Пол: женский
Последнее посещение: 5 июня 2022 11:32
Дата регистрации: 26 июня 2019 05:58
Дата рождения: 2 января 1992
О себе: Я из тех людей, кто сам делает себя одиноким и потом жалуется на это.
Любимые жанры: Фантастика, фэнтези
Любимая музыка: Готик-рок
Любимые цитаты: Ты сам творец своих благ и причина своих бедствий. Ад и рай находятся в твоей собственной душе.
  • 1
  • На странице:
Сэйнари
Сэйнари 15 февраля 2022 03:40
Говорят, однажды современным первоклашкам предложили на уроке чтения нарисовать иллюстрацию к четверостишию Пушкина:
Бразды пушистые взрывая
Летит кибитка удалая.
Ямщик сидит на облучке
В тулупе, в красном кушаке.
Самыми понятными словами четверостишия оказались: «пушистые», «сидит», «летит» и «взрывая». Кибитка была изображена в виде летательного аппарата. Почему? Ну, как же, русским ведь языком сказано – «летит», значит летит. У некоторых детей аппарат этот имел кубическую форму. Видимо из-за созвучия слов «кибитка» и «куб».
И вот летит по небу эдакая кубитка и что делает, правильно – взрывает. Кого? Бразды пушистые. Кто такие «бразды»? Видимо такие пушистые звери. Нечто среднее по внешнему виду между бобрами и дроздами.
А рядом, неподалеку от этого безобразия, сидит некая загадочная личность и спокойно за всем этим геноцидом наблюдает – это ямщик.
Причем, изображен он, сидя на обруче (облучек – обручок, почти совсем одно и то же), в кожухе и балансирует с лопатой в руках. Почему с лопатой? Он же ямщик – ямы копает. Сидит он на обруче, значит, с лопатой, на краю огромной ямы, которую успел уже благополучно выкопать. Спросите, зачем выкопал? Понятно зачем – браздов хоронить!
- Из сети -
Сэйнари
Сэйнари 15 января 2022 03:58

15 января - 15 апреля

Отчет о добытых сокровищах
Сокровище №103 Путешествие Иеро Ланье Стерлинг оценка 8 отзыв
Сокровище №210 Серебристая акула Эндрюс Илона оценка 8 отзыв
Сокровище №170  Цена победы.   Садов Сергей  оценка 8 отзыв
 
