- У меня вопрос, мэр, - сказал кто-то сзади, я обернулся, но не увидал, кто именно.

- Валяй, друг, - обрадовался Хигги, очень довольный, что кто-то прервал непонятные рассуждения Стритера.

- Вот какое дело, - продолжал тот же голос. - Я работаю на прокладке дороги, это к югу от Милвила. А теперь на работу не попадешь. Может, денек-другой меня и не уволят, а уж больше подрядчик ждать не станет, и думать нечего. У него время считанное, сами понимаете: подрядился сделать к сроку, опоздал - за каждый лишний день плати неустойку. Ему рабочий на месте нужен. Может, день-два обождет, а там и другого наймет.

- Это я все знаю, - сказал Хигги.

- И я не один, - продолжал рабочий. - В Милвиле полно таких, кто работает на стороне. Не знаю, как другим, а мне без заработка не прожить. У меня никаких капиталов не отложено. А ежели на работу не доберешься, жалованья не получишь, сбережений ни гроша, - так что же это с нами будет?

- Про это я и хотел сказать, - заявил Хигги. - Я знаю, положение у тебя трудное. И еще у многих. Милвил - невелик городок, на всех работы не хватает, очень многим приходится зарабатывать на стороне. И я знаю, многие из вас еле дотягивают до получки, а больше вам жить не на что. Надеюсь, это дело скоро уладится, так что вы все вовремя вернетесь к работе и места никто не потеряет. Но вот что я вам еще скажу. Даю вам слово: если это и не враз уладится, никому из вас не придется голодать. И никого не выгонят на улицу, если вы задолжаете за квартиру или не внесете в срок арендную плату. Ничего худого с вами не случится. Из-за этой чертовщины многие потеряют работу, но о вас позаботятся, ни одного человека не бросят на произвол судьбы. Я назначу особую комиссию для переговоров с торговцами и с банком, и мы установим такую систему кредита, чтоб вы могли просуществовать. Кому потребуется кредит или ссуда, тот ее получит, можете не сомневаться. Верно я говорю, Дэн?

И Хигги поглядел на Дэниела Виллоуби, который стоял там же на крыльце, ступенькой ниже.

- Да, да, - сказал банкир. - Ну конечно, все правильно. Мы сделаем все, что только в наших силах.

Но обещание Хигги пришлось ему очень не по вкусу. Это сразу было видно. И согласился он скрепя сердце. Если уж Дэн выкладывает хоть один доллар, так будьте любезны, дайте ему залог, гарантию, надежное обеспечение!

- Пока мы еще не знаем, что такое стряслось, - продолжал Хигги. - Но, может быть, уже сегодня вечером будем знать куда больше. Самое главное - сохранять спокойствие и не терять головы. Не буду врать, я не знаю, как обернется эта история. Если забор так и останется на месте, некоторых затруднений не миновать. Но пока все не так уж плохо. Еще часа два назад почти никто и не знал, что есть на свете такой городок Милвил. По правде говоря, ничего такого примечательного в нем не было. А сейчас мы прогремим на весь мир. О нас уже наговорили и газеты, и радио, и телевидение. Вот пускай сюда выйдет Джо Эванс, он вам подробно расскажет.

Хигги оглядел толпу, высматривая Эванса.

- Эй, вы там, расступитесь-ка немного, дайте ему пройти.

Наш газетчик поднялся на крыльцо и обернулся к толпе.

- Пока что рассказывать особенно нечего, - сказал он. - Меня вызывали очень многие телеграфные агентства и несколько газет. Все расспрашивали, что у нас тут происходит. Я рассказал все, что знаю, только знаю-то я немного. Одна телевизионная компания посылает к нам из Элмора съемочную группу. Когда я сейчас уходил из дому, телефон все звонил, и в редакцию, наверно, тоже звонят без передышки. Надо думать, газеты и радио уже не выпустят нас из виду, не сомневаюсь, что и власти штата, и правительство не бросят нас на произвол судьбы. Как я понимаю, нашим положением всерьез заинтересуются и научные круги.

- А, по-твоему, эта ученая братия сумеет нас выручить? - спросил все тот же дорожный рабочий.

- Не знаю, - ответил Джо.

Сквозь толпу протолкался Хайрам Мартин и деловито зашагал через улицу. Куда это он собрался?

