Алексей Кузнецов

Славянские «полицаи»

Часть I

Введение

На очередном застолье коллаборационистов заместитель начальника полиции Сапычской волости Погарского района Брянской области Раскин Иван сказал интересный тост, после которого у гостей отвисли челюсти:

«Мы знаем, что нас народ ненавидит, что он ждёт прихода Красной Армии. Так давайте спешить жить, пейте, гуляйте, наслаждайтесь жизнью сегодня, так как завтра всё равно нам поотрывают головы»

Славянские «полицаи» doc2fb_image_02000002.jpg

Витебск, Беларусь. 1941 год. С повязками первые советские «полицаи». Предположительно лагерь для советских военнопленных

Коллаборационисты-полицейские были одними из самых презираемых типов коллаборационистов в народе, особенно у русских, украинцев и белорусов, и тому были свои причины…

Полиция, набранная из советских коллаборационистов, составляла почти 1/3 от всех советских коллаборационистов и составляла одну из трёх основных категорий. Другая категория — «добровольные помощники» («хиви») в подавляющем большинстве были безмолвными рабочими, поварами, конюхами, подсобным персоналом, высвобождающими немецкий вспомогательным персонал для передовой. «Хиви» вырывались из концлагерей военнопленных, основная масса их просто желала выжить. Последняя категория состояла из коллаборационистов-солдат: т. н. «восточных войск», «восточных легионов», подразделений «на службе войск СС» и др. Эти господа, как освобождались из голодных концлагерей, так и набирались на добровольной основе. Вклад коллаборационистов-солдат был более существенный, чем «хиви». Среди них можно были найти и «идейных» коллаборационистов — врагов коммунизма или чаще русской (славянской) нации.

Хотя последняя категория также привлекалась к антипартизанским акциям, особая ненависть обрушилась именно на коллаборационистов-полицейских, которых в народе презрительно звали «полицаями».

Усмирение советских территорий

Для охраны оккупированных территорий Советского Союза в зоне действия армии использовались т. н. «охранные дивизии вермахта» (Sicherungs Division), более мелкие охранные подразделения вермахта, военная полиция, а в зоне гражданской администрации — немецкая полиция, включая целые батальоны, подчиняющиеся местному «фюреру полиции и СС». Одновременно, в зоне действия армии действовали т. н. айнзатцгруппы СС, которые вступали в населённые пункты и «по горячим следам» уничтожали евреев, коммунистов, интеллигенцию и прочих «нежелательных», т. е. уничтожали потенциальных противников западной цивилизации. По ходу войны для усмирения территорий от «банд и коммунистических парашютистов» (т. е. партизан) приходилось зачастую использовать регулярные подразделения, и даже иногда части люфтваффе тренировались бомбометанию по партизанам и мирным жителям, не имевшим оружия ПВО. Использовались также союзники Рейха, например, слабые для противостояния обстрелянным советским войскам венгры.

Славянские «полицаи» doc2fb_image_03000003.png

После немецких солдат-фронтовиков, которым перед вторжением зачитали приказ о том, что за любые преступления против мирных жителей им ничего не грозит, в городах появлялась немецкая полиция, подчиняющаяся фюреру полиции и СС. Полиция начинала творить безобразные вещи:

Так, за войсковыми подразделениями, немного пограбившими для проформу, в Белосток вошёл 309-й полицейский батальон немецкой полиции.

«Для начала солдаты батальона разграбили попавшиеся им на пути винные магазины; особенно в этом отличилась 2-я рота, одним из взводов которой командовал Пипо Шнейдер. Когда магазины со спиртным были опустошены, от командира батальона майора Эрнста Вайса поступил приказ собрать проживавших в городе евреев.

Взвод Шнейдера отправился на поиски; развлечения ради командир взвода застрелил пятерых схваченных евреев. Его подчиненные постарались не отставать. «То, что началось погромом, закончилось повальными расстрелами евреев Белостока. В городском парке евреев расстреливали группами. Стрельба на улицах города не утихала до поздней ночи. Оставшихся в живых загоняли прикладами карабинов в центральную синагогу Белостока до тех пор, пока она не оказалась, наконец, битком набита беззащитными горожанами. Запуганные евреи стали петь и молиться… В синагоге находилось более 700 мужчин-евреев. С помощью бензина здание синагоги мгновенно запылало как факел, со всех сторон, а в окна полетели гранаты». Выбегавших расстреливали.

Офицеры находившихся в городе частей вермахта с непривычки были возмущены случившейся бойней и, в надежде ее остановить, принялись искать командира полицейского батальона. Майора Вайса нашли лишь к утру; как и большинство его подчиненных, он был мертвецки пьян».

Несколько дней спустя младший воентехник Сергей Дашичев, выбираясь из окружения, наткнулся под Белостоком на поистине ужасную картину. «Я видел, — вспоминал он, — на окраине одной деревни близ Белостока пять заостренных колов, на них было воткнуто пять трупов женщин. Трупы были голые, с распоротыми животами, отрезанными грудями и отсеченными головами. Головы женщин валялись в луже крови вместе с трупами убитых детей. Это были жены и дети наших командиров».

Так работали немецкие полицейские… Но усмирителей было мало, поэтому решили набирать «местных».

Кто шёл в полицию?

«Предатели предают, прежде всего, самих себя»

Плутарх

В рамках данной статьи будет рассматриваться славянская полиция разных типов, т. е. в которой служили коллаборационисты украинцы, белорусы и русские.

Полиция состояла из разных людей:

1) «Идейных» противников советского режима, ухватившихся за возможность отомстить за прошлые обиды и существовать при новом режиме гораздо лучше. Сюда же входят фашисты, ненавидящие друг дружку (например, украинские фашисты ненавидели «москалей»), антисемиты;

2) Людей равнодушных ко всему, кроме своей судьбы, хотевших «остаться на плаву» при новой власти, хорошо жить. Таких часто прельщала возможность грабить;

Славянские «полицаи» doc2fb_image_03000004.png

3) Честные люди, относящиеся к работе в полиции, как к довоенной. Некоторые поначалу стали полицейскими, потому что не предполагали, какую зловещую роль она будет играть для соотечественников.

4) Военнопленных, жаждущих вырваться из концлагерей и, тем самым, просто выжить;

5) Мобилизованные в полицию насильно под страхом попасть в концлагерь или же «добровольно» вступившие и, тем самым, избежавшие отправки на работы в Германию;