ЛитЛайф - литературный клуб
Изменить стиль (Регистрация необходима)Выбрать главу (24)
Закрыть

Глава 2

Утро началось с трезвона будильника. Джек пошарил рукой по столу, но не дотянулся. Вечером он предусмотрительно поставил его подальше от кровати, так как знал, что если достанет его рукой утром, то тогда проспит. Черт, как неохота вставать… Но надо! Не проснувшись толком, поплелся в сени, кое-как разжег керосинку. Дальше все пошло по привычному для него сценарию. Зажевав пару пирожков специально оставленных на утро, он подхватил рюкзак, сложенный с вечера. Не забыл прихватить рацию, поставленную вчера на зарядку. У Джека на крыше был только один элемент от солнечной батареи, и его хватало только для зарядки большого аккумулятора, от которого он уже заряжал рацию. Но ему больше ни для чего и не надо было. Ноутбук, найденный когда-то, так и валялся где-то в сарае, так и не починенный. Да и самого его и дома-то толком не бывает. Надел перевязь с мечом, потом, подумав, оставил его лежать на кровати, повесил трубку детектора на пояс и старый добрый АК на плечо. Запер дверь на веранду здоровым ключом, вернее это была просто трубка с прорезью на одном и с кольцом на другом конце. И повесив его на гвоздь за ставней, вышел на улицу. Вспомнив, что не прикрыл в бане трубу на печке, вернулся. Зашел в баньку, закрыл трубу, потом глянул в топку — за ночь все давно прогорело, зола лежала мертвой, серой горкой, ни одного огонька, но в бане было еще тепло. Перевернул таз на лавке, повесил мочалку на гвоздь.

— Эх, хорошо он вчера попарился. С этой мыслью он вертушком запер дверь в баню. Огляделся. Вроде все в порядке. «Огород, конечно, брошенным остается, картошку бы прополоть надо. Вот вернусь и прополю!» В голове мелькнула мысль, что врет сам себе, ну и ладно.

Заперев калитку на крючок, двинулся к пристани. За соседским забором глухо рявкнул, соседский пес, но, втянув воздух, узнал его, и что-то еще проворчав на прощанье, опять вернулся в конуру. Солнце только показалось из-за горизонта, нежно окрасив крыши сельских домов в розовый цвет. Почти вся деревня спала. Только кое-где показывались заспанные хозяйки, с криками выгонявшие скотину из калиток. Да щелканье кнута деревенского пастуха на соседней улице собиравшего коров в общее стадо тревожило тишину, накрывшую деревню. Дорога шла под гору к реке, мимо кузницы. Около ворот которой, зевая и покачиваясь, стоял, опершись на лопату, Семен. На земле рядом громоздился его рюкзак. Вчера он зашел уже за полночь с разрешением от отца, а когда узнал что и семейка присоединяется к ним, долго выговаривал Джеку о том, что они собирались идти вдвоем. На что получил лишь один ответ:

— Кто знал, что отец тебя отпустит? И потом — мы же друзья?

Но, успокоившись и осознав, что находок в нетронутом никем месте на всех хватит, даже начал с одобрением говорить о привлечении семейки. Тем более если с ними идет сам дядя Жора, значит, будет два детектора.

Как писал выше, детекторы в селе были в большом почете и имели их далеко не все. У отца Семена детектора не было, да он и не нужен был ему. Семен-старший зарабатывал на хлеб кузнечным ремеслом, а не копанием земли по неделе, а то и больше. Но у младшего детектор был мечтой, светлой и недостижимой. Он при любой возможности увязывался с Джеком и был готов с лопатой в руках провести весь день под палящим солнцем, лишь бы наблюдать этот процесс, когда под его лопатой в указанном Джеком месте сверкнет серебряный кружок. Что бывало редко. Ну, или хотя бы тускло зазеленеет медным краешком. В принципе после войны ходили любые деньги. Любых времен. Лишь бы написано было на них рубль или копейка. Бумажные деньги, хотя и иногда находившиеся, никто не воспринимал. Они шли на растопку или еще, на какие бытовые нужды.

