Решение

Решение

— И зачем он вам нужен? — спросила Мария.

— Он всем нужен. Может и нам пригодится, — привел свой аргумент Чертополох.

Шиан и Шелест дружно улыбались, готовясь заявить, что им было видение. Их в последнее время часто посещали коллективные видения. Являлись видения следующим образом. Шелест вбивал себе в голову очередную гениальную идею, но придумать убедительных аргументов не мог, поэтому шел к Шиану за советом. Шиан советовал валить все на интуицию и шел с Шелестом к Марии в качестве группы поддержки. Поддерживать он умел, даже в безнадежных ситуациях не бросал поддерживаемого на произвол судьбы. Поэтому в итоге получалось, что у него тоже сработала интуиция и он, как и наивный Шелест, не мог не рассказать о новом случае ее срабатывания. В процессе убеждения недоверчивой Марии в том, что они ничего не придумали, интуитивные догадки обрастали такими подробностями, что как-то сами собой превращались в видения.

— Никогда не видела живых вампиров, — печально сказала Майя, непонятным образом оказавшись за спиной Шиана.

Она в последнее время часто там оказывается. Шиан обнаружив ее за своей спиной впадает в ступор и начинает путаться в словах. Неловко ему с девушкой за спиной, он бы предпочел поставить ее перед собой и взять в руки карандаш с бумагой, на что Майя почему-то не соглашалась. Нет, на портрет она была согласна, просто предлагала его рисовать глядя на маленькую голографическую копию.

— Я тоже не видела. Хотя у меня есть подозрение, что их вампир всего лишь на удивление симпатичное дитя войны. Они, когда полукровки, бывают очень даже ничего, это чистокровные страшны как смертный грех, — заговорила Син.

Она, как всегда, знала намного больше чем все остальные и сумела свои знания приложить к очередной возникшей загадке. До сих пор она оказывалась права в своих предположениях.

— Тем более, нам нужно его найти. Это очень странно. За человеком из Крылатого Королевства охотятся пираты и работорговцы. И не боятся что потом за ними начнут охотиться с не меньшим упорством, — быстро сориентировался в ситуации Чертополох, в качестве бонуса выдав свою коронную улыбку.

Ни одна женщина не могла устоять перед этой улыбкой, даже Мария, которая должна была к ней привыкнуть и выработать иммунитет. Эта улыбка единственное, что осталось хорошего от внешности Чертополоха. Он долго и упорно себя уродовал. Татуировки ему показалось мало для маскировки. Полностью менять лицо с помощью хирурга он не хотел. Поэтому принял довольно оригинальные меры.

Для начала он отрастил волосы в неряшливую прическу, призванную скрывать большую часть лица. Чаще всего эта прическа оставляла на обозрение желавшим на него посмотреть только длинный нос. А потом умудрился налететь лицом на что-то стеклянное, что именно он не заметил, потому что убегал и ему было не до того. После этого случая к татуировке прибавились небольшие шрамы над левой бровью и возле уха, которые в сочетании с драконом на правой половине лица производили незабываемое впечатление, и делали Чертополоха чем-то сродни образу героя из глупой истории, предназначенной для особо впечатлительных девушек.

Впрочем, девушки действительно впечатлялись, даже умные и не верящие в прекрасных принцев. Чертополох, наверное, в подражание Шелесту, стойко игнорировавшему почти всех девушек обращавших на него внимание, делал вид, что ничего не замечает. Очень редко в его организме происходила непонятная реакция, после чего его лицо глупело, пропадал огонь в глазах и он напивался до невменяемости. После этого он некоторое время делал попытки найти хорошую девушку, но быстро разочаровывался, хватался за свои мечи и тратил все свободное время на совершенствование техники боя.

А Шелест сидел рядом с потерянным видом и рассуждал о том, что все красавицы всегда оказываются дурами уже на третий день знакомства. Интересные мысли для паренька, которому даже двадцати лет еще не исполнилось. Хотелось бы узнать с какой умной красавицей он сравнивает всех знакомых девушек. В ее существовании Тойво не сомневался, Шелест вообще не склонен делать выводы на пустом месте. А еще очень хочется понять, почему умопомрачения Чертополоха совпадают с явлениями длинноволосых блондинок в пестреньких платьях. Эти блондинки всегда очень разные, отличаются и ростом и фигурами и возрастом. Ничего общего, даже цвет волос различается по оттенкам.

