Глава 37. Живая Вода

Меж тем его хозяйка уже стояла перед распростёртыми на тахте телами. Все трое воинов не подавали признаков жизни.

Первым делом офицер Костяная подошла к полюбившемуся ей Младомиру. Она откупорила флягу и окропила Живой Водой чело боярина. Тот тут же открыл глаза:

— Что со мной?

— Потерпи, касатик, сейчас я всё устрою.

Баба Яга содрала окровавленный бинт с раненого бока. Ярилов сжал зубы от боли, но удержался от стона. Ведьма щедро полила больное место из заветной фляги. Страшная рана мгновенно затянулась, не оставив даже маленького рубца.

— Зачем так много, я же не один! — возмутился Младомир.

— Во-первых, тут ещё полно, на всех хватит. Фляга-то волшебная, изнутри она в семь раз больше, чем снаружи. А во-вторых, мне до тех вояк никакого дела нет.

— Как это нет? А кто обещал их на ноги поставить?!

— Ну, я обещала. Но, во-первых, обстоятельства изменились: предполагалось, что ты в отъезде будешь. А во-вторых, я от своих слов не отказываюсь. Вот тебе Живая Вода, родимый, можешь их сам оживить, если хочешь, а меня уволь. У меня рука не поднимется их лечить, особенно того изверга в чёрном. Он, проклятый супостат, чуть всех моих сотрудников не изрубил. Насколько я понимаю, он и тебе враг. Так зачем же его оживлять?!

Сказав это, бабка оставила Ярилову флягу и вышла, поставив его перед жестокой дилеммой.