Прежде чем заглянуть внутрь бутылки, Гленарван осмотрел ее снаружи. У бутылки было удлиненное крепкое горлышко, на котором еще уцелел обрывок проржавленной проволоки. Стенки ее были так плотны, что могли выдержать давление в несколько атмосфер. Это говорило о том, что бутылка происходила из Шампани. Такими именно бутылками виноградари Эпернэ перебивают спинки стульев, причем на стекле не остается даже самой маленькой трещины. Несомненно, и эта бутылка могла безнаказанно вынести испытания дальних странствований.

— Бутылка фирмы Клико, — объявил майор.

И так как Мак-Наббс считался компетентным в этом вопросе, никто не подумал опровергать его слова.

— Дорогой майор, — обратилась к нему Элен, — мало толку в том, что нам известно происхождение этой бутылки, если мы не знаем, откуда она взялась.

— Это мы узнаем, дорогая Элен, — сказал Гленарван. — Да и теперь уже можно сказать, что она попала к нам издалека. Обратите внимание на каменный нарост, который ее покрывает. Это минеральные отложения морской воды. Бутылка долго носилась по волнам океана, прежде чем очутилась в брюхе акулы.

— Невозможно не согласиться с вами, — отозвался майор. — Конечно, этот хрупкий сосуд в своей каменистой оболочке мог проделать длинное путешествие.

— Но откуда он? — спросила Элен.

— Погодите, погодите, дорогая Элен: с бутылками необходима выдержка. Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что сама бутылка ответит нам на все наши вопросы.

С этими словами Гленарван принялся счищать нарост с горлышка бутылки, и вскоре показалась пробка, очень пострадавшая от морской воды.

— Досадное обстоятельство, — заметил Гленарван — если только там находится какая-нибудь бумага, она должна быть сильно повреждена.

— Боюсь, что так, — согласился майор.

— Могу еще добавить, — продолжал Гленарван, — что этой плохо закупоренной бутылке грозила опасность пойти ко дну. К счастью, акула вовремя проглотила ее и доставила на борт «Дункана».

— Без сомнения, так, — сказал Джон Манглс, — но все же было бы лучше, если бы мы ее выловили в открытом море, под определенной широтой и долготой. Тогда, изучив воздушные и морские течения, было бы возможно установить пройденный этой бутылкой путь, а теперь, с таким вот почтальоном, как акула, плывущая против ветра и течения, в этом будет очень трудно разобраться.

— Посмотрим, — сказал Гленарван и принялся с величайшей осторожностью вытаскивать пробку.

Когда бутылка была откупорена, по кают-компании распространился сильный запах морской соли.

— Ну? — с чисто женским любопытством спросила Элен.

— Да, я был прав, — отозвался Гленарван — там бумаги.

— Документы! Документы! — воскликнула его жена.

— Только, по-видимому, они попорчены сыростью, — заметил Гленарван, — и их невозможно вытащить, до того они пристали к стенкам бутылки.

— Разобьем ее, — предложил Мак-Наббс.

— Я предпочел бы сохранить бутылку в целости, — ответил Гленарван.

— Я тоже, — согласился майор.

— Несомненно, хорошо было бы сохранить бутылку, — вмешалась Элен, — но содержимое ведь более ценно, чем самый сосуд, и потому лучше пожертвовать последним.

— Достаточно будет отбить горлышко, — посоветовал Джон Мангле, — и тогда можно будет вынуть документы без вреда для них.

— Ну, так сделайте это, дорогой Эдуард! — воскликнула Элен.

В самом деле, иным способом трудно было бы извлечь бумаги, и Гленарван решился отбить горлышко драгоценной бутылки. Так как каменистый нарост на ней приобрел твердость гранита, пришлось прибегнуть к молотку. Вскоре на стол посыпались осколки, и из бутылки показались слипшиеся клочки бумаги. Гленарван осторожно извлек их и разложил перед собой. Элен, майор и капитан обступили его.

