Глава 31. Рассказ боцмана

Блин, как опытный рассказчик, не спешил, выдерживая паузу, нагнетая накал ожидания и упиваясь собственной значимостью. Сначала он попросил налить ему чаю, чтобы промочить глотку. Потом не торопясь похлебал из поданной кружки, поскрёб подмышку и начал:

— Так вот, значит, отправился я сегодня на речку, носки постирать. Иду себе, посвистываю, никого не трогаю, ни о чём таком не думаю. Места, кстати, очень красивые. Деревья, кустики, цветочки распускаются, птички поют, в общем, благодать, клянусь морским чёртом! Подхожу к речке, а картина всё краше и краше. Солнышко ярко светит, вода журчит, переливается в его лучах, на дне виден каждый камешек и девушка красоты сказочной…

— Ну, это ты брешешь! — вмешался Рэй. — У тебя во всех байках девушки, и обязательно прекрасные!

— Да нет же, говорю тебе чистую правду, всё как есть! А если мне всегда на симпатичных цыпочек везло, то что ж тут поделаешь?! Так вот, всё действительно так и было, у меня аж сердце защемило! Девушка красоты неописуемой улыбалась мне из воды: длинные распущенные волосы фиолетового цвета, огромные сиреневые глаза с длинными ресницами…

— Акулья сыть! Ну, это ты точно загнул! — проворчал Гах с явным недоверием.

— Сущая правда, клянусь морским чёртом! Я сам сначала подумал, уж не примерещилось ли мне это дивное видение. Но ведь я уже целых три дня не пил. Сами знаете, бухло давно кончилось.

— Акулья сыть! — выругался Артист. — Что правда, то правда!

Послышались тяжёлые вздохи.

— Вот видите! Короче, я решил, что она купается, и решил познакомиться с ней поближе.

— Вот в это я, Блин, верю! Это на тебя похоже, узнаю своего боцмана! — одобрил Бармалей.

— Романтизьм так и прёт! — восхитился Рэй Аркан, и в его глазах вспыхнул какой-то новый огонёк. — Ну, давай, трави, что дальше-то было?!

— Значит, я держу курс на неё. А девушка мне улыбается, глазки строит, подмигивает, рукой призывно машет…

— Что-то не верится! Обычно ты подмигиваешь первый! — усомнился Гард.

— Врать я, что ли, буду?! — огрызнулся боцман. — Впрочем, хотите, верьте, хотите, нет. Я сам аж обалдел от этого. Такая девушка — и сразу мне улыбается! Я как был, так и полез в воду.

— Правильно, за жабры её и на абордаж! — проревел Гах с одобрением.

— Слушайте дальше. Я уже в воде, незнакомка же постепенно отплывает к середине реки, а сама всё подмигивает и звонко смеётся. Ну, я решил: заигрывает.

— Ишь ты, какая игривая попалась! — позавидовал Гард Артист.

— Так вот, бреду я к ней по колено в воде, а сердце так и бьётся. Как вдруг мои ноги провалились в какую-то яму и я ушёл в воду по самую шею. А девушка тут как тут, и как долбанёт мне хвостом по башке!

— Хвостом?! — взорвался Бармалей. — Ты ври да не завирайся!

Пираты все сразу возмущённо загалдели. Когда шум немного утих, боцман смог продолжить:

— Вот именно — хвостом! Русалка это оказалась!

Разбойники снова зашумели, причём эмоции были самые разные.

— Да ну! — недоверчиво и с ноткой разочарования воскликнул Рэй Аркан. — А как романтично всё начиналось!

— Ну а ты-то что? — подскочил возбуждённый Гард.

— Я б её за жабры и разобрался с ней по-своему! — проревел Гах Одноглазый.

— Какие жабры?! — вскричал Блин. — Я чуть не утонул! У меня аж искры из глаз посыпались! Более того, я окунулся с головой и нахлебался воды! Выныриваю, отплёвываюсь, а её уже и след простыл!

— Ну, ты, Блин, даёшь! — выразил свои эмоции Гард Артист и покачал головой.

— Дурак ты, боцман! — подвёл итог главарь.

— Вот до чего доводит ваш романтизм! — хмыкнул Гах.

— Что ты понимаешь в романтизме, толстокожая скотина! — разозлился Аркан.

— Нет, надо отразить это событие высоким языком поэзии! — мечтательно проговорил Артист.