Загадка.

Мария тоскливо посмотрела на Тойво, ища у него поддержки. Ее напарник ответил пожатием плеч и задумчивым выражением лица. Сама же захотела собрать команду. Вот теперь пускай и разбирается с этой командой без его участия.

— И как вы собираетесь его искать? — поинтересовалась она сдаваясь на милость большинства.

— Так же как и все, — ответил Чертополох и продемонстрировал плоскую коробочку. — Довольно примитивная штуковина настроенная на маячок, который вампир почему-то таскает с собой. На самом деле еще одна странность. Как этот маячок у него оказался? Если верить идиоту, который нам про него рассказал, парень сбежал после того, как его неудачно отравили. Он должен был гарантировано покинуть этот мир, а вместо этого среагировал на яд, как на наркотик, в невменяемом состоянии, кого-то загрыз, и украл корабль с только что проданной девицей на борту. Девица-то ему зачем понадобилась? И зачем нашим идиотам понадобилось награждать маячком человека, который по их расчетам должен был умереть? Нестыковки.

— Загрыз, — удивленно повторила Син. — Не слышала чтобы дети войны кого-то загрызали. Может, на самом деле вампир?

— Никогда не видела вампиров, — повторилась Майя.

— Да делайте что хотите, — отмахнулась от них Мария. — Но если после этих поисков нам опять придется собирать «Джанкой» по частям… На меня даже не рассчитывайте. Сами ремонт оплатите.

Команда дружно закивала, даже Тойво не удержался, ему тоже хотелось посмотреть на вампира. Не потому что у него клыки и нечеловеческие способности к выживанию. Просто хотелось узнать, почему он всех так заинтересовал. Чтобы разные пиратские и работорговческие банды объединились ради поимки одного человека, должно было произойти что-то из ряда вон выходящее. А нечто из рада вон выходящее всегда сулило неприятности, особенно когда оно касалось странного поведения пиратов.

В последний раз пираты и работорговцы объединялись с целью завоевания Тулона, а перед этим с целью уничтожения того же Тулона с помощью жутковатого оружия неизвестного происхождения. Совпадение? Или они опять нашли какую-то дрянь и решили предъявить претензии на господство среди человеческих миров, а добиться господства с помощью обычного шантажа. Или вы нам подчиняетесь, или вас больше не будет. Для нас это раз плюнуть, а совести у нас нет, так что спать нам никакие воспоминания не помешают.

— Не может быть, — прошептал Тойво, его осенила догадка, в правдивость которой совсем не хотелось верить.

— Что-то случилось? — спросила Мария.

— Да. Неужели ты не заметила? Если я прав, то у нас скоро не останется работы. Потому, что не останется желающих платить нам за работу.

— С ума сошел? — ласково спросила Син.

— Если бы. Вы не заметили одной странности в показаниях наших пленников? Они все говорили, что скоро мы пожалеем о выборе профессии. И все планеты будут платить им дань, иначе от них ничего не останется.

— Бред, — отмахнулась Мария. Ей не хотелось верить, что в поисках вампира есть хоть какой-то смысл. И не хотелось верить, что Тойво может поддержать ребят, страдавших от избытка любопытства.

— Бред, — не стал спорить Тойво. — Если конечно они опять не откопали где-то кораблик, способный взрывать звезды.

— Но никто же не нашел. Целую уйму времени и сил потратили на поиски, перерыли все рифы и ничего не нашли. Знаешь, сколько людей погибло во время этих поисков?

— Знаю, — признался Тойво.

Он и сам принимал участие в поисках, после чего поклялся облетать рифы десятой дорогой. Рифы не терпят ошибок. Стоит задеть скрученное пространство и тебя тоже начинает тянуть в разные стороны, сжимать и скручивать в нечто непонятное, совсем не похожее на человека. Ему удалось вовремя вырваться, отделаться только неприятными воспоминаниями. Многим не удалось. Их вытаскивали с большим трудом и хоронили вместе с кораблями, потому что понять, где заканчивается корабль и начинается человек, было невозможно.