Глава пятая

Пирс
Наше время.

Я наблюдал, как последний черный мешок свободно пролетел в воздухе, и с мягким всплеском приземлился внизу, в озере. Все было тихо, минус ─ один маленький всплеск. Иногда я слышал сову. Я уже сбросил Камаро на Портера, чтобы тот его уничтожил.

Если бы Генри не был таким хреновым, его тело не находилось бы прямо сейчас, в разных мешках для мусора. Аллигаторы и пираньи не имели бы возможности пировать его плотью. Но нет смысла притворяться, что я забочусь о мертвом ублюдке.

Мне нравилось думать о себе, как о разумном человеке. Генри задолжал пятьдесят тысяч долларов. Я дал ему сорок восемь часов, чтобы вернуть мои деньги. Он попытался убежать. Человек думал, что я не буду следить за ним? Деньги не были главным. Прославленные киски, которые крутились в том же кругу, что и я, зная, что со мной нельзя трахаться, были главнее.

Меня никогда не беспокоило, что я убийца, родился, чтобы быть тем, кем я был. Я убил в первый раз, когда мне было одиннадцать, нажал на гребаный спусковой крючок, не колеблясь дважды.

Никто не сказал мне, почему мозги женщины, которые я выпустил, должны были умереть, и я не спрашивал. Я был Сербаном, и не было места для колебаний или слабости, когда дело доходило до того, чтобы носить это имя. Секунда неуверенности могла похоронить меня в сумках для тела или утащить их на дно реки. Как, Генри.

Мой отец воспитывал меня и моего брата Джека, чтобы мы были его прекрасными блудными сыновьями. Он никогда не уделял много времени тому, чтобы сказать, как гордился быть нашим отцом.

Джексон Сербан был могущественным человеком. Он имел много связей, с которыми вы бы не хотели пересекаться, так как у него были враги, ожидающие, что пуля окажется между его глаз. И кто-то ее действительно получал. Меж своих.

Теперь мы с Джексом были ответственны за семейный бизнес. Укрепление имени Сербан. Это произошло гораздо раньше, чем ожидалось. Но вы не смогли поставить временную отметку смерти, он не сидел на заднице и не дожидался, когда вы решите, что готовы пойти. Когда я вернулся к «рейндж роверу», ожидавшему меня на вершине холма, мой разум вернулся к предыдущей ночи.

Мне было хорошо одному. Все, что мне было нужно, это минута, чтобы собрать свое дерьмо, прежде чем начать кровавую войну с Сетом Борджиа. Джекс остался внутри, чтобы подлизаться к присутствующим в комнате. Мой брат мог очаровывать любого на своем пути. Конечно, я знал, что Уиллоу собиралась присутствовать на этом вечере, но не ожидал, что у нас будет небольшая стычка.

Я вспомнил ту ночь, когда отвез ее домой. Как я мог забыть об этом? Женщины бросались на меня со всех сторон. Однако, опьяненная семнадцатилетняя девочка, была в новинку. Единственное, что мешало мне раздвинуть ее ноги и трахнуть на капоте машины, той ночью, крошечная часть совести, которой я как-то сумел удержать свои желания. Увидеть ее сегодня вечером, было тем, что осталось от той исчезающей капли совести.

Маленькое черное платье, которое она надела, обнимало ее гибкое тело, как вторая кожа.

Цепляясь за достаточно налитую грудь и идеальную пухленькую задницу. У нее всегда был экзотический вид. Темные шелковистые волосы, глубокие глаза и безупречная оливковая кожа. Она была чертовски совершенна. Мой член мгновенно отреагировал, когда она прижалась ко мне.

Это было не по-джентльменски. Пялиться на красивую женщину и представлять, как она наклоняется с твоими руками в волосах. Но опять же, я не был джентльменом. Могу носить костюмы и галстуки, но я далек от гребаного джентльмена. Все дело во внешности. Первое уважаемое правило ─ выглядеть респектабельным. Вот так просто.

─ Сэр, ─ Иван приветливо кивнул мне, когда открыл дверь Рейнджа.

Я поприветствовал его таким же образом и забрался внутрь. Это был долгий гребаный день, прошло уже четверть ночи. Мне нужен был душ, чтобы стереть с моего тела кровь, и крепкий теплый напиток в рот. Все именно в этой последовательности.

* * *

Я положил руку на подбородок и наблюдал за тем, как Ребекка наклонилась к моему члену. Она сморщила свои красные губы, коснулась мягким поцелуем головки и издала воркование, прежде чем поглотить его. Я нахмурил брови. Предполагалось, что это будет выглядеть сексуально?

─ Что не так? ─ Ребекка вытащила мой член изо рта и нахмурилась, когда он увял под ее взглядом.

Я посмеялся и с отвращением уставился на слюну, которую она еще не вытерла с подбородка.

Это было подло, даже для меня. Она была намного ниже моих стандартов. Мне следовало позвонить ее сестре.

─ Мы закончили. Вставай.

Я оттолкнулся от бильярдного стола, спрятал свой вялый член назад в недра брюк и поправил запонки.

─ Что? Почему? ─ она вытерла губу ладонями и поправила юбку, прежде чем встать.

