Аннетт Мари

Аннетт Мари

Четыре оборотня и незнакомец

(Кодекс гильдии: Очарованные — 0,25)

Перевод: Kuromiya Ren

ОДИН

Я сильно облажался, и теперь мне конец.

Мои ноги тянулись по мутным лужам, пятки задевали грубый асфальт. Два придурка держали меня за руки, тянули по грязи, словно только что убитую тушу, бодро обсуждая «улов». Моя голова покачивалась, подбородок стучал по груди от их неровных шагов, но я не мог поднять голову.

Все кружилось, боль пульсировала в черепе после удара сзади. Во рту был вкус крови. Если бы холодный дождь не лил мне на голову, я бы ощущал кровь, текущую по шее сзади.

Когда Кай найдет мой искалеченный труп в конце вонючего переулка, он разозлится.

Это была моя идея. Банда оборотней появилась в центре Истсайда, и я увидел наш шанс. Обычно гильдии подавляли стаи оборотней до того, как они достигали угрожающих размеров, но эта появилась из ниоткуда. Один оборотень не был опасен, но со стаей было сложнее.

Я не понимал, насколько. Я думал, если у нас будет план, мы с Каем сотрем их. Вдвоем. Идеальный шанс проявить себя. Кай решил, что мы неплохо справлялись за полтора года в гильдии, но я хотел больше. Я хотел быть лучшим пиромагом в гильдии.

Я хотел показать ледяной королеве Табите, что я не был избалованным ребенком.

И я не справился. Хоть мы выследили банду, хоть продумали атаку так, что должны были биться лишь с несколькими за раз, где-то допустили ошибку. И нас с Каем разделили.

А потом меня ударили по голове, хорошенько избили, а теперь тащили в тихий угол, чтобы перерезать мне горло и проглотить мою еще теплую плоть, пока я буду истекать кровью на асфальт. Забавный способ умереть.

Борясь с болью, я пытался призвать огонь. Агония пронзила меня, и меня чуть не стошнило. Кожа нагрелась, дождь шипел и испарялся, но я не мог вызвать ничего сильнее искры. Блин.

Шаги четырех оборотней стали нерешительными, моя голова покачнулась от смены ритма.

— На что уставился? — процедил оборотень.

— Займись своим делом, мелочь, — рявкнул другой.

Они пошли вперед, тянули меня по лужам. Я с усилием воли поднял голову на пару дюймов и прищурился из-за дождя. Здания склонялись над темным переулком, полным урн. Тяжелые засовы пересекали задние двери офисов, давно закрытых на ночь. Если их вообще использовали, что в этом районе было маловероятным.

В нише забитого досками прохода горбилась фигура, сжималась в комок от дождя. Кусок брезента был на его голове, заменяя зонт, и потрепанный рюкзак стоял рядом с ним — все его вещи. Типичный бездомный бродяга. Тут было полно бедняков, и они знали, что не стоило лезть в дела банд.

Оборотни тащили меня глубже в переулок, а парень поднял голову. В нише сгустились тени, но я ощущал его взгляд на себе.

Моя голова опустилась, но парень успел пошевелиться.

Он убрал брезент и выпрямился. Он помчался среди дождя за нами. Мои глаза расширились. Я был уверен, что в моем теле кончился адреналин, но волна паники хлынула на меня. Я поднял голову и смог тряхнуть ею. Нет. Ты не захочешь умирать со мной.

Один против четверых — плохой вариант боя в лучшие времена. Но человек, не знающий всего, против четырех оборотней с их звериной силой и обостренными рефлексами? У него не было ни шанса.

Парень тихо приближался, и я попытался еще раз призвать огонь. Кожа только шипела из-за дождя.

Он потянулся за плечо, вытащил металлический шест в два фута длиной, блестящий в далеком свете фонаря на улице. Оборотни запнулись, их усиленные инстинкты говорили о грядущей атаке.

В трех шагах от них бездомный парень взмахнул шестом и провел им по широкой дуге.

Ветер полетел по переулку и врезался в меня и оборотней, как таран. Ветер закружился, бросал грязную воду нам в лица. Один оборотень отпустил мою руку, и я ударился об асфальт.

Парень бросился в гущу.

Тот шест описал круг и ударил оборотня с треском ломающейся кости. Оборотень завыл от боли. Упершись ногой в землю, парень повернулся и ударил другой ногой по бедру оборотня, вонзая при этом край шеста в живот третьего.

Ветер ударил снова, сбил равновесие оборотней. Парень ударил еще раз с хрустом кости, и оборотни разбежались. Рыча ругательства и угрозы, они помчались прочь из переулка. Топот их шагов пропал за шумом дождя. Парень опустил шест на плечо и смотрел им вслед, тяжело дыша.

Он повернулся, опустился на корточки и осмотрел меня. Я щурился, глядя на него, подавляя тошноту.

— Знатно тебя избили, — отметил он тихим голосом без эмоций. Он убрал шест за спину и отпустил, и оружие как-то осталось на месте.

— Да, — прохрипел я, перед глазами то все расплывалось, то становилось четким. Я пытался рассмотреть его. Темные кудри прилипли к голове из-за дождя, он был смуглым, щеки впали от голода и от того, что он давно не спал в кровати. Белый шрам пересекал его лицо от волос до середины щеки, задевая левый глаз.

Его правый глаз был карим, но тот левый… радужка была зловеще белой, а зрачок и окантовка — черными.

Мой телефон завибрировал в кармане джинсов. Я заставил руку двигаться, пыхтя, и вытащил его, но телефон выпал из скользких пальцев и застучал об асфальт.

