Глава 1

Предисловие

Потянувшись в кровати, взглянул на будильник. Было девять часов утра, с кухни доносился грохот посуды. Наверное, мама что-то готовит. Сегодня первый день каникул, поэтому в кои-то веки умудрился выспаться всласть. Наконец, закончилась эта дурацкая школа и можно спокойно отдохнуть. Лето, тепло, сколько же радости! Можно весь день шляться с друзьями и приходить домой в темноте, и никто ничего не скажет. Женька, мой друг, предлагал в один из дней оседлать велосипеды и смотаться на весь день рыбачить на Волгу. Надо будет сходить в спорттовары и купить крючков и поплавок новый, а то те крючки, которые отсыпал крестный, слишком большие. На донку в самый раз, а на удочку вообще ни о чём, ни одной поклёвки, в то время как кенты ловят одну за другой.

Я, Иван Токарь, рад приветствовать это прекрасное утро! Подошёл к серванту и взглянул на своё отражение. Русые растрепанные от сна волосы, стриженные под горшок, потому что мать умеет только так, а на парикмахерскую денег нет, многоцветные глаза, которым удивляются все, кто их рассмотрит. Если вглядеться, то в моих глазах намешано: зеленый, голубой и карий. Сегодня первое июня 1996 года, свобода! Нафиг школу, нафиг отработку! На отработку пока не пойду, а то сейчас красить, белить и парты отмывать заставят, мне пацаны в прошлом году рассказывали. Сделаю по-умному, как и в прошлом году пойду в конце августа. К этому времени с ремонтом в школе заканчивают и только деревья окапывать заставляют, и то, только чтобы делом занять. Можно копнуть немного для виду, выждать время, отнести лопату и валить домой. Пусть с краской другие встревают, тем более, у меня нет запасных вещей, чтобы переодеться для грязных работ.

Отцу третий месяц зарплату задерживают, кооператив, где мать работала, месяц назад рекетиры сожгли. Мы с пацанами там лазили, когда пожарные уехали, думали, что "позаимствовать", а там всё погорело. Мы вокруг пожарных крутились, когда они тушили, так те говорили, что поджигатели проломили крышу здания и внутрь кинули коктейль Молотова. С нами был Макс с соседней улицы, он из старшаков, в одиннадцатый класс перешёл, уже шестнадцать лет. Это мы с Женьком только в девятый перешли, благо, нам повезло и в нашей школе через пятый класс перескакивают, а то у меня троюродный брат учится в школе, он меня на пару месяцев старше, тоже четырнадцать скоро исполнится, но только в восьмой класс перешёл! Так вот, Макс рассказал, что коктейль Молотова делают из смеси бензина и ацетона, добавляя туда крошеную пластмассу или пенопласт, а можно и то и другое. Мы тогда загорелись идеей сделать такую классную штуку и пойти попробовать поджечь в овраг. Женёк обещал отлить у отца в двадцать первой Волге бензин, а я уже отлил полбутылки ацетона и припрятал в кустах на улице. Я и пластмассу приготовил, настругал ножом с солдатиков.

Нож у меня классный, хоть и перочинный, но неубиваемый, ещё советский, из прочной стали, нашёл его в прошлом году на улице, когда гуляли с пацанами. Нож был весь ржавый, грязный и тупой, пацаны побрезговали взять, тогда с нами был Серёга из многодетной семьи, у них семь детей и живут даже хуже нас, но даже он сказал: «Фу, фаршма какая-то». Ну, кому-то может и фаршма, а я положил на их мнения здоровый болт и принёс ножик домой. Уж больно хотелось свой нож, а денег на такое мне бы не выделили. Долго очищал шкуркой, сначала крупнозернистой, затем нулевкой. А потом заточил. Точить пришлось нереально долго, поскольку нож был тупой, как валенок. Когда отец увидел у меня нож, думал, отберёт, ан нет, он наоборот, показал как правильно точить и принёс машинного масла, чтобы смазать. Батя у меня классный, он рассказал, что в его молодости у всех пацанов были ножи, а ещё, что он в моём возрасте делал из обрезков труб самострелы и ходил с ними охотиться в лес.

Только я не сумел придумать, где раздобыть пороха. В одной книжке вроде читал, что порох делают из угольной пыли, серы и селитры. Ну, серу я со спичек наскребу, селитру можно у Женькиной бабушки скомуниздить, она и не заметит, если мы немного удобрений отсыплем, с углём тоже проблем нет, у нас полный угольный ящик. Надо будет попробовать самострел смастерить и сходить в овраг, пострелять.

— Ванек! — раздался Женькин крик с улицы. — Выходи гулять!

Выбегаю во двор.

— Женёк, я ещё не хавал! — кричу ему. — Ты где будешь?

У нас частный сектор, поэтому могу позволить себе выскочить босиком и в трусах, это неженки в квартирах сразу бы носы отводить начали, а мы пацаны простые. И хорошо, что у нас частный дом. Только благодаря курам, которых мы держим, у нас всегда есть яйца и деньги на хлеб. Мать собирает и продаёт соседям свежие яйца. Летом хорошо, курей можно травой кормить. Я пару раз в неделю на велике с мешками гоняю и рву травы. А зимой им приходится комбикорм покупать. Зато прикольно, со школы домой прихожу, жрать нечего, я в курятник залезу, из-под курицы пару яиц вытащу, выпью и кайф.

— Нафиг хавку, давай быстрее! — крикнул Женя. — Там срочное дело.

