь подобной степени близости. — В его глазах вспыхнул поддразнивающий огонек.

Син протянула левую руку.

— Ты абсолютно прав, не пожелаю.

Он осторожно взял ее запястье, как будто ему претило само прикосновение к ней. И может, на каком-то уровне так оно и было. Но Син еще не встречала ни одного вампира, который бы хоть немного не возбуждался во время кормления.

С проникновением его клыков, она испытала легкую боль, сопровождаемую искорками такого сильного удовольствия, что еле сдержала стон.

— Син, — тихо позвал Призрак, — во время кормления тебе нужно отслеживать уровень вируса в крови Кона. А сейчас ты должна определить его базовый уровень.

Точно, базовый уровень. Все что угодно, лишь бы отвлечься от того, как приятно чувствовать на теле губы Кона и его клыки внутри плоти.

Сконцентрировавшись, она воспользовалась своим даром. Татуировка на руке начала светиться, и Син схватила Кона за плечо.

Его мускулы под ее пальцами напряглись, словно в знак протеста, но сущность суккуба уловила признаки нарастающего возбуждения: учащенное сердцебиение, вздымание и опадание груди, повышенную температуру кожи.

Тело окатило потоком жидкого тепла, но Син стиснула зубы и сосредоточилась на проверке крови Кона.

С помощью своего дара проникла в Кона сфокусированным лучом и прошлась по венам и артериям.

При использовании дара для создания болезней ее жертвы ничего не чувствовали, но она никогда раньше не проделывала ничего подобного.

— Ты в порядке? — спросила она, и когда мерцающие глаза Кона вперились в нее, пожалела о своем вопросе. Кому какое дело, в порядке он или нет? Это из нее пили кровь, и это перед ее глазами начали расплываться темные пятна.

Он слегка кивнул и продолжил пить жадными глотками. Закрыв глаза, потому что комната стала вращаться, Син сосредоточилась на исследовании крови Кона.

В ее голове сформировались мрачные черно-белые картинки. Она увидела отдельные клетки, проходящие через узкие сосуды, а вместе с ними и вирус. Новые клетки присоединились к общему потоку: к ее, она была в этом уверена.

Присутствие свежих клеток как будто побудило клетки Кона к действию. Они накинулись на вирус подобно стае волков на раненного оленя.

— Это работает, — прошептала она, надеясь, что парни не заметят невнятность ее речи.

Кон начал медленно отстраняться.

— Продолжай. Тебе нужно больше моей крови, чтобы она вступила в борьбу.

Он промычал что-то похожее на отказ и начал медленно вынимать клыки из ее плоти. Син схватила его за голову, заставляя продолжать, хотя для этого ей пришлось приложить намного больше усилий, чем понадобилось бы в обычном состоянии.

— Почти готово, Кон. Мы можем убить его…

— Син! — сильные пальцы Призрака отцепили ее руку от головы Кона. Возможно, ей не следовало обращать внимание, насколько шелковисты его светлые волосы, но по какой-то причине, она это заметила. — Он должен остановиться.

— Ещё чуть-чуть…

Оторвавшись от нее, Кон отодвинулся. В его переливающихся серебром глазах промелькнуло сразу несколько эмоций: плотский голод, страх, что он зашел слишком далеко и желание идти дальше.

Когда она бросилась вперед, отчаянно желая дать Кону больше крови, Призрак схватил ее за кровоточащее запястье. Ей нужно еще время, чтобы понять, как вирус выживает и как погибает…

— Нельзя останавливаться сейчас!

Кон выругавшись, схватил ее руку, и на какое-то мгновение она подумала, что он собирается продолжить, но вместо этого, парень вырвал ее запястья из ладони брата, пытавшегося исцелить ее своим даром, и провел языком по проколам.

Они затянулись прямо на глазах, и тогда Син охватила необъяснимая ярость.

— Вы идиоты! — едва она поднялась на ноги, ее голова закружилась, а перед глазами заплясало еще больше темных пятен. — Вирус в нем накапливается. Он будет…