ЛитЛайф - литературный клуб
Изменить стиль (Регистрация необходима)Выбрать главу (20)
Закрыть

К счастью, доводы Бойля не убедили правительство. Оно прислушалось к тревожным сигналам из Архангельска. Письма епископа не потонули в лабиринтах синодальной канцелярии. Им дали ход.

26 июля 1854 года граф Протасов представил копию цитированного письма Варлаама военному министру с ходатайством со своей стороны по существу просьбы, тот доложил царю, после чего сообщили Бойлю «высочайшую волю», дабы он всемерно содействовал снабжению монастыря «требующимися для оного военными припасами».[367] Военный министр предложил начальнику Архангельской губернии отчитаться перед ним о принятых мерах по укреплению обороны Соловков.[368]

Давление столицы возымело свое действие. Теперь у военного губернатора нашлись и люди, и пушки, и снаряды.[369] Еще 1 июля из Архангельского гарнизонного батальона через Рикасиху, Солзу, Золотицу на Соловки отправилась команда прапорщика Эйленгаупта. Крестьяне деревень, через которые проходили солдаты, встречали их хлебом и солью, отказывались от денег за подводы, перевозившие воинов. В конце июля отряд в составе 20 боеспособных солдат под начальством двух унтер-офицеров и одного офицера (Эйленгаупт) прибыл на остров с исправными ружьями и боевыми патронами по 60 на бойца. На смену «ненадежных ружей» монастырская команда получила 20 исправных ружей с комплектом зарядов к ним.

В начале октября 1854 года артиллерийский парк Соловков пополнился 4 пушками 18-фунтового калибра, которые были обеспечены боевыми снарядами. В гарнизон крепости влилось 80 рядовых с четырьмя унтер-офицерами и барабанщиком под командованием первого Архангелогородского гарнизонного батальона штабс-капитана Степанова. Он был направлен на остров для командования гарнизоном крепости и, как старший по званию, должен был сменить прапорщика Никоновича. 9 октября штабс-капитан Степанов рапортовал Бойлю, что 6 октября он прибыл на остров и «принял в свое ведение находящуюся здесь воинскую инвалидную команду».

Таким образом, к осени 1854 года в монастыре было полторы сотни солдат, команда волонтеров и 14 пушек калибра от 3 до 18 фунтов, не считая вырытых из земли и других приспособленных к стрельбе старинных орудий. Это значительно превышало первоначальные наметки военного губернатора, который в июле 1854 года писал военному министру, что увеличивать гарнизон монастыря сверх 100 человек, по его мнению, «было бы напрасно, потому что в каком бы ни был числе этот гарнизон, он все-таки не может воспрепятствовать фрегату подойти к монастырю на пушечный выстрел и бросать через строения из бомбических орудий бомбы, как это было 7 сего июля; а высадки на берег ожидать нельзя, так как гребные суда и десант должны будут находиться под картечными выстрелами 6-фунтовых орудий».

Монастырь мог померяться силами с флотом воевавших с Россией держав, находившимся в северных водах, но корабли союзной эскадры, наученные горьким опытом, предпочитали держаться на почтительном расстоянии от стен Соловецкого кремля и старались не подплывать к ним на пушечный выстрел.

§ 3. Сражение у Пушлахты и Колы

Мужество крестьян и горожан

Как уже отмечалось, вечером 7 июля после неудачного боевого крещения «Бриск» и «Миранда» стали на якорь недалеко от Соловецкого берега. В 7 часов утра следующего дня корабли, разведя пары, снялись с места и начали медленно удаляться.

Приблизившись к Большому Заяцкому острову, что в полутора километрах от Соловецкого, фрегаты обстреляли его и, не получив ответа, до того расхрабрились, что пристали к берегу. Враг решил взять реванш за поражение под монастырем и дал полную волю своей солдатне. Моряки европейской державы, хваставшейся своими достижениями в культурной жизни, разрубили топором двери деревянной Андреевской церкви, построенной, как отмечалось, на пустынном острове по случаю посещения его Петром I, ворвались в храм, разломали в нем небогатую казною кружку, рассыпали на полу медные деньги, украли три колокольчика по 14 фунтов каждый и несколько мелких серебряных вещей.[370] Тем собственно и исчерпывались «ратные подвиги» англичан на Заяцком острове в 1854 году. Два старика, сторожившие церковь и составлявшие все население острова, были свидетелями святотатства «цивилизованных» разбойников. Скрывшись в расщелине скалы, они видели все происходившее. После этого фрегаты ушли из монастырских вод, хотя и ненадолго.

От Заяцкого острова фрегаты направились в Онежскую губу. 8 июля они подошли к деревне Лямца, расположенной на восточном берегу Онежского залива в 65 верстах от Онеги. Узнав, что крестьяне, кроме пяти стариков, на сенокосе, матросы застрелили двух быков, 8 баранов, несколько кур,[371] погрузили добычу на пароходы, которые вечером того же дня появились у острова Кий в 15 верстах от Онеги.

Весь день 9 июля англичане бесчинствовали на Кий-острове. Развращенные колониальными войнами, они вели себя на русской земле так, как в Африке, в Азии, когда им приходилось усмирять туземные племена. Интервенты начали с того, что на 6 катерах в количестве до 80 человек высадились на острове и подожгли деревянное здание Онежской портовой таможни с примыкавшим к нему флигелем, всеми пристройками и соседними тремя домами, в которых жили таможенные чиновники и служители.[372] Этой операцией руководил низкорослый, юркий, сухощавый, рыжеватый, лет 40 человечек в офицерской форме. То был сам Омманей. Начальнику подражали младшие командиры. Один из них «молодой, лет 17-ти офицерик, сын какого-то генерала», обратил на себя внимание островитян «выстрелами из пистолетов под крышу таможни», производимыми без всякого смысла.