У дяди Жоры была другая модель, в отличие от Джека. Представляла собою массивную штангу изогнутую S-образно. На одном конце которой крепилась большая катушка, больше всего походившая на отпечаток чьей-то задницы на снегу, а на другом крепился сам электронный блок. Весь раздолбанный и потертый временем, перемотанный изолентой и склеенный, он все равно что-то там показывал. Стрелочки прыгали, цифирьки менялись с сумасшедшей скоростью. Расколотый дисплей жил своей жизнью. Лучше всего таким прибором ловилось крупное железо. Что в основном и требовалось. А «понты», как выражались мужики в селе, лютой завистью пылавшие к прибору Джека, по собиранию монеток и прочей мелочи, им и не требовались. Как они заявляли вслух. Хотя каждый из них, втихаря от других, не один раз подходил к Джеку с просьбой продать прибор, совершенно ненужный пацану, да и, в их разумении, не умеющему с ним работать. Но Джек устоял перед посулами и угрозами. А уж когда одному особо ретивому прострелил ляжку, то все поняли, что у них появился конкурент в поле. Когда этот пацан, стал приносить с поля реальные вещи — еще и уважать стали. Стали говорить: «В отца пошел!» С этими воспоминаниями Джек вместе с Семеном добрался до пристани. Его лодка, скорее небольшой катер, стояла поодаль от других. Побросав вещи, они прыгнули в него, Джек завел мотор, на малых оборотах развернул катер задом и они пошли по реке вверх. У протоки, которая огибала деревню, их уже ждал катер Адамсов. У тех был свой причал на протоке, которая одним из своих изгибов подходила вплотную к их огороду. В самую жару она мелела сильно, и тогда дядя Жора не мог пришвартоваться у дома, но в этом году вода стояла достаточно высоко. Джек пошел первым, так как он знал дорогу, а катер Адамсов, хоть и был больше и мощнее пристроился за ним. Медленно плывущие берега наводили тоску и Джек, выйдя на середину реки, прибавил ходу. Не ожидавшие этого Адамсы сразу отстали, раздались возмущенные вопли ребят, и дядя Жора тоже прибавил гари. Сизый дым от солярки устилал реку, два катера неслись как сумасшедшие по реке. Но потом Джек вспомнил об экономии солярки и сбавил ход. Георгий, догнавший его, укоризненно мотал головой, а семейка радостно улюлюкала. Семен, тем временем, устроился со спиннингом на корме. И время от времени вытаскивал неплохих щурят. Семейка, увидевшая это с соседского катера, тоже решила им в этом не уступать, и отрядили Дженни на рыбалку. Та, несмотря на то, что была девчонкой, еще многим ребятам могла дать фору в ловле рыбы. Река постепенно становилась все уже, день клонился к вечеру, и надо было искать место ночевки. На обед они не останавливались, перекусив на ходу. Сначала поел Семен, а потом Джек, доверив управление другу и махнув вперед рукой, на его вопрос: «Куда рулить?»

Когда наступило время ужина и с катера Адамсов начали показывать на свои пустые животы, и изображать движение ложки Джек вспомнил тихую заводь под крутой горкой, прикрывающей ее от взоров нежелательных гостей. Когда она показалась, он, показав рукой — «Заворачивай!» — следующему за ним катеру Адамсов, и чудненько вписавшись в поворот, въехал в живописную заводь. Заглушив движок и подхватив рюкзак с автоматом, Джек перемахнул через борт. Семен кинул ему конец, Джек со сноровкой тут же привязал его к растущей у самого берега иве. Рядом пришвартовался катер семейки.

Темнело достаточно быстро, потому выгружались сноровисто. Так как он здесь уже ночевал, поэтому ориентировался достаточно свободно. Небольшую заводь с песчаным пляжем окружала узкая полоса кустов и деревьев, за которым вздымался крутой утес. Пошарив по кустам, Джек набрал сушняка на костер, сноровисто разжег его на месте старого кострища, которое он в тот раз оборудовал по всем правилам. Обложил камнями, вбил по краям рогульки для подвешивания котелка с ухой. Дженни тут же принялась готовить ее, а ребята принялись ставить палатки. У Адамсов была большая четырехместная камуфлированная, а у Джека обычная одноместная, но там им вдвоем с Семеном было вполне комфортно. Пока дети шуршали по хозяйству, дядя Жора решил проверить окрестности. Хоть и был уверен в безопасности, как он сказал ребятам. Прихватив автомат, он решил пройти под обрывом, глянуть, что и как. Дети есть дети, и не хотелось ими рисковать по-глупому. Скользнув под нависшими ветками ивы, затем, благополучно миновав заросли дикой ежевики за ивняком, он вышел на достаточно чистый участок под стеной. Утес, громоздился над ним практически вертикально и не снижаясь, отхватывал этот кусок реки полукругом. Никакого более-менее пологого спуска не было видно, и дядя Жора вздохнул свободней. Но надо было пройти вокруг, что бы знать наверняка. Рядом, за кустами, был слышен визг детей, решивших искупаться, и он вздохнул с неодобрением. Река есть река и неизвестно, что за дрянь в ней водится. По рассказам мужиков несколько раз им приходилось видеть плавники огромных созданий в воде, да и сети иногда бывают порваны в клочья. Обойдя куст, росший вплотную к стене, Георгий насторожился, увидев узкий пролом. Фонарь у него был с собой, но вот стоило ли лезть туда? Присев сбоку от входа, он, сняв автомат с предохранителя, включил фонарик и посветил в проход. Мощный галогенный свет фонаря осветил лишь каменные стены и потолок. Пещера уходила вдаль.

6
{"b":"304230","o":1}
ЛитЛайф оперативно блокирует доступ к незаконным и экстремистским материалам при получении уведомления. Согласно правилам сайта, пользователям запрещено размещать произведения, нарушающие авторские права. ЛитЛайф не инициирует размещение, не определяет получателя, не утверждает и не проверяет все загружаемые произведения из-за отсутствия технической возможности. Если вы обнаружили незаконные материалы или нарушение авторских прав, то просим вас прислать жалобу.

Для правильной работы сайта используйте только последние версии браузеров: Chrome, Opera, Firefox. В других браузерах работа сайта не гарантируется!

Ваша дата определена как 21 октября 2018, 10:55. Javascript:

Яндекс.Метрика