Настолько отчаянной была ее потребность, она взорвалась быстро и яростно. Ее крик отозвался эхом от стен, колени сжали его так плотно, он знал, что его ребра расколются, и ее ногти оцарапали его печи, оставляя рубцы. Когда последняя дрожь оставила ее, она рухнула на него сверху, тяжело дыша, с закрытыми глазами, кожа покрылась тонким слоем льда.

Амун очень тяжело дышал. То, что только что произошло… он не ожидал ничего подобного. Это не было обычным удовлетворением нужды. Это было рождениемзависимости. Одержимости. Он нуждался в большем. Ему нужно было все. Сейчас, всегда.

Несдержанность Хайди, ее желание доставить ему удовольствие, то, что она заявила на него свои права – тем, что сделала - крайне изменила его. В одно мгновение, старый Амун был сожжен в пепел, и новый Амун поднялся.

Мужчина Хайди.

Он был глуп, пытаться оттолкнуть ее, теперь он понял.

Глупо пытаться игнорировать притяжение между ними. Он только повредил и расстроил их обоих. Здесь, они могли бы быть вместе.

Никто никогда не должен узнать, что означает, что ее не осмеют, не накажут или не осудят ее друзья. Поэтому они будут… они будут вместе. Он просто не сможет без нее. И не будет.

Пока они были здесь, вынужден был напомнить он себе.

Когда они уедут черт, они отделятся. Он не побеспокоит ее жизнь больше, чем он уже имел.

Его руки сжались в кулаки. Боги, даже мысль о том, чтобы быть без нее омрачила его настроение. Он бы не отступил от этого курса, как бы то ни было. Через его страдание он знал бы, что Хайди жила, как ей предназначалось. Счастливо. Наконец.

Секреты немного всхлипывал, и Амун нахмурился. Разве демон не хотел терять Хайди, также? Я думал, что ты испугался ее.Он был достаточно осторожен, чтобы удержать мысль в свое голове.

Прозвучало другое хныканье.

До него дошло. Ты еще не закончил копаться в ее сознании.

Демон не дал никакого ответа, но в ответе не было необходимости. Он знал.

Он и Секреты никогда не вели настоящего разговора, и он едва мог поверить, что они (почти) делают это сейчас.

Хотя неважно. Мы не можем держать ее. Для ее же блага, мы не можем удерживать ее.

Как будто почувствовав направление его мыслей, Хайди попыталась сесть. Амун держал крепко, вынуждая ее остаться напротив него.

Спи, любимая. Мы поговорим позже.

- Обещаешь?- спросила она, слово было невнятным от усталости.

Обещаю

- Ладно.- Она не заметила, что он не уточнил, что они будут обсуждать, и обмякла, погружаясь в глубокий сон.

Глава 21

Что-то твердое и неумолимое тряхнуло Хайди, вырывая из самого мирного сна в ее жизни. Она постаралась отодвинуть нарушителя прочь. Но тряска продолжалась. Она чертыхнулась и, моргая, открыла глаза и увидела Амуна, нависшего над ней; его лицо было напряжено, черный взгляд непроницаем.

Он прижал палец к ее губам, прежде чем она сумела сказать хоть слово. Там что-то есть, - прозвучал его глубокий голов в ее голове. Он излучал настойчивость, заразную как вирус. Одевайся.

Конечно, кто-нибудь был там,- подумала она сухо. Она и Амун были в подразделение ада, им не позволяли ни одной минуты передышки. И теперь, их запоздалый разговор об отношениях должен был ждать. Снова. Однако, это было лучше, чем альтернатива. Как, скажем, смерть.

Когда она надела бюстгальтер, трусики, джинсы, футболку, ботинки и бесчисленные ножи и кинжалы, которые он предоставил ей, она удивилась изменениям, произошедшим в ней. Всего несколько дней назад ее трясло каждый раз, когда она просыпалась, а ум был запрограммирован на побег. Теперь, когда опасность еще никогда не была так близко, она отпустила своего стража. Ей даже пришлось напомнить себе не думать о том, что они сделали прошлой ночью, как она сосала и глотала, как она скакала на его пальцах и выкрикивала его имя.