Сэйнари
Сэйнари 10 января 2022 15:52
О ПОЛЬЗЕ ФАНТАСТИКИ
 
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. И вдруг показался под фонарём бледный юноша слегка нетрадиционной наружности. Ну, как тут не поинтересоваться про семки и закурить?..
…шустрый гопник потерял четыреста граммов крови, а медлительный – восемьсот и ещё дурацкую шапочку.
Не то чтобы вампир Иннокентий был сильно голоден, но даже спустя двести лет трудно побороть студенческую привычку жрать по ночам.
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. И вдруг показалась под фонарём сгорбленная старушка с бородавкой на носу. Ну, как тут не поинтересоваться про семки и закурить?..
…шустрый гопник два месяца лечился от почесухи, а медлительный – три, и потом ещё неделю от поноса.
Не то чтобы Александра Петровна была злой ведьмой, но всё-таки старость нужно уважать.
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. И вдруг показался под фонарём мужчина средних лет в дурацкой шляпе и с пухлым фолиантом подмышкой. Ну, как тут не поинтересоваться про семки и закурить?..
….шустрому гопнику наложили пятьдесят два шва, а медлительному – девяносто четыре, и ещё пришлось покупать новые треники.
Не то чтобы чёрный маг Порфирий М. любил насилие, но надо ведь когда-то выгуливать ручную чупакабру.
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. И вдруг показался под фонарём элегантный зеленокожий тип в облегающем скафандре. Ну, как тут не поинтересоваться про семки и закурить?..
…шустрый гопник пришёл в себя через два месяца на незнакомой улице, а медлительный – через три, и оба с потерей памяти.
Не то чтобы инопланетный исследователь Кара-Ух интересовался примитивной фауной, но настоящий учёный никогда не пасует перед трудностями.
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. И вдруг показалась под фонарём прекрасная дева в розовом платье с очень скромным декольте. Ну, как тут не поинтересоваться про семки и закурить?..
…шустрый гопник тушил задницу в луже десять минут, а медлительный – двадцать, и ещё потом два месяца отращивал хохолок на затылке.
Не то чтобы леди Мария-Элена-Василиса умела за себя постоять, но у каждой второй принцессы по статистике есть дракон.
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. И вдруг показался под фонарём какой-то чудак, одетый в чёрную рясу. Ну, как тут не поинтересоваться про семки и закурить?..
…шустрый гопник получил три перелома, а медлительный – четыре, и ещё фингал под глазом от кадила.
Не то чтобы патер Александр отрицал милосердие, но сорок лет охоты за упырями кому угодно привьют определённые рефлексы.
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. Вдруг показался под фонарём огромный страшный серый вроде бы пёс. И (хотя это явно была дурацкая идея) как тут не поинтересоваться про семки и закурить?..
…шустрый гопник теперь воет по полнолуниям, а медлительный – по новолуниям и полнолуниям, а ещё с тех пор не может вывести блох.
Не то чтобы Арсений получил удовольствие, кусая грязные ляжки, но вежливому оборотню сложно отказаться, когда его так настойчиво приглашают.
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. И вдруг показалась под фонарём разбитная рыжая девица в бронелифчике и с копьём. Ну, как тут не поинтересоваться про семки и закурить?..
…шустрый гопник вставил четыре зуба, а медлительный – пять, и ещё две недели потом стеснялся смотреть в сторону дам-с.
Не то чтобы автор одобрял Мэри-Сью, но из двух идиотов в финале обычно торжествует более симпатичный.
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. И вдруг показался под фонарём молодой человек с острыми ушами и странным чехлом за спиной. Ну, как тут не поинтересоваться про семки и закурить?..
…шустрый гопник вытащил потом из задницы две стрелы, а медлительный – четыре и ещё сборник похабных эльфийских анекдотов.
Не то чтобы принц Офигиниэль разменивался по мелочам, но в тот вечер принцесса в пятый раз ушла от него к дракону.
Однажды ночью два гопника из Верхнего Мамыря, которые не читали фантастики, а потому не знали элементарных правил, томились в тёмном переулке от интеллектуального безделья. И вдруг показалась под фонарёмтолпа странно одетых людей, некоторые из которых бренчали на лютнях и пели песни тонкими голосами. И тут бы самое время поинтересоваться про семки и закурить, но гопники, наученные горьким опытом, спрятались за мусорным баком и целый час сидели, как зайчики.
Не то чтобы ролевики были добрыми и безобидными, но гопники, к сожалению, упустили первый и последний шанс приобщиться к великой культуре и перестать наступать на грабли.
Говорят, какая-то добрая волшебница, которая была в Верхнем Мамыре пролётом из Лондона на Лысую гору, приучила их потом к чтению.
Но это уже совсем другая история.
Сэйнари
Сэйнари 22 декабря 2021 07:52
„… для человека, привыкшего к чтению, оно становится наркотиком, а сам он — его рабом. Попробуйте отнять у него книги, и он станет мрачным, дерганым и беспокойным, а потом, подобно алкоголику, который, если оставить его без спиртного, набрасывается на полки.“ —  Сомерсет Моэм
Сэйнари
Сэйнари 19 декабря 2021 11:18
Хочешь успокоиться? Посмотри на часы.
 
Они не ускоряются, и не замедляются. Что бы ни происходило.
Они упрямо отсчитывают свои секунды, минуты, часы, не увеличивая времени твоего пребывания ни в счастье, ни в отчаянии.
Можно положиться на него в те моменты, когда трудно полагаться на себя...
 
Хочешь беспокойства? Посмотри на часы.
 
Они услужливо напомнят тебе о том, что ты всё ещё мало с чем определился, много куда не успел, и ещё больше отложил на то время, гарантий на которое у тебя просто нет.
А это время твоей единственной жизни, что истекает прямо на глазах, и предлагает тебе потратить его на что-то по-настоящему важное.
 
Хочешь знать правду? Посмотри на часы.
 
С кем ты делишь именно это время? Не в своих мечтах о том, чего нет, а в реальности?
О чём думаешь прямо сейчас?
Что тебе доступно прямо сейчас?
К кому ты можешь прийти прямо сейчас?
Кому прямо сейчас не безразлична твоя боль, и на чью ты отзовёшься в ту же секунду, как узнаешь о ней?
 
За одну единственную минуту, в которой ты предельно честен с самим собой, можно узнать столько, сколько порой не узнаешь и за целую жизнь, прожитую в коконе своих иллюзий, и в страхе отличаться от того, кем хотят тебя видеть другие.
 
Вот уж действительно "не думай о секундах свысока"...
 
