Глава 51. Новый поворот

Кощей чувствовал себя победителем и был на вершине блаженства. Он благодарно поцеловал Кольцо Смерти и даже стал напевать своим противным надтреснутым голосом:

— Колечко, колечко, возьми человечка!

Злодею и в голову не приходило, что кроме голубя за ним наблюдают ещё четыре пары внимательных глаз.

— Пойду порадую бабулю! — воскликнул довольный Кощей. — Теперь все убедятся, что нет никого, кто мог бы сравниться со мной в подлости и коварстве!

Но едва он произнёс эти хвастливые слова, как просвистело лассо, а из-за деревьев выскочили четыре фигуры в тельняшках и набросились на лиходея сзади. Расхваставшийся злодей не успел ничего понять, поскольку был мгновенно связан и засунут в мешок.

— Сам напросился, — вздохнул Рэй, сматывая свой аркан.

— Теперь он узнает, кто тут самый подлый! Выше нас только звёзды! — усмехнулся Гард Артист.

— Вот именно! — зловеще ощерился Гах Одноглазый. — А может его сразу того, ножом по горлу, чтоб не сильно задавался?!

— Ну никакой фантазии! — поразился Велп Шутник. — Во-первых, чем ты слушал? Он же бессмертный! А во-вторых, именно бессмертие открывает много новых возможностей для надругательств и глумлений!

— Точно! — подхватил Гард. — Это же прекрасный подарок для шефа! Ихшество будет просто счастлив!

Шутник тем временем подошёл к трём каменным всадникам и окинул их оценивающим взглядом.

— Красивая скульптура! Только чего-то тут не хватает! Слушай, Гах, подсади меня!

Одноглазый выполнил его просьбу. И Велп, опираясь на него, начертил припасённым угольком череп и кости на груди Победигора.

— Вот теперь гораздо лучше! — оценил Артист. — Теперь это вполне законченная композиция!

Этот пример вдохновил Гаха. Одноглазый вскарабкался по окаменевшему Торнадо и щёлкнул по носу горделиво застывшего Кройса. В следующее мгновение он взвизгнул от боли и шлёпнулся на землю.

— Ну и дурак же ты, Гах! — с чувством прокомментировал Рэй. — Только такому балбесу, как ты, может прийти в голову дать щелбан камню!

— Не ссорьтесь, мы сегодня сделали всех! Пошли, порадуем Ихшество! — воскликнул Гард.

С этими словами он от души пнул мешок и заголосил до боли знакомую голубю песню. Остальные пираты тут же подхватили.