Глава II

Три документа

Вынутые из бутылки клочки бумаги были наполовину уничтожены морской водой. Из почти стертых строк можно было разобрать лишь немногие неразборчивые слова. Гленарван стал исследовать эти клочки. Он всячески поворачивал их, подставляя под лучи дневного света, и старался уловить малейшие следы тех начертаний, которые пощадило море. Затем он взглянул на своих друзей, не сводивших с него жадных глаз.

— Здесь, — сказал он, — три различных документа, по-видимому копии одного и того же документа, написанные на трех языках: английском, французском и немецком. Я пришел к этому выводу, сличив уцелевшие слова.

— Но, по крайней мере, в этих-то словах все же можно уловить какой-нибудь смысл? — спросила Элен.

— Трудно сказать что-нибудь определенное на этот счет, дорогая: уцелевших слов очень немного.

— А быть может, они дополняют друг друга? — заметил майор.

— Несомненно, — отозвался Джон Манглс. — Не может же быть, чтобы морская вода уничтожила слова в трех документах именно на одних и тех же местах! Соединив уцелевшие обрывки фраз, мы в конце концов доберемся до их смысла.

— Этим мы и займемся, — сказал Гленарван, — но будем делать это методически. Начнем с английского документа.

В этом документе строки и слова были расположены следующим образом:

Дети капитана Гранта i_005.png

— Да, смысла здесь не много, — с разочарованным видом проговорил майор.

— Как бы то ни было, — заметил капитан, — ясно, что это английский язык.

— В этом нет никакого сомнения, — отозвался Гленарван — слова sink, aland, that, and, lost уцелели; a skipp, очевидно, значит skipper. Видимо, речь тут идет о каком-то мистере Gr…, вероятно капитане потерпевшего крушение судна.

— Добавим еще к этому обрывки слов monit и assistance[8], — сказал Джон Манглс — смысл их совершенно ясен.

— Ну вот, уже кое-что мы и знаем! — воскликнула Элен.

— К несчастью, не хватает целых строк, — заметил майор. — Как узнать название погибшего судна и место его крушения?

— Узнаем и это, — сказал Гленарван.

— Без сомнения, — согласился майор, всегда присоединявшийся к общему мнению. — Но каким образом?

— Дополняя один документ другим.

— Так примемся же за дело! — воскликнула Элен.

Второй клочок бумаги более пострадал, чем предыдущий. В нем заключались немногие бессвязные слова, расположенные следующим образом:

Дети капитана Гранта i_006.png

— Это написано по-немецки, — сказал Джон Манглс, взглянув на бумагу.

— А вы знаете этот язык, Джон? — спросил Гленарван.

— Знаю очень хорошо.

— Тогда скажите нам, что значат эти несколько слов.

Капитан внимательно осмотрел документ.

— Прежде всего, — сказал он, — мы можем теперь установить, когда именно произошло кораблекрушение: седьмого Juni, то есть седьмого июня, а сопоставляя это с цифрой «шестьдесят два», стоящей в английском документе, мы получаем точную дату: седьмого июня 1862 года.

— Чудесно! — воскликнула Элен. — Ну, что дальше, Джон?

— В той же строчке, — продолжал молодой капитан, — я вижу слово Glas; сливая его со словом gow первого документа, получаем Glasgow. Очевидно, речь идет о судне из порта Глазго.

— Я того же мнения, — заявил майор.

— Второй строчки в этом документе совсем не хватает, — продолжал Джон Манглс, — но в третьей я вижу два очень важных слова: zwei, что значит «два», и atrosen, вернее сказать — Matrosen, в переводе— «матросы».

— Стало быть, речь здесь как будто идет о капитане и двух матросах, — сказала Элен.

— По-видимому, — согласился Гленарван.

— Я должен признаться, — продолжал капитан, — что следующее слово, graus, ставит меня в тупик— я не знаю, как его перевести. Быть может, это разъяснит нам третий документ. Что же касается двух последних слов, то их легко понять: bringt ihnen значит «окажите им», а если мы свяжем их с английским словом assistance, которое, подобно им, находится в седьмой строчке первого документа, то само собой напрашивается фраза: «окажите им помощь».

вернуться

8

Английские слова значат: sink — терпеть крушение, aland — на земле, that — этот, and — и, lost — потерянный, skipper — капитан торгового флота, monition — документ, assistance — помощь.