Пролог

Громкий крик новорожденного ребёнка резанул по ушам, беспощадно врываясь в замутнённое от усталости сознание. Измученный долгими и тяжёлыми родами, организм рвался погрузиться в спасительное забытьё. Но мне до боли хотелось увидеть, потрогать своё долгожданное чудо, ради которого нам с мужем пришлось пройти через ад многочисленных тестов, анализов, мини операций и множество других болезненных процедур. Душа смеялась и плакала от желания немедленно прижать к груди бесценный дар. Хотелось бережно прислониться губами к макушке и насладиться сумасшедшим счастьем от ощущения родного тепла.

Мы с мужем почти отчаялись и это была наша последняя попытка. Никто не мог дать гарантии, что получится, но к нашей безумной радости две заветные полоски всё-таки проявились. Потом были тяжелейшие девять месяцев, которые я провела в клинике, под бдительным наблюдением нашего волшебника-Дмитрия Романовича, подарившего нам с Борисом эту надежду. Пожилой, благообразный мужчина, с добрыми, серыми глазами и чуткими, сильными руками оказался не только высококлассным специалистом, но и невероятно душевным человеком. Благодаря его уверенности и поддержке я не сошла с ума от беспокойства и въевшегося, из-за прошлых неудач, страха.

Усилием воли мне удалось разлепить отяжелевшие веки и наконец то увидеть счастливое лицо любимого, до сих пор крепко сжимающего мою бледную ладонь.

– Поздравляю, у вас чудесная, здоровенькая девочка, – улыбнулась акушерка, прикладывая кряхтящий комочек к моей груди.

Крошка на мгновение замерла, словно прислушиваясь к чему-то, а потом, смешно сморщив маленький носик, требовательно закричала, вызвав умилённую улыбку у своих счастливых родителей. Сквозь слёзную пелену я словно иссохшая губка впитывала образ малышки. Все её маленькие чёрточки, складочки и непередаваемый солнечно-сладкий запах новорожденного. Чувствуя, что слабею с каждым вдохом, собралась и нежно поцеловала дочку в вихрастую макушку.

– Люблю вас, – прошептала сияющему мужу, вложив в слова последние остатки стремительно утекающих сил.

Уже проваливаясь в темноту, краем сознания уловила истеричный писк какого-то прибора и отчаянный крик Бориса. Согревающее родное тепло, уютно устроившееся на моей груди, резко исчезло. Сердце в последний раз надрывно трепыхнулось и замерло, позволяя холоду пробраться вглубь, туда, где испуганно сжалась душа, только что искрящаяся восторгом.