Валерий Демин

Заветными тропами славянских племен

Глава 1. Начальная история и предыстория славянства

Славян на свете много: по оценке на конец II — начало III тысячелетия — около 300 миллионов. Конечно, с населением Китая или Индии не сравнить, но все же куда больше чем англичан, французов, немцев, испанцев и итальянцев вместе взятых. В настоящее время к славянам — крупнейшей европейской группе народов, объединенных близостью языков, — относятся: русские (рис. 1),[1] украинцы и белорусы (рис. 2), чехи, словаки, поляки и болгары (рис. 3), сербы и лужичане (лужицкие сербы) (рис. 4), хорваты (рис. 5-а, 5-б), словенцы (рис. 6-а, 6-б), черногорцы (рис. 7), македонцы (рис. 8). Традиционным местом расселения славян в последние века является Восточная Европа (включая большую часть Балканского полуострова) и Россия — вплоть до побережья Тихого океана. Славянская диаспора есть и в Америке, и в Австралии, но это — результат недавних переселений. К концу ХХ века все славянские народы, кроме русских (считающихся однако государственнообразующим этносом) и проживающих в современной Германии лужичан, получили государственную самостоятельность, обозначенную по имени титульной нации — Украина, Белоруссия, Польша, Чехия, Словакия, Болгария, Хорватия, Словения, Македония, Сербия, Черногория (последние две страны к началу III тысячелетия были объединены в государственный союз — Югославию, однако его дальнейшее существование по ряду внешних и внутренних причин оставалось под вопросом: до конца 2001 года черногорцы намеревались провести референдум о выходе из Сюза). Два славянских государственных образования получили название по занимаемой территории: Республика Босния и Герцеговина, а также самопровозглашенная и не признанная мировым сообществом Приднестровская Молдавская Республика.[2]

По лексическому составу (и особенно по фундаментальным корневым основам) славянские языки достаточно близки между собой, условно подразделяются на три большие группы — западные, восточные и южные, однако после принятия славянскими народами христианства базируются на разных алфавитах. Русские, украинцы, белорусы, болгары, сербы, черногорцы, большая часть македонцев приняли православие и как следствие — кириллическую азбуку (названную так по имени одного из ее создателей — Кирилла). Чехи, словаки, поляки, хорваты, словенцы, лужичане, перейдя от древнего язычества к христианству, с самого начала ориентировались на католическую церковь с латинским переводом Библии и соответствующим богослужении; поэтому и письменность они приняли на основе латинской графики. Правда, в Чехии и Моравии, где миссионерской деятельностью занимались сами учители славянства — Кирилл и Мефодий — (а также на самом первоначальном этапе в древней Хорватии) некоторое время существовала глаголица — особое славянское письмо (рис. 9).

Церковная Реформация, хотя и внесла изменения в конфессиональную картину западного славянского мира, на латинское письмо ни коим образом не повлияла. Вот и получается такая на первый взгляд странная ситуация: сербы и хорваты говорят на одном и том же языке, но пишут и читают тексты, созданные с помощью разных алфавитов. К сказанному остается добавить, что часть славян бывшей Югославии (особенно в Боснии и Герцеговине, а также в Македонии), долгое время находившейся под игом Османской империи, исповедует ислам. Как правоверные мусульмане они читают (или слушают) Коран на арабском языке и многие из них знают арабскую письменность.

* * *

Некогда славянских племен — предшественников современных славянских народов — на территории Европы было значительно больше. Многим современным читателям, не изучавшим углубленно древнюю и средневековую историю, мало что говорят такие этнические названия, как ободриты (бодричи), руяне (руги), вагры, лютичи, поморяне, хорутане, хижане, нелетичи и др. А между тем, так прозывались предки современных славян, которые до принятия (или же во многих случаях насильственного навязывания им) христианства проживали на более обширных территориях, нежели сегодня.

Славянство в явном виде просматривается уже со времен Троянской войны, то есть с начала 1-го тысячелетия до новой эры. Причем участвовали славянские племена в знаменитой войне, воспетой Гомером, как с одной, так и с другой стороны. Славяно-скифское племя из муравьиного тотема мирмедионов (от греч. myrmex (myrmekos) — «муравей»), обитавшего где-то в Причерноморье (а может, и гораздо севернее), привел под стены Илиона неистовый Ахилл, присоединив свой совершенно не похожий на эллинский отряд к разномастной армии осаждавших Трою ахейцев.

