— Да как знать. Если металл или еще что-то… Но я не представляю, что именно. Они могли создать какой-нибудь артефакт, например.

— Человеческие маги делают слабые артефакты, — разочарованно протянула Илиана.

— Ну а вдруг именно эти маги сделали сильный? Нет, я не настаиваю. Я сам не знаю. — Шессхар помолчал, глядя под ноги, на аккуратный голубоватый камень аллеи. Потом решительно продолжил: — После бала возьмем Олера и считаем память тела. Так будет проще.

— А почему именно после бала? Лучше раньше…

— Потому что на балу я позабочусь, чтобы Феррен не смог примчаться на помощь, — усмехнулся Шессхар.

Илиана еле слышно хмыкнула в предвкушении. Глава Тайной канцелярии против лэя распорядителя. На это очень, очень занятно посмотреть. Жаль, что открытого противостояния не будет — было бы еще интереснее.

Тут ей помахала Цересса, и Илиана поспешила на зов.

Судя по всему, узнавать последние сплетни следовало не от Шессхара.

***

Илиана с опаской ждала новой встречи с Ферреном. Казалось, тот вот-вот вызовет ее к себе, допросит и выудит всю память о расследовании и о том, что Илиана успела узнать. Или застанет ее врасплох и сотрет память. Плевать, что человеческие маги не могли стирать память без артефактов Потусторонних. В распоряжении Феррена наверняка сотни этих артефактов. На любой вкус, больше, чем в лавке Лотшейра.

Она сидела на покрывале с Церессой, молчала, слушая разговоры других дам, и незаметно искала глазами Феррена. К Илиане не лезли с разговорами. По легенде, она недавно потеряла сестру. Это было на руку.

Феррен вырос из ниоткуда, когда придворные уже возвращались. Илиана не ждала его появления, она уже приготовилась ждать нападения исподтишка. Она отстала от стайки дам всего на пар шагов. И путь тут же преградила темная фигура.

— Лэйе Кэрсен, — сказал Феррен. — Слышал, что вы побывали у Иглы Потусторонних.

Ну и как на это реагировать? Он что, решил говорить прямо? Или прощупывает почву, ожидая реакции? Или вообще занимает время, а сам считывает память Илианы каким-то артефактом, который прячет в кармане? Скорее всего, последнее. Мерзлое пекло, должен быть способ закрыться от этого! Особенно у Потусторонней! Илиана сжала пальцы, заведя руки за спину. Соткала незаметную магическую защиту, не зная, подействует ли, и ответила:

— Пришлось, лэй Феррен. Мы с моим спутником спустились на прогулку в мир Потусторонних, но там началась аномалия. Пришлось спасаться…

— И гнаться за тенями до самой Иглы, — издевательски вежливо подсказал Феррен.

— Гнаться? Наоборот, мы спасались! Это за нами гналась какая-то тень! Лэй Феррен, а тот, кто вам об этом рассказал, не мог ошибиться? Это же мир Потусторонних, мы все знаем, как ловко он умеет обманывать!

Она понимала, что Феррен не верит ни единому слову. И что актерское мастерство не тянет даже на уровень провинциального театра. Но глава Тайной канцелярии стоял и слушал. Мимо шли придворные, никто не обращал внимания на беседующих, а в кармане у Феррена, скорее всего, некий артефакт раз за разом пытался вскрыть защиту Илианы. Насколько ему это удавалось, оставалось загадкой.

— Ладно, — выдохнул Феррен, и глаза его потемнели, разом лишаясь блеска. — Ведете какую-то игру, лэйе Кэрсен. Ведите. — Губы дернулись в непонятной гримасе. — Только помните, о чем я вас предупреждал.

Он развернулся и нырнул во дворец, оставляя Илиану в недоумении.

Артефакт завершил работу? И что он увидел? Правду? Недавнее прошлое? Вместе со слежкой за Ферреном и Олером в мире Потусторонних? Или не увидел ничего, потому что не пробился через защиту? Илиана содрогнулась, представив, что может случиться, если Феррен поймет, что она за ним следила. Она не сомневалась, что тогда схватки не избежать.

Если Феррен что-то понял, то визита можно ждать уже сегодня.

Если не понял, он закроет глаза на ее встречу с Олером. Уже закрыл. Наверное, считает, что ему уже не успеют помешать.

До самого вечера Илиана не расставалась с «Зеницей» и сидела как на иголках. Пару раз собиралась идти к Шессхару, ведь это была его идея — сделать из нее приманку и посмотреть на реакцию Феррена. Но не шла. Что-то не давало ей сдвинуться с места.