Время всегда честно с нами, друзья мои...остаётся и нам смело смотреть ему в глаза, и храбро ходить по лужам своих разноцветных судеб, понимая, что у нас есть лишь то, что есть прямо сейчас.
 
Лиля Град
Сэйнари
Сэйнари 26 февраля 2020 10:21
"Мы читаем фэнтези, чтобы вернуть утраченные краски, ощутить вкус пряностей и услышать песню сирен. Есть нечто древнее и истинное в фэнтези, затрагивающее глубокие струны в наших душах. Фэнтези обращается к спрятанному глубоко в нас ребёнку, который мечтает, что будет охотиться в лесах ночи, пировать у подножия гор, и найдёт любовь, которая будет длиться вечно где-то к югу от Оз и северу от Шангри-Ла. Пусть оставят себе свой рай. Когда я умру, то лучше отправлюсь в Средиземье." (с)Джордж Мартин.
 
Сэйнари
Сэйнари 27 января 2020 12:22
Спит царевна вечным сном
— Аккуратнее заноси! Главное не уронить, иначе проблем не оберемся. Миша, левее, левее возьми!.. Руки береги!.. Миша, ну что же ты!
— Ай, ч-черт!
Из коридора в дверной проем заглянул Мефистофель.
— Кто звал меня?..
Миша подставил под тяжелый ящик колено, выдернул кисть, придавленную к косяку, и принялся трясти ею в воздухе.
— Никто, профессор, — сказал Гертц. — Просто Мишка руку придавил. Простите.
— Пустяки, — отмахнулся Мефистофель. — Это что у вас в ящике?
Миша с Гертцем переглянулись.
— Да так, оборудование кое-какое, — не моргнув, соврал Гертц. — Ничего особенного. Не поможете с ящиком?..
Мефистофель приподнял тонкую бровь и расплылся в кривой улыбке.
— Бог в помощь, — сказал он и развернулся. Из коридора послышались его удаляющиеся шаги, а потом донеслось: — Тороплюсь! Некогда!
— Ты что! — зашипел Миша. — А если бы он увидел…
— Спокойно, — кивнул ему Гертц. — Старый Ник еще ни разу в жизни никому не помог. Лучший способ избавиться от него — попросить помощи. Как рука, ничего?.. Потащили!
Они втянули ящик в комнату, и Гертц запер дверь на замок.
— Ну что? Попробуем открыть?
— Что-то я нервничаю, — признался Миша. — А не опасно?
Гертц поморщился.
— Да что там опасного? Подай пассатижи.
Гертц встал коленом на крышку ящика и принялся вытаскивать из нее насквозь проржавевшие гвозди.
— Вот помню, — говорил он, — было дело в Ирландии, года четыре назад. Ездили мы, знаешь, в командировку. Пошли погулять в горы, и провалился наш декан прямо в гнездо лепреконов. Вот тогда было опасно. А здесь… — он с усилием выдернул последний гвоздь, — здесь ничего опасного нет. Помоги-ка!
Они подхватили руками крышку и аккуратно сняли ее с ящика. Ящик доверху был набит сухими стружками, опилками и старой паутиной. Гертц рукой расчистил небольшой участок от стружек, под ними показалась пыльная поверхность гроба. Гертц стер пыль рукавом.
— Прошу! — объявил он. — Знакомься, Миша: спящая царевна.
Миша прильнул к хрустальной крышке гроба, пытаясь разглядеть, что внутри.
— Это ноги, — сказал он.
— А, ну значит, знакомься здесь, — ничуть не смутившись, сказал Гертц и стряхнул на пол стружки с противоположного конца ящика. — Симпатичная?
Миша промолчал. Гертц хлопнул его перепачканной рукой по плечу.
— Не дрейфь, — сказал он. — Все отлично. Давай уберем отсюда весь этот мусор.
Вдвоем они разобрали боковые стенки ящика, потом веником смели стружки и пыль в угол, под стол. Посреди комнаты остался стоять серый от пыли гроб.
— У меня от нее мурашки, — сказал Миша. — Гертц, а ты уверен, что она не мертвая?
Гертц чихнул. Подметать он не умел совсем, обычным веником ему удалось поднять в воздух небольшой самум, и теперь пыль лезла ему в нос.
— Уверен! — сказал он и снова чихнул.
Миша намочил под краном тряпку и протер гроб. Хрусталь имел отчетливо розоватый цвет, сквозь прозрачную крышку были видны очертания женской фигурки, скрестившей руки на груди. Фигурка была одета во что-то пышное и кремовое.