Быстро надеваю шорты, футболку, шлепки и выбегаю на улицу.

— Мам, я с Женькой гулять пошёл! — кричу, убегая на улицу. — Здорова, Женёк! — приветствую друга, выбегая из калитки. — Что такого срочного?

Женька Белоусов мой ровесник, живёт через пару дворов, но учится в параллельном классе. Я в классе «А», а он в «В». С другой стороны, ему повезло. Знал бы я тогда в семь лет, что из-за того, что при директоре хорошо прочел в букваре «Мама мыла раму», меня отправят класс «А», который является специализированным на математике, в отличие от «Б» и «В», которые самые обычные классы, то ни за что не стал бы читать так быстро! У нас, блин, каждую неделю ставят дополнительный урок математики! Ад! Женька голубоглазый блондин, одного со мной роста, то есть примерно полтора метра. Их семья переехала сюда из Саратова.

— Пошли быстрее! — сказал он. — Там у сгоревших складов выгрузили фуру с бананами. Наверное, привезли в склад сгрузить, а он сожжён, вот и выгрузили рядом. Мне Ромка сказал, он как раз ящик бананов тащил!

Мы припустили бегом и через полкилометра прибежали к складам. Действительно, там оказалось множество коробок с бананами. Мы внимательно осмотрелись вокруг. Никого нет. Схватили каждый по два ящика, поставили их друг на друга и рванули в сторону своего квартала. Хотя ящики были нереально тяжелыми и загораживали обзор, но страх подстегивал и мы бежали не медленнее, чем бежали сюда. Когда скрылись за углом и пробежали ещё пятьдесят метров, перешли на шаг, поставили ящики и передохнули. Потом потихоньку пошли домой.

— Ну, давай. Я пошёл своим сдаваться, — печально вздохнув, сказал Женёк. — Ты главное помни, бананы выкинули!

— Да, не дурак, ученый уже… — потирая зад, ответил другу.

В прошлом году нас обоих отодрали родители, когда мы приперли каждый себе домой украденные со склада арбузы. Когда родители спросили, откуда такое добро, каждый из нас сказал правду — украли. Вот я тогда ремня получил, неделю сидеть не мог!

Затащил домой коробки с бананами.

— Так! — раздался грозный голос матери. — Откуда это? — она показала на мою ношу.

— У оврага выкинули фуру бананов, водитель сказал, что они пропали. Ну, мы с Женьком полазили там, отобрали те, что лучшие, гниль брать не стал. Вот, две коробки насобирал. Женёк и пришёл сказать мне, чтобы успеть набрать до того, как народ прочухает.

— Правда? — с улыбкой спросила мать. — Молодец. Может, сходишь, ещё наберёшь?

— Не, мам. Там уже народа полно, да и гниль одна осталась. Смысла нет.

— Ну ладно. Давай попробуем, что ты принёс? — спросила мать.

— Давай.

— Ммм… Хорошие бананы, — сказала мать, съев один фрукт. — Вот же люди с жиру бесятся, такую хорошую вещь выкидывают!

— Ага! — закивал я как болванчик. Сам в этот момент разжал скрещенные за спиной пальцы и с облегчением выдохнул. Прокатило и ремня не получу!

— А я сейчас к соседке ходила, тете Оле. У неё квартирант новый, каратист, мастер! — сказала мать.

— Ух ты! Настоящий мастер карате?! — радостно воскликнул я.

Так захотелось увидеть настоящего каратиста. Недавно мы смотрели на видеомагнитофоне кассету с Ван Даммом, фильм "Кровавый спорт", он там так классно дрался. Мы тоже захотели так научиться. Женька даже нашёл неподалеку школу карате и сходил туда пару раз, он рассказал, что там тренер не учит приемам, заставляет отжиматься, бегать и бьёт палкой отстающих. Поэтому он не стал туда больше ходить, я же, узнав об этом, тоже передумал записываться в такую секцию. Нафиг надо, побегать и так по улице можно, турник вон во дворе стоит, и так подтягиваюсь, а если захочу палкой по хребту получить, то можно на кирпичный поселок сходить, там местные отморозки с удовольствием всем прописывают такой вид массажа…

— А можно на него посмотреть? — спрашиваю у матери.

— Ну, пойдём к тете Оле, познакомлю вас, — ответила мать.

Мы пошли в гости к соседке. Она открыла нам дверь. Высокая, слегка полноватая с выбеленными перекисью короткими волосами. Она приветливо улыбнулась гостям, ничуть не стесняясь домашнего ситцевого халата, который видал лучшие времена.

— Здрасти, теть Оль! — сказал я ей. — А можно на каратиста посмотреть?

— Ха-ха-ха! — раздался задорный мужской смех слева от калитки. — Я что, зверь в зоопарке, чтобы на меня смотреть?

Пройдя во двор, увидел говорившего. Это был мужчина, ему, наверное, было уже лет тридцать! Он выглядел как Джеки Чан, то есть, был похож на китайца. Не самого высокого роста, примерно метр семьдесят сантиметров. Волосы были черными и коротко стриженными, глаза карими. Одет он был в крутой спортивный костюм Адидас и обут в кеды.

— Привет, проходи, — произнёс мужчина. — Я Ким, а тебя как звать?

— Я Ваня, ну, Иван. А вы правда каратист?!

— Нет, я не каратист, — с теплой улыбкой произнёс он мягким тоном. — Я мастер Хапкидо.