Изменить стиль страницы

Фридрих II умер в довольно преклонном по тем временам возрасте. Не желая упускать из своих рук бразды управления армией, он в августе 1785 г. семь часов под проливным дождем и при сильном северном ветре командовал маневрами, усугубив астму воспалением легких. Здоровье его резко ухудшилось, и через год он скончался. Его имя оказалось навсегда связанным как с эпохой Просвещения и вольтерьянством, так и с пруссачеством и германским милитаризмом. Образ реального Фридриха не всегда согласовывался с представлениями как его критиков, так и его апологетов и, конечно, должен быть рано или поздно очищен от конъюнктурных наслоений.

Император Священной Римской империи Иосиф II (годы жизни 1741–1790, годы правления с Марией-Терезией 1765–1780, годы самостоятельного правления 1780–1790) был, как уже говорилось, одновременно поклонником и противником Фридриха II. Но если прусский король всегда приспосабливался к обстоятельствам и ловко их использовал, то Иосиф II был в известном смысле доктринером и даже догматиком своих идей и упрямо стремился осуществить свои планы, даже если они встречали сопротивление со стороны его подданных в многочисленных габсбургских владениях, населенных чехами, поляками, русинами, венграми, итальянцами и даже французами. Разделение его власти как бы на два уровня, — т. е. императора с весьма ограниченными правами в германских землях, зависевшего во многом от позиции и интересов князей и сословий, и суверенного правителя комплекса наследственных габсбургских земель, в который входили Чехия, Венгрия и другие территории, где он мог проводить реформы, не обращая внимания на протесты местных органов самоуправления, — порождало противоречия в его политике и стремление усилить свои позиции в Германии, где ему успешно противостоял прусский король. Впрочем, как и Фридрих II, он был фанатиком идеи государства и «слугой государства», работавшим порой по 18 часов в сутки, утомляя до крайности свой организм беспрестанными занятиями, в результате чего этот высокий, красивый и в молодости крепкий здоровьем мужчина умер от сильной простуды, не выдержав напряженных трудов, в возрасте 48 лет. Безусловно, ему было сложно управлять государственными делами, будучи императором как бы в двух лицах: идея единого сильного австрийского государства часто не совпадала с интересами населявших его народов, особенно с интересами национального дворянства, в руках которого находились органы местного самоуправления. Прямолинейность Иосифа II, не считавшегося с национальными чувствами и традициями и, мало того, не любившего аристократию и стремившегося к равенству дворянства с буржуазией, часто вредила его реформам. Так, он оскорбил национальные чувства чехов, не став короноваться в Праге короной чешского короля, и венгров, игнорировав подобную же церемонию в Буде, но приказав привезти соответственно короны св. Вацлава и св. Стефана в Вену и поместив их там на хранение во дворце Шенбрунн. Введя повсеместное использование немецкого языка в делопроизводстве, поклонник физиократов[97] Иосиф II хотел только создать единообразие в государственном управлении, но волей-неволей оскорбил тем самым национальные чувства своих подданных.

Возможно, на Иосифа II давил психологический груз наследства Карла V. Надо учесть также, что сам он не был чистокровным немцем, в его жилах текла кровь лотарингских предков по отцу Францу I, и вообще, как и Фридрих И, он предпочитал писать и говорить на французском языке и поэтому не понимал приверженности, скажем, венгерского дворянства к своему родному языку. Язык для него был средством общения, а не душой народа. Ко всяким проявлениям национальных чувств он относился как к предрассудкам и в этом смысле не понимал многих своих подданных. Точно так же в высших интересах государства он был сторонником веротерпимости и примирения всех христианских конфессий (кроме сектантов), хотя в душе оставался верующим католиком, в отличие от близкого к атеизму Фридриха II. Тут, конечно, сказалось влияние его матери, довольно набожной Марии-Терезии, не любившей иезуитов, но считавшей религию необходимой и, мало того, полагавшей необходимым сохранение господствующего положения католической церкви в австрийских владениях.