Она дрожала, поскольку прислушалась к тому, что потревожило Амуна. Ничего, она ничего не услышала. Она протерла заспанные глаза и забросила рюкзак на плечи. Если они

- ее слух дрогнул, и она нахмурилась.

Это был ... свист ветра? Нет,подумала она. Смех.

Слабый, но уже безошибочный - и более, чем из одного источника.

Смех в аду. Не хорошо.Так не годится, Она взглянула на Амуна, чтобы оценить его реакцию.

Он выглядел угрожающе, стоя на страже у входа в пещеру, к ней спиной. Он был одет в черную рубашку и черные брюки, и они выглядели мягкими и эластичными. Так что, ничего не будет ограничивать его во время боя. Молча, она двинулась вслед за ним.

Он почувствовал ее приближение и двинулся вперед. Она следовала за ним по пятам, и это становилось ее любимым местом на свете. Они должны были войти в другую пещеру, скорее, коридор в скале. Они вошли - нет, серьезно, нет.Она тряхнула головой, поморгала. Не может быть, чтобы она видела то, что она думала, она видела... но картинка не менялась.

... Цирк? спросил Амун, недоверчиво.

Он видел именно это, точно... Цирк. Нереально!После Царства Теней цирк казался СПА-салоном.

Серьезно. Стены подземелья отступили, уходя в нечто похожее на лунную ночь. Звезды мерцали, на фоне черного бархата неба, прохладный ветерок танцевал мимо.

Луна... небо... в пещере. Как?Она остановилась, удивляясь, когда увидела, что несколько факелов потрескивают рядом; а еще там была бородатая женщина и мужчина с глазами цвета желчи, держащиеся за руки в окружении настоящего пламени, и взирающие на нее и Амуна с ощутимой угрозой.

Окей, использовать термин "СПА-салон ", было бы неправильно.

- Амун?

Я не знаю, сказал он, отвечая на ее молчаливый вопрос.

Что в аду происходит?

Слишком высокие мужчины прошли совсем близко, не обращая на них никакого внимания. Животные, которых они вели, однако ... слон завыл, его пасть была открыта, обнажая клыки поострее всякого демона. Более того, было несколько крылатых львов, двух единорогов с пеной у пасти и трех крокодилов с лезвиями, торчащими из спины. Каждое из животных было привязано к человеку потрепанной веревкой и боролись за свободу, их взгляды были сфокусированы на ней, вкусном на вид человеке.

Она сглотнула, отвела взгляд, боясь дразнить их. - Не нравится мне это.

Я не позволю ничему плохому случиться с тобой.

Точно так же, как и я позволю ничему плохому случиться с тобой,подумала она.

Палатка за палаткой выстроились по обе стороны от нее, дорожка между ними была посыпана гравием. В конце этого пути стоял киоск, и внутри этого киоска сидел толстый потный человек в заляпанном фартуке. Неоновая вывеска вспыхивала над ним. ПРОПУСК: ОДНО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЕРДЦЕ.

Теперь я понимаю, сказал ей Амун категорически. Мы достигли Сферы Уничтожения.

Другая сфера. Она почти стонала. - Ничего из этого не было здесь вчера вечером,- сказала она. - Я бы заметила на нашем пути в пещеру.

Ну, теперь это здесь.

Это нельзя отрицать. Но как? Она и Амун не должны были фактически путешествовать пешком где-нибудь, чтобы достигнуть новой сферы? Сферы могли просто прибыть к ним? Как странно, если это так. Это было нормально?

Действительно ли что-нибудь было нормально в аду?- подумала она с невеселым смешком.

Они остановились у палатки.

- Вы хотите, билеты или нет?- спросил потный человек, так тихо, так глубоко, словно эхо тьмы, бурлящее под поверхность.

Вздрогнув, Хайди открыла рот, чтобы крикнуть, -Черт побери, нет,- но следующие слова Амуна остановили ее. Скажи ему да.

Черт возьми. Почему?В этот момент она ненавидела, что их разумы соединены в обоих направлениях. - Да,- она заставила себя сказать. - Мы хотим билеты.

Сверкающие красные глаза охватили их обоих. Он поднял руку, открывая пальцы, чтобы показать тусклый, окровавленный клинок в ладони. - Во-первых, мне нужны ваши сердца.