Но и среди осажденных защитников Трои были славяне. Гомер называет их энетами. Это те самые венеды (венеты), которые впоследствии были известны по всей Европе. Возглавлял троянский отряд энетов (венедов) Антенор. Корневая основа его имени «ант» — та же, что и у этнонима анты (так славян прозывали византийские историки), она обнаруживается и в более ранних мифологемах-образах: например, великан Антей, Антиклея (мать Одиссея), Антиной (предводитель женихов — претендентов на руку Пенелопы), Антигона (дочь царя Эдипа), Антиопа (одна из многочисленных возлюбленных Зевса) и т. п. У Антенора и его энетов были какие-то особые отношения с греками, поэтому они позволили ему и другому счастливчику — будущему родоначальнику Римской державы Энею — живыми покинуть Трою после ее взятия и поголовного уничтожения всех остальных защитников. Дальнейшее хорошо известно хотя бы по «Энеиде» Вергилия: Эней и Антерон приплыли в Италию, где положили начало будущей Римской цивилизации. Имя Эней созвучно этнониму энеты (венеды), что тоже говорит само за себя.

Всё это прекрасно осознавал еще Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765) — он следующими мощными аккордами открывал историю славянских народов:

«Величество славенского народа <…> даже до баснословных еллинских времен простирается и от Троянской войны известна. Енеты, венеты или венды народ словенского поколения, с королем своим Пилимоном бывши в Трое для ее от врагов защищения, лишились своего государя и для того, соединясь с Антенором, отъехали во внутренний конец Адриатического моря и, поселясь по берегам, где ныне Венецейское владение, далече распространились».

Сказанное косвенно подтверждает одна надгробная этрусская надпись, введенная в научный оборот еще в середине XIX века знаменитым историком Теодором Моммзеном (1817–1903). Она приводится в хорошо известной (благодаря репринтным переизданиям) книге Егора Классена «Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов дорюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова». Вып. 1 (М., 1854). Фаддей Воланский выявил в моммзеновской надписи не только имя самого Энея, но также и множество славянских корней, включая название России (Расии). Все это вместе взятое позволило Воланскому и Классену предположить, что Моммзеном была найдена могила самого Энея. Выходит, не так уж и далек от истины был Иван Котляревский (1769–1838): хотя он и спародировал Вергилия, но зато почувствовал в латинских гекзаметрах подлинно славянский (малоросский) аромат:

Эней был парубок бедовый
И хлопец хоть куда казак,
На шашни прыткий, непутевый,
Затмил он записных гуляк.
Когда же Трою в битве грозной
Сровняли с кучею навозной,
Котомку сгреб и тягу дал;
С собою прихватив троянцев,
Бритоголовых голодранцев,
И грекам пятки показал.
(Перевод с украинского Веры Потаповой)[3]
вернуться

1

Здесь и далее в виде иллюстраций приводятся некоторые фотографии славянского раздела экспозиции Этнографической выставки в Москве 1867 года, где впервые целокупно были представлен не только пестроцветный мир этносов, населяющих Российскую Империю, но и сопредельные славянские народы. В ряде случае были представлены только национальные костюмы. Иллюстрации приводятся по изданию «Славянский мир: Этнографическая выставка 1867 года» (СПб, 2000).

вернуться

2

Еще полтора века назад никакой самостоятельной славянской государственности не было и в помине: все славянские народы, кроме крошечной Черногории и лужицкого этноса, проживающего на территории Германии, входили в состав трех огромных империй — Российской, Австро-Венгерской и Османской (Турецкой).

вернуться

3

На языке оригинала бессмертные строки сатирической поэмы звучат так:

Еней був парубок моторний
I хлопець хoть куди козак,
Удавсь на всее зле проворний,
Зивзятiший од всix бурлак.
Но греки, як спаливши Трою,
Зробили з неï скирту гною,
Вiн, взявши торбу, тягу дав;
Забравши деяких троянцiв,
Осмалених, як гиря, ланцiв,
Пятами з Троï накивав.