Глава 27

Глава 27

Оставшиеся до игр три недели пролетели в сумасшедшем ритме. Было тяжело всем, мне, под напором знаний и требований от ставшего безжалостным наставника, команде и Тедерику, от присоединившегося, наконец-то выздоровевшего магистра Форина.

О, его появление на тренировке было неожиданным, но Тедерик не растерялся. Проявил положенную вежливость и без возражений согласился устроить для команды небольшое испытание. Вполне ожидаемая просьба, хотя нет, скорее приказ. Форин ди Арриф не знал такого слова – просить. Стоит взглянуть на мужчину, прямо зверского вида и даже мысли не возникнет, что эта груда мышц способна хотя бы на элементарную вежливость. Только субординация, по-военному строгая и не многословная.

Живя в лекарском крыле, я была наслышана о тяжёлом характере воинственного магистра, но обижаться на него было бессмысленно. Грубый, но преданный своему делу и академии. Отличный воин с обширным списком личных заслуг и побед, но, в силу возраста и значительно подорванного в многочисленных боевых походах здоровья, ему пришлось стать преподавателем.

С самого его появления, казалось, что мы немощные букашки, случайно попавшие в поле зрения этого мощного великана. Магистр ди Арриф впечатлял. Не высокий, но широкоплечий и достаточно мускулистый. Холодный взгляд золотистых глаз казалось видел тебя насквозь, хотелось немедленно спрятаться и не дышать. Причёска тоже была странной, две косы по бокам сплетались в одну, а вот на её конце блестел острый металлический наконечник. Даже мне было понятно, что это не просто украшение, а опасное оружие.

В общем, внимательно осмотревший всех магистр Форин, устроил самый настоящий экзамен. Команда не собиралась подводить Тедерика, за время совместных уроков и тренировок каждый проникся к нему уважением. Все старались по максимуму, на грани своих сил и возможностей. На мой взгляд они справились достойно. Но по каменному лицу Форина было сложно понять остался ли он доволен увиденным или нет.

Меня же он лишь раз окинул своим страшным взглядом и больше не замечал. Чему я искренне порадовалась.

За эти дни я несколько раз сталкивалась с Тессой. Женщина вела себя на первый взгляд обычно, но мне показалась меня она избегает. Если встречались, то она прятала взгляд, по каким- то причинам не желая смотреть на меня и, ссылаясь на срочные дела, быстро уходила. Меня это не на шутку встревожило. Я поделилась своими наблюдениями с наставником, но тот, лишь грустно вздохнув, сказал, что у Тессы проблемы в семье. Я ничего не знала об этой женщине и мне даже стало стыдно, что подозревала её в чём-то плохом.

Обсуждать со мной личную жизнь своей помощницы Рейден посчитал неприемлемым, но заверил что не оставит ту без помощи. На том я и успокоилась, тем более что Тесса всё-таки уехала. Это был первый раз, когда она вместе с Рейденом не поехала на игры.

Ситара тоже притаилась. Вот только не верилось мне, что она так просто успокоится. Лишь один раз я столкнулась с ней в коридоре лекарского крыла. Узкий, плохо освещённый он практически не использовался адептами, скорее работниками. Потому как был самым коротким путём от лазарета до кухни. Даже удивилась каким ветром сюда занесло эту красотку, да ещё без сопровождения своей преданной свиты. Всегда окружённая подпевалами в этот раз она была одна. Злая со сверкающими гневом глазами она неслась вперёд совершенно несмотря по сторонам. Мне пришлось отойти в сторону, чтобы избежать столкновения. Вот только увидев меня, Ситара резко остановилась, словно на стену натолкнулась.

– Эмилия! Ты бы хоть платье по ярче одевала, а то вся серая словно приведение. В тёмном коридоре вообще могут не заметить, а то и прибить с испуга, – растянула пухлые губы в хищном оскале красотка.

Мы стояли почти в плотную. Стали видны некрасивые красные пятна на её щеках и лбу, а ещё припухшие глаза. Я даже не сразу поверила увиденному. Неужели Ситара плакала? Да нет, такого просто не может быть! Она всегда считала это недостойной слабостью и использовала скорее как оружие и только в крайних случаях.