Мой спаситель поднял телефон, нажал на экран и поднес его к моему уху.

— Аарон? — Кай почти кричал. — Ты куда делся? Почему не отвечал?

— Кай, — выдавил я. — Меня избили.

Кай выругался.

— Где ты?

— Я… — я посмотрел на стены переулка. — Без понятия.

Парень понял телефон к своему уху.

— Переулок за тату-салоном Хантера на улице Восточного Гастингса, — он вернул телефон к моему уху.

— Услышал? — спросил я.

— Да. Кто это был?

Я посмотрел на парня с разными глазами.

— Чудак, спасший мне жизнь.

— Я близко. Оставайся там, я прибуду через пару минут, — звонок завершился.

Сунув мой телефон между зубов, чтобы удержать его, парень схватил меня под руки и усадил. Я прислонился к стене, тяжело дыша. Все мышцы и кости в теле болели. Жуткая боль в голове пульсировала в такт с биением сердца.

Парень отдал мне телефон. Экран был в паутине трещин. Удивительно, что телефон еще работал.

— Спасибо, — хрипло сказал я. — Ты спас мой зад.

Он пожал плечами, глядя на переулок.

— Ты сможешь дождаться друга?

— Да… но постой, — я дернулся, пытаясь схватить его за руку, когда он встал. Мышцы протестовали, но парень опустился на корточки, хмуро глядя на меня. — Ты же аэромаг?

Он пожал плечами с настороженным видом.

— Пиромаг, — я указал на себя. — Гильдия «Ворона и молот».

Он молчал, значит, был без гильдии. Плут.

— Я в долгу перед тобой, — я попробовал снова. — Чем могу отплатить?

Он отвел взгляд.

— У тебя есть наличка?

Я неловким движением вытащил кошелек из кармана и бросил ему.

— Бери все.

Он не поймал и схватил кошелек возле лужи. Он открыл кошелек, увидел толстую стопку купюр, посмотрел на меня огромными потрясенными глазами. Я хотел пожать плечами, но вспомнил, как больно мне будет. Он забрал наличные из моего кошелька и вернул его. Купюры пропали под его потрепанным плащом.

— Слушай, — сказал я. — Те парни — часть банды оборотней из этого района. Они вернутся отомстить. Тут опасно.

— Знаю, — утомленно сказал он, хоть и не уточнил, знал он о банде или об опасности. Он встал. — Тебе не стоило лезть.

Мне? Я хотел предупредить его.

— Ты не понимаешь…

— Твой друг почти здесь.

Он не попрощался и ушел. Он быстро пропал в темноте с дождем. Я тихо выругался. Плут или нет, но он спас мне жизнь, и я хотел отплатить за это. Он явно голодал, и я надеялся, что он не потратит деньги на наркотики.

Вздрогнув от движения, я открыл кошелек, проверяя, что он не забрал кредитки, а потом зашипел. Половина налички была внутри. Идиот. Я же сказал взять все!

Топот стало слышно поверх дождя, и Кай появился в поле зрения — тень в ночи. Он затормозил рядом со мной и опустился на корточки, его лицо было белым, челюсти — сжаты.

— Твою… — он замолк. — Ты ужасно выглядишь.

— Ага, — согласился я.

Он взял меня за руку.

— Уйдем отсюда.

Он поднял меня на ноги, желудок не выдержал. Я согнулся, меня стошнило. Кай схватил меня за плащ, чтобы я не упал, и через минуту я выпрямился.

Он закинул мою руку себе на плечи.

— Теперь уходим отсюда.

Мы прошли по переулку. Перед тем, как выйти на ярко освещенную улицу, я посмотрел туда, где пропал аэромаг. Пока что мы уходили.

Но я скоро вернусь.

ДВА

— Аарон, — прорычал Кай. — Сдайся.

— Нет, — я зашагал быстрее. Фонари сияли вокруг, отгоняя ночь. — Я хочу проверить еще три улицы.

Кай поравнялся со мной, сунув руки в карманы, его темные глаза сверкали.

— Прошло всего два дня с тех пор, как оборотни избили тебя до полусмерти. Элизабетта хороша, но даже лучший целитель не может магически пополнить твои силы.

— Я в порядке. Отдохнул вчера.

— Вчера ты весь день и вечер проверял списки наград за плутов в городе.

— Потому мы здесь, — я повернул в узкий переулок, разглядывал тени. Знакомый вес моего меча, пристегнутого к спине, скрытого под моей свободной курткой, успокаивал. Никто не застанет меня врасплох в этот раз. — Только так его можно найти.

— Ты понимаешь, что шансы отыскать одного безымянного мифика на улицах центра хуже, чем найти иголку в стоге сена, да? — Кай указал на вонючий переулок. — Если у него есть хоть немного мозгов, он уйдет подальше от той банды.

Я остановился, глядя на урну в брызгах краски.

— Вряд ли он ушел. Я пытался предупредить его, но он не слушал.

— Аарон… — Кай вздохнул. — Идем. У нас еще час или два.

Мы в тишине проверяли все переулки по пути по Восточному Гастингсу. Дороги были заброшены, и это тревожило, это показывало, как банда оборотней прогоняла всех — мификов и людей. Чудо, что аэромага не заметили.

Но не теперь. Оборотни, которых он побил, вернутся мстить, и они возьмут с собой товарищей для веселья. Потому я не мог ждать, потому не мог тратить еще день на отдых. Мне нужно было найти этого упрямого аэромага и увести его с улиц, пока у него не кончилась удача.

Кем он был?