— Внутри пыли нет, — удовлетворенно сказал Гертц, наблюдавший за процедурой. — Это хорошо, значит, герметично упаковано. Хороший знак. Ну что, откупорим?
— Штопор подать? — неловко пошутил Миша. Ему вовсе не хотелось веселиться, просто он сам не знал, как реагировать на ситуацию. До этого момента идея пробудить сказочную спящую царевну казалась ему заманчивой, но сейчас…
— Послушай, — сказал он. — А что, если она и правда, того?.. Не спит, а это самое?.. Четыреста лет не шутка. Даже в летаргическом сне нужно чем-то дышать, а гроб-то закрыт плотно…
Гертц отмахнулся от него.
— Что за пораженчество? — сказал он. — Прекрати сейчас же. Ты же прекрасно знаешь, летаргия тут ни при чем. Это зачарованный сон. Она съела яблоко…
— Да откуда мы знаем? — перебил его Миша. — Может, ее на самом деле просто зарезали, а потом придумали романтичную сказку.
— А она похожа на зарезанную?
Миша бросил взгляд на девушку.
— Ну…
— Вот и я говорю, нечего тут…
Раздался стук в дверь.
— Вот черт! — ругнулся Миша.
— Живо, прячь!
Они проворно сдернули с окна занавеску и накинули ее на гроб, Гертц бросил сверху стопку журналов и еще какой-то хлам со стола. Миша открыл дверь.
— Решил помочь, — с приторной улыбкой сообщил Мефистофель, протискиваясь внутрь.
Гертц отмахнулся.
— Спасибо, профессор, мы уже справились. Не стоит беспокоиться.
Мефистофель быстро шагнул в комнату и наклонился, чтобы откинуть уголок занавески. Миша похолодел.
— Прелестные ножки, — сказал Мефистофель. — С транспортировкой вы, несомненно, справились, а вот что вы будете делать с ней дальше?
Гертц с Мишей переглянулись. Не дождавшись ответа, Мефистофель нервно взмахнул рукой.
— Да бросьте! — сказал он, закатывая глаза. — Можно подумать, трудно было догадаться. Два молодых кандидата наук поздно вечером волокут из подвалов институтского корпуса хрустальный гроб с царевной. В который раз. Спрашивается, зачем?
— В который раз?.. — растерянно пробормотал Миша.
— Mon Diable, — Мефистофель покачал головой и нарочито громко вздохнул. — Неужели вы думаете, что за четыре с лишним столетия вы оказались первыми, кому пришла в голову эта идея? Или может надеялись, что я не узнаю ящик?
Гертц, совершенно пунцовый, смотрел в пол. Миша от стыда с радостью провалился бы под землю, но диффузорное проникновение всегда было его слабым местом, и он боялся застрять на полдороге.
Мефистофель громко хлопнул ладонями и потер их.
— Ну, давайте откроем, — сказал он.
— Что? — хором откликнулись Миша и Гертц.
Мефистофель пожал плечами.
— А что? Мы здесь, она тоже здесь. Почему не попробовать?
— Но… Но… — забормотал Гертц. — Я думал, вы собираетесь нас остановить… Как тех, раньше, ну, кто пробовал до нас…
— Какого черта я должен кого-то останавливать? — удивился Мефистофель. — Я никого не останавливаю. Это интересный эксперимент. Да, до вас многие пытались, но как видите, она все еще спит. Верно?
— Ни у кого не получилось! — догадался Миша. — Ну да, конечно. Царевну разбудит только поцелуй влюбленного принца! Или рыцаря?.. Как там было?
Мефистофель поцокал языком и наклонился, чтобы сдернуть занавеску с гроба полностью. Журналы, которые Гертц водрузил сверху, разлетелись по полу.
— Классику, mon ami, нужно знать, — сказал Мефистофель. — Открывайте.
Сам он уселся в глубокое кресло у стены и принялся наблюдать.
Гертц обошел вокруг гроба, рассматривая позеленевшие бронзовые защелки, которые удерживали хрустальную крышку на месте. Три из них открылись довольно легко — Гертцу пришлось лишь подковырнуть их отверткой, но последняя не сдавалась целых десять минут.
Потом они вдвоем с Мишей взялись за крышку и сняли ее с гроба.
— Voil, — произнес Мефистофель из своего кресла. — Ну, и кто из вас двоих герой-любовник?
Миша и Гертц не отозвались. Оба глядели на царевну.