─ Это член, Ребекка, не младенец. Не надо ворковать с ним.

Я схватил ее за предплечье и повел обратно через мой дом. Мы были в игровой комнате. Я никогда не приглашал шлюх в свою спальню, тем более в кровать.

─ Прости, позволь мне…

─ Разве ты не видела, как он упал? Мой член травмирован, ─ прервал я ее и практически потащил.

Ее каблуки скользили по мраморному полу. Слово «мудак» дошло до моих ушей, вырвавшись из ее рта. Я вздохнул и покачал головой. Почему она должна была меня проверять? Именно по этой причине, я никогда не встречался с одной и той же женщиной на регулярной основе. Они всегда испытывали чувства и, черт возьми, тонули.

─ Ты хочешь закончить?

Небольшой визг вырвался из ее рта, когда я схватил ее за волосы и заставил встать на колени.

Ребекка посмотрела на меня, ─ карие глаза расширены, бледные щеки раскраснелись. Ей нравилось, когда с ней так обращались. Им всем нравилось. Мне еще не доводилось встретить женщину, которая не любила бы этого.

Слишком много раз, чтобы сосчитать, я думал, что приводил домой что-то изысканное, достойное. Отворачиваюсь всего на секунду, поворачиваюсь, чтобы обнаружить их с сиськами наружу и задницей к верху.

─ Он не отсосет себя сам, Ребекка.

Я не хотел, чтобы она была рядом с моим членом, но, как она сказала ─ я мудак. Она облизнула губы и снова вернулась к моему члену. Проваливая шанс соблазнительно вставить его в свой нетерпеливый рот. Мы были в центре темного фойе. Открытое пространство освещал только лунный свет, излучаемый люстрой.

Я был нетерпелив и хотел, чтобы она исчезла из моего дома. Поэтому я схватил ее за светлые платиновые волосы и начал выдалбливать членом ее рот. Она обернула губы вокруг него, слезы с размазанной тушью, побежали по ее лицу. Но она все еще стонала от преувеличенного удовольствия, на коленях передо мной. Я сосредоточился на всем, кроме нее.

Я кончил, высунув член изо рта, и наблюдал, как сперма стекает по ее лицу. Я убрал свой член, а Ребекка встала на ноги и оказалась около входной двери менее чем за пять секунд.

─ Ты выгоняешь меня? ─ завизжала она.

─ Ребекка, в день, когда ты проведешь ночь в моем доме, единороги начнут какать золотом, ─ я открыл входную дверь и подтолкнул ее через порог.

─ Как я доберусь до дома? ─ заскулила она.

─ О, точно, ─ я вытащил несколько смятых стодолларовых купюр и засунул их у нее между сисек.

─ Пожалуйста, выпроводите ее с моей территории.

Моя служба охраны, Роджер и Мэтт, кивнули, и я захлопнул дверь. Они никогда не сомневались в разумности моих поступков.

Я прошел в свою спальню и снял рубашку, прежде чем уселся на край кровати. Вздох вырвался из легких, когда я провел пальцами по волосам. Моя жизнь была днем сурка, состоящим из кисок, убийств и денег. Когда никто не проверяет вас, и чертовы женщины достаются так же легко, как щелчок пальцев, нетрудно представить, почему так скучно. Слава яйцам, что все это изменилось.

* * *

Мужчины завидовали мне, женщины жаждали меня, но никто из них не знал меня настоящего.

Каждый раз, когда я смотрел в зеркало, Дьявол смотрел оттуда. Все хотели мою силу и мое богатство, но у них не было яиц, сделать то, что нужно, чтобы получить это. Никто из них не знал того, что я сделал и что еще сделаю. Непростительные извращенные вещи. Я держал все в себе, позволяя моим демонам преследовать меня день и ночь.

Я отхлебнул свой напиток, игнорируя голодные взгляды тех, кто пытался поймать мой.

─ Ты уверен? ─ спросил Джакс, понижая голос.

Я взглянул на брата и тонко кивнул. Он сосредоточил зеленые глаза на заднице на лужайке.

─ Когда? ─ спросил он следом, не отрывая взгляда.

─ Как можно раньше, ─ ответил я тихо.

На этот раз, Джакс незаметно кивнул, он знал, что все может пойти хреново.

Сет Борджиа был занозой в заднице слишком долго. Требовалась каждая унция моего самообладания, чтобы не засадить молоток ему в голову. В последний раз, когда я пытался убить слизняка, все пошло не так. Слишком много невинных людей было убито из-за отсутствия плана. Но то было тогда, а это было сейчас.

На этот раз все было спланировано до мельчайших подробностей. Вы не можете взять и убить основателя «Black Onyx». Все было не так-то просто. Сейчас я это знаю.

Мое внимание привлекла красивая молодая женщина, которая уходила по своей воле. Ее волосы были собраны, и она была в выделяющемся, облегающем платье. Пылающее солнце отражалось от нее, добавляя к ее гладкой оливковой коже сияние.

─ Что ты собираешься с ней делать? ─ проследил Джакс за моим взглядом.

Ответ на его вопрос был прост. Не отрывая от нее взгляд, я дал ответ.

─ Я собираюсь сделать то, что у меня получается лучше всего ─ сломать ее.