В нос ударил резкий запах лука, которым пропахли руки и платье рассерженной сестрицы. Неужели эта красотка всё же нарвалась на бесчувственного мужлана, как она называла устоявших перед её красотой молодых двуликих? Даже я знала, что отослать провинившегося адепта отрабатывать чистить лук, рыбу и другие пахучие продукты одно из излюбленных наказаний некоторых магистров. В основном так поступали с девушками, обострённый нюх и не привычная к такому труду нежная кожа рук делали наказание сущей пыткой. Всё встало на свои места. Видимо сестрица всё-таки попала на отработку, а тут строго, сама виновата сама и делай. Никаких замен, даже если кто-то сам вызовется. Проконтролируют и в случае чего накажут ещё строже, причём обеих.

– Не стоит обо мне волноваться Ситара. Лучше подумай о себе. Ещё пара минут и твоё лицо превратиться в одно сплошное красное пятно с маленькими опухшими глазками. Тебе срочно нужно в лекарскую, иначе рискуешь несколько дней просидеть в собственной комнате, чтобы не пугать своей «красотой» особо впечатлительных адептов, – тоже оскалилась в ответ, всем своим видом показывая, как «переживаю» за неё.

Решительно шагнула в сторону, не собираясь больше любоваться на ещё больше покрасневшую от бешенства бывшую родственницу.

– Конечно схожу Эми, не могу же я ослушаться совета будущего великого лекаря. Вот прямо сейчас и пойду. К играм я должна выглядеть превосходно. Такое событие мне, ну никак нельзя пропустить. Тем более приглашение у меня уже есть. Кто знает какие сюрпризы могут преподнести эти праздничные дни, – предвкушающе блеснув глазами, она в упор посмотрела на меня.

Я так и застыла в шаге от неё осмысливая последнюю фразу. Интуиция просто вопила, что сейчас она говорила обо мне. Что это за сюрпризы такие? На что это он намекает? Хотя знаю я за ней такую особенность, напугать и любоваться чувством растерянности и страха жертвы.

– Праздник и сюрпризы это для таких как ты, которые едут отдыхать. Я же еду помогать своему наставнику.

Мы несколько мгновений поборолись взглядами, не желая отступать первой. Вот только у Ситары начался зуд, что и не удивительно, судя по интенсивности красного цвета на увеличившихся пятнах. Она нервно провела ладонью по своей щеке и фыркнув «Посмотрим» рванула в сторону лекарской. Я же потом долго прокручивала наш короткий разговор и никак не могла успокоиться. Чувство приближающихся неприятностей только усиливалось.

Не стала тянуть и при первой же возможности поделилась своим опасениями с наставником. Естественно Тедерик тоже не остался в стороне. За несколько часов споров и размышлений всё же удалось прийти к общему решению, более-менее приемлемое для всех.

Не поехать я не могла, документы уже отправлены и отзывать их никто не будет. Для этого должна быть веская причина, в частности моя недееспособность, что было совершенно невозможно. Да и не выход это, прятаться. Не найдут там придут сюда. Лучше сразу узнать, что они затеяли.

Мы не знали, что именно задумали ушлые родственнички и задумали ли вообще. Я вполне допускала вариант что Ситара просто блефовала, она любила это делать. Потом несколько дней ходишь в уверенности что вот-вот произойдёт что-то ужасное. Она была виртуозным манипулятором, чутко улавливая куда нужно «ткнуть» чтобы было наиболее болезненно для выбранной жертвы.

Так как я заключила договор с академией и связана клятвой с наставником, как-то повлиять на меня и заставить что-то сделать родственнички не смогут. Даже если невероятным образом докажут наше родство. Во всяком случае у нас будет достаточно времени на проведение брачного ритуала с Тедериком, если они станут настаивать на своих правах и обратятся с официальным прошением к правителю.

На том и решили. Я искренне улыбнулась Тедерику, благодаря его за поддержку и понимание. Ведь он мог воспользоваться моментом, припугнуть и я бы сдалась. Но не стал, вместе с наставником перелопатил талмуд правил академии и прочих документов, не меньше меня злясь на сложившуюся ситуацию.

Потом немного успокоившись, под подбадривающие комментарии Рейдена мы отправились прогуляться. Это было наше второе свидание, только не такое долгое, но не менее романтичное.