Кто-то еще спрашивал о чем-то мэра, но озабоченный вид Хайрама отвлек меня, и я прослушал, о чем речь.

- Брэд, - раздалось над ухом.

Я обернулся.

Рядом стоял Хайрам. Шофер грузовика еще раньше куда-то скрылся.

- Что тебе? - спросил я.

- Ты свободен? Мне надо с тобой потолковать.

- Валяй, я свободен.

Он мотнул головой в сторону муниципалитете.

- Ладно, - сказал я, открыл дверцу и вылез из машины.

- Я тебя подожду, - сказала Нэнси.

Хайрам, огибая толпу, двинулся к боковому входу в здание муниципалитете. Я за ним.

Но все это мне сильно не понравилось.

9

Хайрам привел меня в свой закуток рядом с помещением, где стояли машины пожарной команды. В закутке только и хватало места для стола да двух стульев. На стене позади стола болтался огромный, кричаще яркий календарь с изображением голой девицы.

А на столе стоял телефон без диска.

Хайрам широким жестом указал на него и спросил:

- Это что такое?

- Телефон, - сказал я. - С каких пор ты стал такой важный, что у тебя целых два телефона?

- Погляди получше.

- Все равно телефон.

- Лучше гляди, - настаивал Хайрам.

- Какой-то дурацкий аппарат. У него нет диска.

- А еще чего?

- Вроде все. Только диска нету.

- И провода нету, присоединить нечем, - сказал Хайрам.

- А я и не заметил.

- Что-то чудно, - сказал Хайрам.

- Почему чудно? - обозлился я. - И на кой черт ты меня сюда приволок - чтоб я любовался каким-то дурацким телефоном?

- Чудно потому, что телефон-то этот был у тебя в конторе.

- Ничего подобного. Эд Адлер вчера снял у меня телефон. За неуплату.

- Сядь-ка, Брэд.

Я сел, и Хайрам сел напротив. Лицо у него было пока словно бы даже добродушное, но в глазах появился особенный блеск… этот блеск был мне хорошо знаком по прежним временам, так смотрел Хайрам в школьные годы, когда загонял меня в угол и знал, что податься мне некуда и не миновать драки, и он наверняка излупцует меня до полусмерти.

- Ты что, в первый раз видишь этот телефон? - спросил он.

Я кивнул:

- Когда я вчера уходил из конторы, у меня там телефона не было. Ни этого, ни какого другого.

- Удивительно!

- И мне тоже удивительно. Не знаю, куда ты гнешь. Объясни толком.

Я знал, что никакое вранье меня не выручит, но старался пока выгадать время. Уж, наверно, сейчас у него нет доказательств, что я как-то причастен к этому телефону…

- Ладно, объясню, - сказал Хайрам. - Том Престон - вот кто его у тебя видел. Он послал Эда снять у тебя аппарат, а попозже днем шел мимо, ненароком поглядел, а телефон стоит на столе. Ну, его разобрала досада. Ты, верно, и сам понимаешь.

- Еще бы, - сказал я. - У Тома характер известный. Воображаю, как его там разобрало.

- Он же велел Эду снять телефон. Сперва он подумал - может, ты как-нибудь Эду заговорил зубы. Или, может, Эд сам не торопился. Том же знает, что вы с Эдом друзья.

- Значит, его так разобрала досада, что он взломал дверь и сам унес телефон.

- Нет, - сказал Хайрам, - ничего он не взламывал. Он вошел в банк и выпросил у Дэниела Виллоуби ключ.

- А между прочим, помещение арендую я.

- Арендуешь, да не платишь. Уже за целых три месяца не уплачено. Так что, я считаю, Дэниел в своем праве.

- А я считаю, что Том с Дэниелом вломились ко мне безо всякого на это права и еще обокрали меня.

- Говорят тебе, никто никуда не вламывался. И Дэниел тут ни при чем. Он просто дал Тому запасной ключ. Том вернулся один. И потом, ты ж сказал, этот телефон не твой и ты его раньше в глаза не видал?

- Не в том дело. Мало ли что у меня есть в конторе, а Том не имеет права ничего трогать. Все равно, мое оно или не мое. Почем я знаю, может, он и еще что-нибудь стащил?

- Ничего он у тебя не тащил, черт подери, ты это и сам знаешь! И сам просил, чтоб я тебе рассказал что к чему.