Стоимость зданий, сожженных врагом на Кий-острове, оценивалась в 1950 рублей. «По заботливости неприятеля» уцелели от огня только дом конторы компании Онежского лесного торга и лесная биржа, принадлежавшие английским купцам.

При зареве пожара англичане направились к Онежскому второклассному Крестному монастырю («Монастырь святого животворящего креста»), находившемуся в глубине острова, и как бы в отместку за неудачу под стенами его старшего состоятельного собрата начисто разграбили монастырь. Мародеры хватали все, что попадало под руку: столовую посуду, церковную утварь. Они похитили из казнохранилища 10 золотых полуимпериалов, сняли с колокольни 6-пудовый колокол. Грабители не могли только сразу решить, как им поступить с восемью старинными чугунными разнокалиберными пушками, которые двести лет хранились в монастыре без употребления. После некоторого размышления 4 пушки они бросили в колодец, а остальные на телегах вывезли на катере и сбросили в море. Так же поступили и с древними мушкетами, хранившимися в амбаре: часть переломали, часть увезли с собой.[373]

Трофеи оказались скромными не потому, что монастырь был беден. Дело в том, что еще в начале войны наиболее дорогие вещи Крестного монастыря были запакованы в 7 больших сундуков и эвакуированы в Подпорожский приход, а менее ценные — зарыты в землю на острове, и королевские матросы их не обнаружили.

Перед тем, как покинуть остров, так сказать, под занавес, развлекавшиеся молодчики заставили монахов отслужить им молебен животворящему кресту. Под звон церковных колоколов 10 июля 1854 года грабители отплыли с острова Кий на северо-запад.

11 июля произошел бой между английскими матросами и крестьянами приморского села Пушлахта Онежского уезда Золотицкой волости. Под прикрытием артиллерийского огня с фрегатов «Бриск» и «Миранда» к Пушлахте приблизилось 13 гребных судов противника, оснащенных пушками. На берег сошло более ста вооруженных человек. Матросы стали палить из пушек по деревне, но на этот раз действия их не остались безнаказанными. Отряд вооруженных крестьян в количестве 23 человек при помощи двух отставных солдат под командованием служащего палаты государственных имуществ Волкова открыл ответный огонь. Однако под давлением численно превосходящего противника крестьянский отряд самообороны подался к лесу, успев все же меткими выстрелами сразить 5 мародеров и нескольких ранить. Со стороны обороняющихся человеческих жертв не было.[374]

вернуться

367

ЦГИАЛ, ф. 796, оп. 135, 1854, д. 1217, л. 28 об.

вернуться

368

ГААО, ф. 2, оп. 1, т. 5, 1854, д. 5583, л. 302 об. Когда конфликт между Варлаамом и Бойлем достиг такой остроты, что о нем стало известно царю, синод командировал в Архангельск для примирения сторон архиепископа Аркадия. Эта гнусная личность (о моральном облике Аркадии см. «Сборник русского исторического общества», т. 113. Спб., 1902, стр. 149) прибыла в Архангельск в первой половине сентября 1854 г. Поручению синода Аркадий исполнил «хитро, тонко и с искусством опытного дельца» (там же, стр. 151), который заботился только о личной карьере. Прельщенный военным губернатором, Аркадий принял его сторону и обвинил Варлаама в неблагоразумных поступках. Вследствие этого епископа вызвали в Петербург (выехал из Архангельска в конце сентября), и дело его, принявшее было печальный оборот, имело благополучный исход. Варлаам убедил Николая в своей правоте и был перемещен на пензенскую кафедру. Попытку разобраться в причине конфликта между Бойлем и Варлаамом сделал С. Артоболевский, но его риторический вопрос: «Кто же прав, кто виноват в этом деле?», к сожалению, остался без ответа. См.: С. Артоболевский. Вице-адмирал Бойль и преосвященный Варлаам, епископ Архангельский (Эпизод из истории русско-турецкой войны 1853–1856 гг.), «Русская старина», 1905, кн. VI, стр. 671–680.

вернуться

369

ГААО, ф. 2, оп. 1, т. 5, 1854, д. 5577, л. 105, 165; д. 5583, л 175, 176.

вернуться

370

ЦГИАЛ, ф. 796, оп. 135, 1854, д. 1217, л 6–6 об и 48.

вернуться

371

ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1854, д. 412, ч. I, л. 16.

вернуться

372

ЦГИАЛ, ф. 796, оп. 135, 1854, д. 1217, л. 13–13 об.

вернуться

373

ЦГИАЛ, ф. 796, оп. 135, 1854, д. 1217, лл. 13 об. — 14; ГААО, ф. 2, оп. 1, т. 5, 1854, д. 5581, л. 69 и д. 5583, лл. 149–151.

вернуться

374

ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1854, д. 412, ч. I, л. 16–16 об.; ГААО, ф. 2, оп. 1, т. 5, 1854, д. 5582, лл. 253–254; д. 5583, лл. 104 об, 105, 118–119; д. 5584, лл. 59–60 и др.

42
{"b":"121944","o":1}
ЛитЛайф оперативно блокирует доступ к незаконным и экстремистским материалам при получении уведомления. Согласно правилам сайта, пользователям запрещено размещать произведения, нарушающие авторские права. ЛитЛайф не инициирует размещение, не определяет получателя, не утверждает и не проверяет все загружаемые произведения из-за отсутствия технической возможности. Если вы обнаружили незаконные материалы или нарушение авторских прав, то просим вас прислать жалобу.

Для правильной работы сайта используйте только последние версии браузеров: Chrome, Opera, Firefox. В других браузерах работа сайта не гарантируется!

Ваша дата определена как 20 ноября 2018, 8:02. Javascript:

Яндекс.Метрика