Если бы Феррен заметил, куда она идет, то уже не сомневался бы в сговоре.

Лишь когда стрелки часов подползли к десяти вечера, Илиана додумалась проконсультироваться с «Зеницей».

— Ты умеешь видеть защитное поле? — спросила она, открыв шкатулку. Глаз внимательно смотрел куда-то в центр лба.

Умеет, подтвердил артефакт.

— И… Байен Феррен смог прочитать мою память? Он же это пытался сделать, когда мы разговаривали, да? У него был какой-то артефакт? — сбивчиво спросила Илиана. Руки слегка подрагивали, когда она нервно ждала ответ.

«Зеница» же ответила каким-то сложным клубком образов. Илиана уловила картинку с Ферреном, перебирающим артефакты, Ферреном, отчитывающим Олера… Ферреном, глядящим ей в глаза своим тяжелым нечитаемым взглядом. Наконец возникла картинка с задумчивым Ферреном, рассеянно хрустящим пальцами.

«Зеница» уловила даже кусок настроения — непонимание и недоумение.

— Не смог, — полуутвердительно прошептала Илиана, и артефакт подтвердил догадку.

Она обмякла в кресле. Облегчение оказалось неожиданно сильным. Илиана и не замечала, что успела так себя накрутить. Не смог… Не прочитал… Ее защита все-таки сработала. Сработала против артефакта Потусторонних!

Опасность временно скрылась с горизонта. Превращение в Потустороннюю все-таки принесло хоть какую-то пользу.

А поздно вечером она действительно увиделась с Кэриленой.

Сопровождал Илиану незнакомый старик в черном. Он сам постучал в ее дверь около одиннадцати. Сначала его появление показалось страшно подозрительным. Никто не предупреждал, что сопровождающим будет не Шессхар, и вообще… Но «Зеница» не сигнализировала об опасности, да и интуиция подсказывала, что все в порядке. Илиана набросила плащ, сунула «Зеницу» в карман и отправилась следом за стариком, по пути размышляя, что интуиции в ее жизни стало слишком много. Это чувство, прежде почти незаметное и никак не проявляющее себя, теперь то и дело поднимало голову. То утверждало, что собеседник говорит правду или, наоборот, лукавит, то предупреждало об опасности или ее отсутствии. И началось это еще до превращения в Потустороннюю. В чем дело, интересно? И опасно ли это?

Но так как ничего плохого из-за обострившейся интуиции пока не случилось… Илиана не додумала мысль. Шагая вслед за безымянным стариком вниз по лестнице, она вдруг заметила едва уловимое движение в коридоре, куда выводила площадка, и резко остановилась.

Потом поспешно метнулась туда и выглянула. Никого.

Но никого ли?

Илиана не отводила глаза, продолжала пристально всматриваться в подсвеченную тусклыми лампами полутьму. Сначала они видела только слабо золотящийся узор на вишневых обоях, ковер, точно созданный, чтобы бесшумно красться по нему, и черные окна — непонятно, настоящие или зачарованные. Но потом…

Забытая кем-то на подоконнике шляпка соскочила на пол и резво побежала прочь. Илиана готова была поклясться, что на мгновение увидела у нее крошечные лапки.

— Что случилось? — раздалось у плеча. Старик-провожатый умудрился беззвучно приблизиться. Илиана взглянула в его костистое морщинистое лицо и не ответила. Она бросилась в погоню за шляпкой так быстро, как только могла.

Позади глухо застучали шаги старика. Он не отставал. Но и шустрый головной убор несся со скоростью гепарда. На какие-то секунды Илиане удалось сократить расстояние, но потом шляпка припустила еще быстрее. Впереди появилась развилка коридора. Шляпка свернула влево, Илиана бросилась за ней и разочарованно застыла.

Поворот влево выводил на небольшую полукруглую галерею, с которой открывался вид на полукруглый холл, полный диванчиков, кресел и кадок с растениями. Этакий сад в помещении. Разумеется, и из галереи, и из холла в разные стороны расходились коридоры. Слишком много коридоров, чтобы проверить каждый и понять, в каком скрылась беглянка.

— Смерть бесова, — простонала Илиана вполголоса. Взяла в руки шкатулку с «Зеницей», но артефакт молчал. Он тоже не мог уследить за шляпкой. Хватило и того, что он помог Илиане ее заметить. Как тогда с вазой…