Бледное лицо казалось еще белее от того, что было обрамлено черными густыми волосами. Несколько длинных волосинок из прически растрепались и легли на лоб царевны. Миша осторожно убрал их. На белом лбу не было ни единой морщинки.
— Холодная, — прошептал Миша. — Как восковая фигура.
— Давай, — сказал Гертц дрогнувшим голосом. — Я тебе уступаю.
— Почему я? — Миша отодвинулся от гроба. — Это ты все придумал. Я с самого начала не хотел.
— А вот и хотел! — возразил ему Гертц. — Я же видел, как ты на портрет смотрел. Еще тогда решил, что уступлю.
— Да не буду я! — возмутился Миша. — Она же холодная совсем, ты потрогай лоб! Как лягушка! Я тебе говорю, она мертвая!
— Ничего она не мертвая! — зашипел Гертц.
— Она не мертвая, — подтвердил Мефистофель.
— Откуда вам знать? — огрызнулся Миша. — Может, она это… мумифицировалась. Может, ее потому никто и не мог разбудить. Потому что тут нечего будить.
— Хорошо, — сдался Гертц. — Я сам попробую, понял? Но потом не говори, что я не предлагал.
Мефистофель опять шумно хлопнул ладонями и хихикнул.
— Отлично, — сказал он. — Смелее, mon ami. У вас все получится.
Гертц склонился над царевной, немного помедлил, потом остановился. Вынул из кармана платок, тщательно вытер губы и высморкался. Потом снова наклонился и осторожно чмокнул царевну.
— В губы, юноша, в губы, — посоветовал Мефистофель. — В щечку будете свою бабушку целовать. Девушек полагается целовать прямо в губы.
Гертц вздохнул и снова поцеловал царевну, на этот раз — в губы. Потом отстранился и настороженно, почти со страхом, уставился на нее.
Несколько секунд ничего не происходило, и Гертц уже собирался было сказать: «Не вышло», — как вдруг заметил, что веки царевны задрожали.
— М-м-м, — сказала царевна. — М-м-м, отлезьте.
Потом приоткрыла глаза.
— О, — сказала она сонно. — Опять.
— Ц-ц-царевна, — забормотал Гертц. — Я п-прошу прощения…
Царевна повернула голову и заметила Мишу, сидящего по другую сторону гроба.
— Хм, — сказала она. — Сразу двое, как мило. И кто из вас?..
— Ч-что? — не понял Гертц.
— Кто поцеловал?
— Это он, — сказал Миша.
— Да, это он, то есть я, — сознался Гертц.
Царевна неловко приподнялась на локтях и уселась в гробу.
— А, и вы здесь, — приветствовала она Мефистофеля.
Мефистофель сделал вид, что приподнимает несуществующую шляпу.
— Могли бы им сказать, — укоризненно сказала царевна.
— Мог бы, — сказал Мефистофель, — но зачем портить волшебную сказку? Тем более, что они сами прекрасно с этим справились.
— А обо мне вы не подумали? — зло огрызнулась царевна. — Всегда вы так, думаете только о себе. Мужчины!
Она фыркнула. Миша и Гертц бросали непонимающие взгляды то на нее, то на Мефистофеля.
— Ведь я же просила вас в прошлый раз, — продолжала царевна. — Неужели так сложно быть человеком и хоть раз позволить сказке закончиться хорошо?
Мефистофель почесал острую бородку ногтем большого пальца.
— Может и не сложно, — кивнул он. — Не пробовал, честно признаться. Не мой профиль. Я, знаете ли, вообще со сказками дел не имею. Вот эти двое юношей, — он махнул в сторону Гертца с Мишей, — вот они с кафедры мифотворчества и легендоведения. Им и полагается знать, как заканчивать сказки.
Царевна поджала губы.
— Но… Но ведь… — попытался вмешаться Миша. — Я не понимаю, профессор! Она же проснулась! Вы же проснулись, царевна! Разве это не счастливый конец? Я хочу сказать, разве не это было предусмотрено? Вас поцеловали и разбудили…
— Господи боже! — оборвала его царевна. — Эти мужчины со своим эгоцентризмом!.. Века идут, а вы все не меняетесь! Ну где, где это написано, что мне наплевать, кто именно меня разбудит?!
— Что? — не понял Гертц. — То есть как?..
— А вот так, — отрубила царевна. — Терпеть вас не могу. Ваши колючие физиономии, волосатые руки, сальные шуточки! Эта вечная грязь под ногтями, брр!.. Ну почему, почему меня не может хоть раз разбудить какая-нибудь симпатичная девушка?..