Мария-Терезия оказывала большое влияние на сына и, пока была его соправительницей, сдерживала многие инициативы Иосифа, в том числе и в религиозных вопросах. Она, например, сильно препятствовала введению акта о веротерпимости, который был объявлен лишь после ее смерти, в 1781 г. Ее отношение к замыслам сына в области религии очень хорошо отражено в письме к Иосифу в июле (точной даты нет) 1777 г.: «Без господствующей религии? Терпимость, безразличие — в самом деле наилучшие средства для того, чтобы все подорвать и ничего не поддержать; более того, мы можем попасть в ловушку. Это не Нантский эдикт, разрушивший те провинции (имеются в виду южнофранцузские гугенотские территории. — Л. И.); в Бордо эдикт никогда не действовал, и страна не стала богаче… дурная администрация, слабые министры или интриганы, которые разрушили королевство… недостаток религиозности у чиновников, которые были заняты только своими интересами и охвачены своими страстями, разрушившими все… Я говорю только в политическом смысле, а не в христианском: ничто не является столь необходимым и спасительным, как религия». Императрица-мать, в самом деле, умела сдерживать рвение своего сына. Она знала его деятельный, непреклонный и упрямый характер и опасалась, что его действия могут вызвать сильную оппозицию, которая погубит реформы Иосифа. Как любящая мать и сама не чуждая реформаторства, она полностью сделала ставку на своего сына, что видно из того же письма: «Я действую не только во имя блага государства и Вашей сохранности, сын мой, ставший после своего рождения единственной целью моей жизни, но и во имя Вашего собственного благополучия».

Был Иосиф II революционером или деспотом — историки спорят до сих пор. Суть дела, очевидно, заключается в следующем. В нем сочетались революционность замыслов с деспотизмом их осуществления. Традиции монархического образа правления, несмотря на всю склонность этого монарха к идеям Просвещения и либерализму, сказывались в политике Иосифа II. К тому же он торопился осуществлять свои планы, словно боясь, что жизнь его на исходе и он не успеет сделать все задуманное. Очевидно, он боялся отстать от Пруссии и ослабить Австрию в соперничестве с державой Фридриха II. Одно можно сказать определенно: Иосиф II опережал свое время, и, увы, многие его замыслы осуществились много позже.

Многие идеи и планы Иосифа II возникли еще в юные годы, однако зарождению их не способствовали ни воспитание, ни образование принца. Хотя Мария-Терезия с ее умеренным католицизмом сильно повлияла на то, что принц остался католиком в душе, ее супруг; император Франц I, происходивший из Лотарингии, сторонник просвещенного янсенизма[98], привил сыну критическое отношение к религиозным догматам и особенно к практике католицизма. Вообще воспитание Иосифа было подчинено конкретному четкому плану, занятия проводились согласно тщательно составленному расписанию. Иосиф владел латынью, французским и итальянским языками, понимал по-чешски и по-венгерски, религиозное образование он получил от отцов-иезуитов, которых впоследствии недолюбливал. Благодаря собственной любознательности Иосиф интересовался философией, математикой, географией, естественными науками. Он изучил естественное и международное, а также немецкое государственное и ленное право, получил хорошие знания по истории Священной Римской империи, по политическому и административному устройству Австрийской монархии и подчиненных ей территорий. Среди воспитателей Иосифа был крупный военачальник, родом из Венгрии, фельдмаршал Баттянь, прививший ему страсть к военному делу, в результате чего идеалом наследника стала военная система Фридриха II. С другой стороны, Иосиф мало интересовался изобразительным искусством и литературой. К другу Фридриха II Вольтеру он относился с неодобрением, даже запретил издание его сочинений в переводе на немецкий язык, не желая распространения среди своих подданных «философского яда». Он не хотел выделять средства на основание академии наук в Вене. Однако император питал слабость к музыке, любимому времяпрепровождению всех Габсбургов, покровительствовал музыкантам и сам любил играть на виолончели.

вернуться

97

Физиократы — представители одного из направлений политической экономии, признававшие землю и земледелие единственными источниками богатства, а земледельческий труд — единственно производительным трудом. — Прим. авт.

вернуться

98

Янсенизм — духовное движение во Франции второй половины XVII–XVIII вв., получившее название по имени голландского проповедника Янсения, провозглашавшее идеи очищения католицизма и спасения верующих с помощью добродетельного поведения. — Прим. авт.