Гертц широко раскрыл рот. Миша едва слышно проговорил:
— Так она… Она это самое…
— Вот не надо только ханжества, — сказала царевна. — Можно подумать, это какое-то уродство. Ну, да, мне нравятся девушки. Вам, насколько я понимаю, тоже — так что же вас не устраивает?
Мефистофель трясся от беззвучного смеха. Царевна взяла в руки подушку из гроба и принялась ее взбивать.
— В общем, так, господа, — холодным голосом сказала она. — Сейчас вы закрываете гроб, аккуратненько ставите на место, где взяли, и забываете к нему дорогу. Вам понятно?
— Э-э-э, — замычал Гертц. — Но зачем?.. Я хочу сказать… Вы ведь все равно проснулись… То есть, вы могли бы… Ну, таких девушек, наверное, немало… Я-то не встречал, но вы… Ну, в общем, вы могли бы…
— Найти себе пару сама? — закончила фразу царевна. — Могла бы. Но где тогда сказка?
— А что — сказка? — не понял Миша.
— А то, что я — сказочная царевна, — объяснила царевна. — И сказка должна закончиться так, как полагается. Иначе какая же я сказочная?.. Чтобы все было как надо, меня должен разбудить поцелуй моей настоящей любви. А не первого попавшегося охламона, которому от скуки взбрело в голову поиграть в сказочного принца. Ясно?
— Ясно, — торопливо кивнул Гертц.
— Ясно, — сказал Миша.
— Вот и славно.
Царевна удобно устроилась на подушке, потом пошарила рукой в складках своего платья и достала оттуда надкусанное яблоко, — совсем огрызок, меньше трети от первоначального размера. Несмотря на это, яблоко выглядело еще свежим, только надкусанные места потемнели. Царевна откусила кусочек и спрятала остаток обратно в складки платья.
— Совсем дряблое, — пожаловалась она. — Ник, в следующий раз принесите свежее, будьте добры. Я могу на вас рассчитывать хотя бы в этом?
— Безусловно, — отозвался Мефистофель. — Что за шоу без яблока?
— Мужчины! — фыркнула царевна. Глаза ее уже слипались, но она все-таки успела напоследок выдавить из себя: — Эгоисты до мозга костей! Я пытаюсь устраивать свою личную жизнь, а они даже это превратили в шоу!.. Все, закрывайте.
И уснула.
В молчании Миша и Гертц уложили крышку на гроб и закрыли бронзовые защелки. Мефистофель закурил сигарету и молча следил, как они собирают и сколачивают боковые стенки деревянного ящика, как засыпают гроб сухими стружками, как Гертц выпрямляет молотком гнутые ржавые гвозди и потом остервенело вколачивает их в крышку.
Лишь когда шляпка последнего гвоздя вошла в старые доски, Мефистофель нарушил молчание.
— За дверями стоит тележка, — сказал он. — Можете взять.
— Тележка? — удивился Миша.
Мефистофель пожал плечами.
— Я же не изверг, чтобы заставлять вас тащить ее обратно на руках, — сказал он. — Гроб тяжелый, еще разобьете.
Гертц отложил в сторону молоток и вытер пот со лба.
— Вы расскажете про нас?..
— Кому? Другим профессорам?.. — усмехнулся Мефистофель. — А зачем? Некоторые из них в свое время сами пытались проделать тот же номер.
Гертц потупился.
— По-дурацки получилось, — сказал он. — Хотели сказку довести до счастливого финала…
Мефистофель затушил окурок в стол.
— Есть сказки, mon ami, — назидательно сообщил он, — а есть персонажи сказок. Сказку-то вы, может, и довели до финала. А вот счастливы ли персонажи?
Молодые кандидаты наук молчали.
— Везите ее уже, — сказал Мефистофель. — А потом заходите ко мне на кафедру, я вас буду ждать. Один профессор вчера на спор превратил ведро воды в превосходную мадеру, выпьем по стаканчику, отметим это дело.
— Да чего тут отмечать, — пробурчал Миша.
Мефистофель улыбнулся.
— Всегда есть, что отметить, — сказал он. — Например, сегодня вы узнали много интересного и стали чуть мудрее.
Он встал.
— К примеру, узнали, что сказки не всегда такие, какими кажутся, — добавил он. — Про спящую царевну — моя любимая. Каждый раз смешно.
Гертц и Миша подняли ящик и водрузили на тележку.
— А что же вы не поможете ей, — спросил Гертц. — Раз вы с ней такие приятели? Не очень-то хорошо с вашей стороны.
Мефистофель улыбнулся.
— Может, и нехорошо, — ответил он. — А может и хорошо. В сказке, mon ami, все должно быть честно. Ей нужен не кто попало, а тот — или та — кто ее по-настоящему любит. Пока этот человек не придет к ней самостоятельно…
Он вынул из пачки новую сигарету и прикурил.
— Разбудить-то ее может кто угодно, — добавил он. — А вот сделать ее счастливой… Для этого поцелуя мало.
Миша потянул тележку за ручку, Гертц придерживал ящик сзади, чтобы тот не свалился. Вдвоем они выкатили тележку в коридор. Мефистофель остался стоять, глядя им вслед. Когда они скрылись за поворотом, он почесал бородку большим пальцем и добавил в пустоту:
— Какой вообще толк от поцелуя, если в нем нет настоящей любви?..
Алексей Березин
Сэйнари
Сэйнари 23 января 2020 10:01
Красная шапочка.
Замок стоял на холме. Небольшой, слегка пошарпаный от ветров и дождей, некоторые камни его потемнели и покрылись мхом.
На холм перед ним упорно карабкалась девочка лет 12-ти, поскальзываясь и пыхтя. Она глядела прямо на замок и ее упорство было вознаграждено.
Забравшись, она увидела ров и опущенный мост к воротам.
Во рву плавал крокодил,пузом кверху.
- Дохлый,что ли... - пробормотала она, тыкая в него палкой из любопытства. Крокодил открыл один глаз, но никак не отреагировал.
Она прошла по мосту и ногой стала долбить в ворота.
- Открыто!-прозвучал хриплый голос откуда то изнутри. Она потянула тяжелую створку и прошла внутрь.
Интерьер богатством не блистал. Точнее, блистал, но когда то. Сейчас все было покрыто пылью. Она чихнула.
- Проходи на кухню! - крикнул все тот же голос. - Я здесь!
Девчушка бодро протопала в направлении крика, оставляя грязные следы сапог на полу.
- А....Мне бы принца... - неуверенно произнесла она.
- Эммм...Волк? - от неожиданности она плюхнулась на потемневший табурет, когда силуэт на кухне повернулся лицом к ней.
Она шмыгнула носом и вытерла его рукавом,одновременно натягивая помятую юбочку на грязные и исцарапанные коленки.
- Ну да,Волк. А ты кого ждала?
- Ну...принца хотелось бы...
Волк приблизился к ней и улыбнувшись во всю клыкастую пасть,спросил:
-Давно ли ты принцев видела,милочка?
-Мне это...мама рассказывала,да и я сама в книжках читала...-она поерзала на табурете,недоверчиво косясь на острые клыки хозяина замка.
-Принцы,дорогая,там и остались,в книжках,да притчах.
-Хотя,что это я,пойдем,что тебе покажу. —Да не бойся ты, не съем!-вновь осклабился Волк.
Они прошли по коридору,в дальнюю комнату,где висели портреты неизвестных и не слишком симпатичных мужчин.
-Вот,смотри! Принц Альберт Первый!-Волк шутливо щелкнул портрет по носу.
-Умер от обжорства,сожрал все,даже коня не пожалел.
-Второй-Принц Зигмунд Третий,кутила и бабник,в разгар бала выпал с балкона и свернул себе шею.
-Ну и наконец,Принц Уильям Новоземский! Подхватил французский насморк и...Хотя,тебе рано об этом знать еще...
-Французский,это как? Соплями захлебнулся шоль?-глаза девочки расширились.
-Ну,вроде того. Подрастешь-узнаешь.-ответил Волк.
-Ты вот представь,вышла ты замуж за такого,и? Думаешь он все бросит и лишь за тобой бегать будет?
-Ага!-вновь шмыгнула носом девчонка.
Волк хрипло расхохотался.
-Вот хренушки!-он сложил когтистую фигу у нее под носом.
-Балы и пьянки продолжатся,он будет таскать девок в покои и развлекаться,пока ты,словно Золушка,будешь занята кухней,детьми и домом. И без права голоса. Оно тебе надо?-глаза Волка блеснули зеленым.
-Мда...Капец все сложно...-задумчиво произнесла девочка в ответ.
-А то! -ответил Волк.
-Ты сама то кто хоть?-спросил он.
-Шапка! Красная!-ткнула девочка в нечто бесформенное на голове.
-А...Слышал,слышал...-задумчиво,словно вспоминая что то,сказал Волк.
-И кто нынче детей так одевает...А худющая то какая...-он оглядел ее.
-Пирожок хочешь? С мясом!-рявкнул Волк,подняв палец вверх.
Шапка вжалась в стену,снова перепугавшись.
-Да не бойся ты,не из принцев твоих,они поумирали задолго до нас с тобой!-Волк улыбнулся.
А...из кого мясо? В смысле из чьего?-осторожно поинтересовалась девочка.
-С мясом дракона!-похвалился Волк.
-А дракон то откуда?-изумилась Шапка.
-Да был тут один. Вредитель-недомерок. Надоедливый,ужас!
-Размером,что та ворона,а все туда же. То принцессу ему подай, то дев невинных на завтрак...
-Измучил шторы поджигать. Я новые только повешу,а тут снова он. Ну и...
-Будешь?
-Ну давай,раз не из принцев!-рассмеялась девочка.
Они прошли на кухню и беседа продолжилась.
-Ну а ты то здесь как оказался?-спросила Шапка,уплетая уже третий пирожок.
-Да как,как...Бродил,вот и зашел сюда,замок бесхозный стоит,чего б и не пожить?
-А крокодил,дохлый там плавает?
-Да не,это он стервятников так заманивает,притворится мертвым,потом ррраз! И еда у него в кармане. В пасти то есть.
-А меня не тронул...
-Уговор у нас с ним,людей не трогать.-ответил Волк серьезно.
-Ну вот а ты,Волк? Принцы плохие значит,а ты сам то?
-Чем ты лучше их? То три поросенка,то семеро козлят,то еще чего...
-Ты сам то похуже их всех будешь!
-Не...Ты это не наговаривай,то по службе было.-ответил Волк,ковыряясь у плиты.
-А по службе,это как?
-Да вот так. Три поросенка-бедные милые свинки. На деле-воровство стройматериалов,самозахват земли,незаконное строительство.
-Ну,с двумя то я сам справился,а дальше управление дело в свои руки взяло. Мол,уровень,огласка...
-Или козлята. А ты в курсе,что их мать,уходя,одних в доме запирала?
-Ну да. От тебя же и запирала,чтоб не съел!
-Правильно и неправильно. От меня. А почему?
-Почему?-спросила Шапка.
-А потому,что уходила то на неделю,то на две! То к сектантам каким-то,то в кошкин дом кутить. А дети неделями голодные и немытые!
-Пришлось дверь ломать,в детдом отвозить. Правда,одумалась,работу нашла,вернули мы ей детей. Но поглядываем. Коза еще та,в общем.
-Так что,меньше слушай,что на улицах болтают. Волк-зверюга такая,зазря не тронет,и своих не бросит. И с волчицей своей,и с детьми,он до конца! Только вот,не каждой дано это-волчицей стать.
-Еще пирожок?
-Не...Хватит мне. Еще и к бабуле топать нужно-засобиралась Шапка.
-Это та,что за лесом живет?-спросил Волк.
-Ага!Она самая! 90 лет ей уже,помогать старушке надо..
-Старая знакомая. Были мы помоложе...УХХХ!!
-Что "ух"?
-Да,неважно. Давай-ка я тебе корзинку для нее соберу,мается старуха на пенсии,крохи подъедает.
-Вот,пирожков еще и кролик из духовки-Волк засуетился.
А кролик то откуда?-удивилась Красная Шапочка.
-Импортный! Пасхальный!-Волк довольно подмигнул.
-Бродил тут,обворовывал все яйценосное население леса и яйца их химикатами разукрашивал,маньяк.-Волк проводил девочку до двери.
-А мож,Сивку-Бурку тебе вызвать? Так я мигом!-он приготовился свистеть.
-Да не,я сама.-отказалась девочка.
-Ты это,охотников встретишь,скажи,пускай зайдут. Лицензии проверить надо. Поразвелось браконьеров..
-И зайца увидишь,так и передай:"Ну,погоди!"
-Своей самогонкой капустной весь лес мне споил,к медведю белки ходят,взаймы брать.
Шапка уходила в непонятках,чавкая резиновыми сапогами по осенней слякоти...
-Плохие принцы.. Добрые волки...
-Хрена лысого тут разберет...-бормотала она себе под нос.
Волк смотрел на нее из окна и вздохнул.
-Ну вот,еще одна образумилась,а то принцев им подавай...Где их взять,принцев то нынче?
А в кухне уже раздавался аромат жареной курочки Рябы,попавшейся за подделку ювелирных изделий...
 
Автор - © Павел Боровик .

 
  • 1
  • На странице: