GRVik1985 Руслан 6 октября 2018 05:55
Мы не герои. Мы сильны. Мы упрямы. Мы стараемся соблюдать условия контракта. Но мы не умираем за проигравших.
 
У каждого из нас есть свое прошлое. Подозреваю, что мы окутываем его туманом вовсе не потому, что прячемся от него, а потому, что думаем, будто станем выглядеть более романтично, если начнем многозначительно поднимать глаза и тонко намекать на прекрасных женщин, с которыми навсегда расстались. Те из нас, чьи истории я сумел раскопать, бежали от закона, а не от трагической любви.
 
Мертвые герои лишаются второго шанса отличиться.
 
Вовремя пущенный слух. Небольшая подтасовка фактов. Намек на подкуп или шантаж. Таково наше лучшее оружие. Мы вступаем в сражение лишь тогда, когда противник загнан в мышеловку. По крайней мере, это идеальный вариант.
 
Не существует самопровозглашенных злодеев, зато самопровозглашенных святых – целые полки и дивизии. А где зло и где добро, в конце концов определяют историки одержавших победу.Мы отрекаемся от ярлыков. Мы сражаемся за деньги и нечто неопределимое под названием  гордость . Политика, этика и мораль к делу не относятся.

Большинство наемников не имеют опыта в принятии нравственных решении. Как правило, наемник отбрасывает мораль или, в лучшем случае, подгоняет общепринятые моральные нормы под свой образ жизни. Главными критериями становится то, с каким умением он делает свою работу, как добросовестно выполняет взятые на себя обязательства, насколько неукоснительно соблюдает неписаный закон, требующий неколебимой верности товарищам. Наемник дегуманизирует мир за рамками своего подразделения. И тогда все, что он делает или чему бывает свидетелем, становится несущественным, пока не коснется непосредственно Отряда.

Я верю в то, что есть их сторона и наша, а где добро и где зло – об этом судить тем, кто выживет. В мире людей редко бывает так, чтобы под одним знаменем стояли сплошь светлые личности, а под другим – темные.

Вот так мы управлялись с делами в былые деньки. Хитрость и маневр! Зачем утруждаться самим, когда достаточно мухлевать и надувать?

– Они вправду настолько плохи, как он говорил?
– Хуже. Много хуже. Вспомни все легенды, что слышал дома, прибавь все, что слышал здесь, да все, что только способен себе вообразить, да возьми еще столько же – тогда, может, будет похоже. Они себе на уме, они сильны и хороши во всех отношениях. И, что хуже всего, хитры. Так хитры, что представить себе невозможно. Они существуют четыре или пять столетий, а ни одна группа столько не продержится. Если только она не скверна так, что даже боги не хотят с нею связываться.

Каждая унция нашего цинизма подтверждена историческими фактами.

Когда золоту дают сказать свое слово, в рядах врагов всегда находятся подходящие орудия.

Наемнику нет надобности понимать, что происходит. С него хватит – выполнять работу, за которую платят золотом. Именно это вдалбливали в меня с того момента, как я записался в Отряд. Нет ни правых, ни неправых; ни добрых, ни злых; а есть лишь наши и не наши. Честь Отряда – понятие внутриотрядное, она существует только между братьями. Вне Отряда честь лишь в том, чтобы честно обходиться с нанимателем.

Уважение и преданность людей можно завоевать, если разделяешь с ними все трудности.

Мы выполняем свою часть договора, вы – свою, и мы мирно расстаемся. По-моему, все должны быть счастливы.

Страх, как неоднократно сообщала Летопись, – наиблагоприятнейшая почва для предательства.

Мы всегда старались являть внешнему миру одно единственное выражение лиц. Это было особенно важно в отношениях с нанимателем. Потому что у этих господ в обычае – заранее вычислять, каким образом использовать нас, как только мы спасем их царственные задницы.

Любой боец, замкнувшийся на своих методах, неизбежно становиться легкой добычей того, кто не чурается новшеств.

Мы – Черный Отряд. Друзей у нас нет. Все прочие – враги или просто недостойны доверия. Подобные отношения с миром не требуют ненависти или еще каких-нибудь чувств. Необходима лишь бдительность.

Алчность и жажда власти – ничто по сравнению с отношениями между мужчинами и женщинами. Только последние могут толкать людей на такие чудовищные глупости.
Глен Кук серия "Черный Отряд"
Редактировал GRVik1985 Руслан 6 октября 2018 05:56
GRVik1985 Руслан 24 октября 2018 11:28
Моя бутылка ударила Локвуда прямо в лоб, отбросила назад и вытолкнула его в раскрытое окно.
Наступила секундная пауза, затем раздался голос черепа:
Он умер? Вау! О, нет! Он повис на ставнях. Обидно. Но все равно это лучший цирковой трюк, который я видел в своей жизни. Вы все трое – ничтожные, ни на что не годные идиоты.

– Сам сделай сальто! Это ты напортачил! Когда только научишься правильно бросать вещи!
– Это ты мне говоришь? Сама сначала научись бутылки кидать!
– Мне позволительно, я девушка. И в конце концов, я помогла ему погасить пламя, разве не так?

- Барнс, конечно, не подарок, - согласился Локвуд, - но когда я покажу ему все, что ты разыскал, до него должно дойти. ему хорошо известно, что мы классная команда. Не переживайте, - подмигнул он нам всем. - Да, у нас есть с ним разногласия, но и взаимное уважение тоже. А если он заартачится, я найду что ему сказать. Барнс согласится, никуда он не денется.
- Он полный идиот! - ворчал Локвуд пару часов спустя. - Дебил усатый! Слепой тупица! Клоун! Олух и кретин в одном флаконе! Ненавижу его! - Чем закончилась встреча уважающих друг друга старых знакомых? - поинтересовался Джордж

 
— Не желаешь ли просветить нас, темных? — спросил Локвуд.
— Желаю, — ответил Джордж. — Ты не будешь возражать, если я займу твое место перед столом и тоже постою немного с таким видом, будто я здесь главный,
— Сделай одолжение, — кивнул Локвуд.

– Люси, вытащи меня отсюда! – вновь раздался у меня в голове голос черепа. – Иначе они отвезут меня на  место крови .
– На  место крови ? Что это значит?
– Ну, я думаю, это такое местечко, где собираются хорошие парни, веселятся, песенки поют… Да откуда мне знать, что это такое?!

Перед нами лежал труп.
— Не везет ковру, я только вычистил пятно от какао, — покачал головой Джордж.

— Итак, один убитый, один допрос полиции и один разговор с призраком! Плодотворный вечер! — усмехнулся Джордж.
— А некоторые просто смотрят телевизор, — вздохнул Локвуд.

Уже то, что ничего мертвого или пакостного не свалилось мне на голову, само по себе хорошо. В нашей профессии это какой никакой, а результат.

- ...План "Д". Действуем по плану "Д", немедленно.
- Проще говоря, разбегаемся кто куда? - уточнила я.
- Не совсем. План "Д" предусматривает совместный безопасный отход с сохранением чувства собственного достоинства.

Он улыбнулся нам, мы улыбнулись ему. Думаю, даже три сидящих в прибрежной грязи крокодила не могли бы улыбаться так выразительно, так красноречиво поблескивая зубами.

Белобрысая девочка расхохоталась. Представьте себе породистую лошадь, презрительно ржущую в своем уютном стойле, глядя на трех грязных, волочащихся мимо конюшни ослов, – и вы получите полное представление о том, как она расхохоталась.

Мы сели. Кипс налил нам кофе. Вы умеете наливать кофе с вкрадчивой издёвкой? А вот Кипс умеет..

— Он очень зол! — крикнула я в ответ, увертываясь от очередного щупальца. — Я вступила в контакт с призраком! Он сильно зол на что-то!
— И не говори! — ехидно откликнулся сверху Джордж, подгибая колени, чтобы избежать столкновения с бешено вращающимися щупальцами. — Твоя способность к восприятию поразительна! О, как бы я хотел обладать таким же Даром, как у тебя.

- Я не отрицаю ваших талантов, мистер Локвуд. Одна ваша белоснежная улыбка чего стоит. В случае необходимости с ее помощью можно освещать самые темные аллеи. (Инспектор Барнс)

- А ты не пытайся мне строить глазки. С пустыми глазницами это не смотрится. (Люси черепу в банке)

— Да, это ужасно.
— Что именно?
— Обстановка в той спальне. Она вся выдержана в лиловых, зеленых и еще каких-то тонах, которые я могу описать только как желтую блевотину. Цвета совершенно не сочетаются друг с другом.
— А призрака там, значит, нет?

— Ну, что скажете? — спросил Локвуд. — Есть какие-нибудь предложения?
— Есть, — как школьник, поднял руку Джордж. — Я проголодался. Нам нужно перекусить.
— Перебьешься, — ответил Локвуд. — Свои бутерброды ты оставил внизу, призракам.
— Я знаю. Вообще-то, я надеялся, что Люси со мной поделится своими.

— Да, так себе обстановочка, — согласился Джордж, осмотревшись вокруг. — Некоторые манекены здесь просто чудовищные… А, это ты, Квилл. Прости, перепутал.

Многие люди спасаются от такой тишины тем, что включают радио. У меня вместо радио был говорящий призрак в банке.

- Ох, Люси, - ударил он себя кулаком по ладони. - Такую возможность прошляпила. Но запах дыма-то ты почувствовала? У этих сигарет очень своеобразный аромат, они пахнут подгоревшим хлебом и карамелью.
- Прости, но у меня как-то не случилось времени принюхиваться к дыму его сигарет, Джордж. Я была слишком занята тем, чтобы меня там не убили.

- Ах, верные друзья, наконец, снова вместе! По законам мелодрамы здесь должны вступить сладенькие скрипки, хотя мне больше по вкусу вопли и стоны умирающих.

- Восхитительно, и становится все занятнее, - прошептал мне в ухо голос черепа. - Я в восторге от сегодняшнего вечера. А теперь посмотрю, как всех вас здесь поубивают. Нам нужно чаще выходить вместе.

Дома, они, знаете ли, как люди - какие только чёрные сердца и тёмные дела не скрываются за доброжелательными лицами и светлыми весёленькими стенами.

- Или ты считаешь, что насилие и жестокость - это путь к решению любых проблем?
- В общем-то, да, - подумав, ответил череп.
- Твои предложения омерзительны, а их последствия...
- В том-то и дело! - радостно перебил меня череп. - Никаких последствий! Просто убей Холли без лишнего шума и спокойно спиши это на потусторонние силы, которых здесь пруд пруди. И никто ничего не узнает.

- У-у, кошмар какой! Там, возле кострища! Костлявая тварь с выпирающими вперед зубами...
- Это мой дедушка, - степенно заметил Дэнни Скиннер, взглянув в окно. - Но он еще жив. Вы что, не узнали его, мистер Киппс?

- Как ты можешь так говорить? Мы же с тобой друзья-приятели.
- Никакие мы с тобой не друзья-приятели. Между прочим, ты уже раз десять пытался меня убить, скажешь, нет, что ли?
- Так я же и сам мертвый, не забывай. А может, мне очень одиноко, мертвому-то. Ты когда-нибудь хоть раз подумала об этом?

— А в целом никаких следов призрака нет, — продолжил Джордж. — Правда, когда я зашел на кухню, мне показалось, что там скелет, но выяснилось, что это Киппс.

— Ты тот дурацкий тухлый череп с собой не захватила? Интересно, что он обо всем этом думает.
— Взять-то я его с собой взяла, только, боюсь, что этой ночью пользы от него будет мало, — ответила я. — Не в настроении он, видишь ли. Дуется на меня за то, что согласилась снова поработать с Локвудом и вами.
— Ревнует, — сказал Джордж — Решил, наверное, что ты теперь принадлежишь только ему одному. Отелло маринованный.

Чему радуетесь, дураки? Практически провалили дело, и хохочут. А мне стыдно, стыдно за то, что я каким-то образом связан с  Локвудом и компанией . Трое безнадежных тупиц и идиотов.

– Это последнее интервью в  Таймс  сделало свое дело. Наконец-то к нам пришла слава.
– Это потому, что мы не спалили дотла Кум Кери Холл, – вставил Джордж. – Хотя, если честно, угрохали своего клиента. Так что нам еще есть куда расти.

– До чего же мне будет не хватать наших содержательных интеллектуальных споров, когда ты умрешь, Люси, – заметил череп. – Хотя… Послушай, ты, случаем, не собираешься написать в своем завещании, чтобы твой череп поместили вместе с моим в специальной двухместной банке? Тогда мы смогли бы препираться с тобой целую вечность. Как тебе такая мысль, а?

Это дом тридцать пять по Портленд-Роу, и здесь мы всегда были в безопасности.
– Кроме того случая, когда сюда однажды ворвался наемный убийца Фейрфакса, – с трудом поднял свою непослушную еще руку Джордж.
– Ах да, верно.
– И еще – когда здесь объявился вырвавшийся на свободу призрак Анни Вард, – добавила я.
– Череп тоже не раз доставлял нам неприятности, – ввернула Холли.
– Признаем откровенно – этот дом всегда был смертельной ловушкой, – кивнул Джордж. – Взять хотя бы спальню Джессики…
Джонатан Страуд "Агенство "Локвуд и Компания"
Редактировал GRVik1985 Руслан 24 октября 2018 11:32
GRVik1985 Руслан 21 ноября 2018 09:11
Правильный вождь, в отличие от неправильного вождя, умеет отличать правильных героев от неправильных героев. И даже когда всем запретили всё подчистую, надо оставлять лазейки для хороших парней, задумавших доброе: вдруг они своим самоуправством выручат племя, не казнить же их потом.
 
Простолюдина можно наградить ценными вещами, аристократа – почестями, а героя, который ни то ни се, назначить на ответственную должность и посмотреть: он всегда герой или, например, только по пятницам.
 
Мы уже начали разъяснять наши предложения соседям, но нет уверенности, что нас услышат и поймут. Тогда придется действовать по старинке. Вы это раньше умели очень хорошо. Сначала небольшая демонстрация силы. Просто зайти и показать себя. Если не поможет – дать по шее и возглавить. Тем, кого возглавлять неинтересно, просто объясните: кто не с нами, того мы в будущее с собой не возьмем. А будущее наступит буквально вот-вот. Да вон оно летит…
 
– Соболезную. Но это все так понятно… Я бы тоже ненавидел человека, который меня заставил ему гвоздь в голову забить!
– Майор!..
– Кто я такой, чтобы перечить великому вождю? Тунгус считает, вы убили, а я – что? Мое дело маленькое. Да его бы тут любой грохнул за наших папуасов… Тем более за Гену.
– И даже вы?
– Нет, мне нельзя, я на работе. Только в свободное время. Но я всегда на работе.
– Так и я всегда на работе!
– Ну вот такая у вас хреновая работа! – сказал майор.
 
От предсказания веяло неопределенным инфернальным злом, а шаманы знают: как поперло из тебя хтоническое, значит, возможен передоз и это куролесят твои внутренние демоны – они тоже нанюхались.
Олег Дивов "Чужая Земля"
GRVik1985 Руслан 17 апреля 2019 10:06
Высказывания герцога Рокэ Алва, Первого маршала Талига
 
   Никогда не надо мчаться на зов, даже к королям. Королей, женщин и собак следует держать в строгости, иначе они обнаглеют. Нет ничего противнее обнаглевшего короля.
 
  Честь должна стоить дорого, иначе ее никто не купит.
 
   — Я играю лучше, сударь, и удача на моей стороне. Ей, как и всякой шлюхе, нравятся мерзавцы и военные, а я и то, и другое.
 
   Так вот, дражайший Килеан, если б я рассчитывал, что мне повезет, я бы утонул в колодце в невинном трехлетнем возрасте, не совершив ни единого злодеяния.
 
     Когда уделяешь кому-то или чему-то слишком много времени, кто-то или что-то начинает капризничать. Потакать чужим капризам следует только для собственного удовольствия. Если его нет, надо поставить капризника на место или вышвырнуть.
 
   Величие не бывает прошлым. Если это величие страны или человека, который что-то сделал.
 
   У Добра преострые клыки и очень много яду. Зло оно как-то душевнее.
 
   Вот так всегда! Мне приписывают Леворукий знает что и действуют исходя из своих выдумок. А на самом деле пора бы и понять, что я не вру. Почти...
 
   Золото — славный слуга, но мерзейший господин.
 
   Удивительно корыстные и лживые люди. О готовящемся нападении сообщил я, а деньги получили они.
 
   Смерть та же женщина, ее нельзя бояться, но ее можно не хотеть…
 
   Бить врагов удобней в чужом доме, а не в собственном. Чтоб потом не вставлять окна и не менять ковры.
 
   В любезном отечестве все так и норовят облагодетельствовать родичей за казенный счет. Я следую общему примеру и намерен накормить досыта местное воронье. Причем не за счет моего короля, а за счет его врагов. Чувствуете разницу?(на гербе Алва изображен ворон, кроме того самого Рокэ нередко называют Вороном)
 
   Редкая тварь без шерсти и перьев выглядит пристойно.
 
   Я никогда не лаю, Ваше Высокопреосвященство, — размеренно произнёс Ворон, — и даже не кусаю. Я рву глотку.
 
   — Я счел своим долгом показать епископу Олларии то, что нашел в доме маршала Ариго, и показал.
— И что?.. Что это было?
— Смерть.

   За что же нам выпить? За любовь не стоит – ее не существует, равно как и дружбы. За честь? Это будет нечестно с моей стороны. Не хочу уподобляться шлюхе, поднимающей бокал за девственность и целомудрие. За отечество? Это слово мы понимаем по-разному, и потом за это не пьют, а умирают. Или убивают. Пожалуй, я выпью за жизнь, какие бы рожи она нам ни корчила…
 
   Прежде чем заняться врагами, и впрямь придется привести в порядок союзников. В нынешнем виде они меня не устраивают.
 
   Ночью на улицах опасно, убийцы, привидения, бродячие собаки и можно простудиться.
 
   Настоящее отчаяние не ходит под руку с болтовнёй. Тот, кто не хочет жить, умирает молча.
 
   Неожиданность, Ваше Преосвященство, бывает двух видов. Когда вас ещё не ждут, и когда вас уже не ждут.
 
   Повод без вина — это страдание, вино без повода — пьянство.
 
    Невозможно  — глупое слово. И трусливое к тому же.
 
   Если в лошади видишь чудовище, она будет чудовищем, если в чудовище увидеть лошадь, оно станет лошадью.
 
   Я в каждой женщине вижу принцессу, но в принцессе я вижу прежде всего женщину.
 
   Дороже глупости обходится только доброта.
 
   Счастье имеет обыкновение иссякать, оставляя за собой тень длиной в жизнь.
 
   — Это бесчестно! — вздохнул Вейзель. — Своими руками толкнуть человека на ошибочный путь и его же за это наказать.
— Пусть не подталкивается. Курт, Эмиль, мы знакомы не первый год, неужели вы до сих пор не уяснили — мне плевать на честь, доброе имя и прочую дурь. Мое дело — война! И я ее выиграю, к вящему разочарованию талигойских радетелей и гайифских торгашей.

 
   — Вы, Эмиль, отменный генерал, но интриган, извините, никакой.
— Как и вы. — Савиньяк казался немного обиженным.
— Не скажите. Я не терплю политику, но я в ней разбираюсь
 

   — Что вы замышляете, Рокэ? — полюбопытствовал Савиньяк.
— Злодейство, — вздохнул Алва, — разумеется, я замышляю злодейство, причем немыслимое.

 
   — Рокэ, вы, как всегда, передергиваете.
— Клевета, я передергиваю не всегда, а только в случае необходимости

 
    — Курт, соблаговолите прекратить истерику. Если вы ждете, что я возрыдаю вместе с вами и начну кататься по земле и голосить о собственной греховности, я вас разочарую. Я сделал то, что считал и считаю правильным. Что до вашей совести, то договаривайтесь с ней побыстрее.
 
   — Хотите упасть с лестницы? — любезно осведомился маршал.
— Создатель! Разумеется, нет! Но, Рокэ, мне казалось, вы не считаете меня своим врагом.
— Не считаю, — согласился Ворон, — потому и спросил. В противном случае вы бы уже летели.
 

   — Стоит ли превращать войну в балаган?
— Не страдайте, Эмиль, — Рокэ проводил глазами Клауса, уносящего клетку с бритым лисом, — все в порядке. Есть граница, за которой ты никакой молве не по зубам. Все дело в размахе. Если дама за свою, скажем, любовь получит провинцию, ее никто и никогда не назовет шлюхой.
 
   — Добродетельные люди такие странные. — Рокэ задумчиво посмотрел на Вейзеля, — не поймешь, почему вы верны своим женам, то ли вы их любите, то ли Создателя боитесь.
— Герцог, — Вейзель все еще сдерживался, — не кощунствуйте!
— Не ершитесь, Курт, я и впрямь не понимаю, зачем в отношения двоих впутывать третьего, да еще без его согласия.
 
  
   – В астры я запущу козу, – с усилием пообещал Валме. – Бакранскую. Белую и грустную. Она будет грустно жевать цветы и вспоминать горы, в которых осталось ее сердце и ее козлы, а ей достались чужое небо, невкусные астры и печаль, печаль, печаль…
– Очень распространенный случай печали, – задумчиво протянул Ворон. – Дидериховой. Коза могла бы ее избегнуть, вернувшись на родину и разгребая снег в поисках травки. И уж тем более она не стала бы грустить, доставшись волку или угодив на вертел. Жаркое бывает дурным, но не печальным.
    
– Он есть, Он вернется и накажет живущих Злом и творящих его и наградит ходящих в незлобии. — И более всех будет награжден морской огурец.
– Морской огурец? – Его Преосвященство был явно озадачен.
– Да, это такая штука, живет в южных морях, – Рокэ отхлебнул  Черной крови . – Она и впрямь похожа на пупырчатый огурец. Лежит себе на дне и растет. Растет и лежит, никого не трогает, ни на что не покушается.
– Вы говорите о животном, лишенном души!
– А вам не кажется, что требовать от людей с этой самой душой, чтобы они вели себя как животные, противно воле Создателя? Иначе бы он заселил все миры морскими огурцами и на этом успокоился.
 
   Станешь убивать, не любя жизнь, рано или поздно сойдёшь с ума.
 
   – Если видишь скотину и можешь убить, никому, кроме нее, не в ущерб – убивай....Половина бед случается оттого, что сильным неловко прикончить сволочь, пока она кажется слабой.
Вера Камша "Отблески Этерны"
  
  
  
  
 
  
СмирНяшка Алёна 11 мая 2019 14:17
КАЛИОСТРА 12 мая 2019 06:24
Жизнь принадлежит тебе, и не будет для тебя ничего невозможного, если ты действительного этого захочешь.
Марк Леви, "Каждый хочет любить"
КАЛИОСТРА 17 мая 2019 13:58
(Наталия Варская. " Вредное чтение". Бытовая ироническая проза).

Права была моя бабушка, когда говорила, что если много книг читать, с ума сойти можно.
 
Я вот читал что-то, когда в школе учился, но, слава Богу, в голове ничего не застряло. А вот Верка читала-читала и крыша поехала конкретно.
Когда мы с Веркой познакомились, она нормальная была. Мы могли вместе и пивка попить, и на шашлыки съездить, и в клубе потанцевать, и в кино сходить. Весёлая была девка. Мы даже жить вместе стали, у неё своя квартирка есть, однушка правда, но нам хватало. Верка и готовила хорошо. А потом вдруг раз - и читать начала. Это подруга новая так на неё повлияла. Пришла к ним на работу новая сотрудница, Елена и навязала всем эту заразу - чтение. Они там у себя в офисе все свихнулись, вечера какие-то дурацкие проводили, делились впечатлениями от прочитанного. Ну вот зачем это надо? Кто-то написал, напридумывал, а ты читаешь его фантазии. Верка и меня к этой заразе приобщить пыталась, вслух мне стала читать, но я минут через пятнадцать всегда засыпал. Это чтение на меня как снотворное действовало. Я Верке сказал: — Зачем глаза ломать, когда экранизаций полно?
А она: — Экранизация всегда типичное не то. Когда читаешь, представляешь образы, а в кино они другие совсем оказываются.
Ну так и что, что другие? Какая разница? Сюжет-то тот же. Я говорю: — А ты прочти и мне перескажи кратенько.
Так она смеяться начала. Что смешного? Зачем мне все эти нудные описания? Пока до сути дойдёшь - рехнуться можно. И времени жалко. Сидит, читает, а за окном лето, погода хорошая, можно на пруд пойти искупаться или на шашлыки.
Готовить Верка стала как-то без интереса, тяп-ляп, лишь бы отделаться. И вообще стала от меня отдаляться. Как задвинет речь: — Слава, а вот как ты думаешь, если у человека цель есть большая, например мир спасти, можно ли к ней идти любыми средствами?
Я говорю: — А ты мир спасать собралась, что ли?
Весь? Так не получится. На то есть специальные организации.
— Нет, я в принципе спрашиваю: оправдывает ли цель средство?
— А зачем тебе? Какая разница? Зачем голову себе фигнёй забивать?
А у Верки таких бессмысленных вопросов появлялось всё больше. Говорить с ней стало совсем не о чем. Скукота.
Я уже подумывал от Верки съехать, а тут она сама предложила: — Слава, без обид, давай отдельно поживём?
Я тут же согласился, собрал вещи и к родителям. Даже дышать легче стало. С сумасшедшими тяжело рядом жить, можно самому по фазе сдвинуться.
Вскоре я познакомился с Анютой. Другое дело! И в клубе можно потанцевать, и поговорить есть о чём, и на шашлыки съездить.
До меня доходили слухи, что Верка в институт какой-то поступила. Не понял в какой, но что-то с книгами связанное. Дочиталась! Уж если поступать, так на информатику, не каменный век.
А хорошая была девка. Жаль её. Кто ж замуж такую возьмёт? А мы с Анютой скоро поженимся. Лишь бы она читать не начала. Но уж я теперь за этим прослежу!
КАЛИОСТРА 3 августа 2019 12:50
Самые яркие цитаты Барона Мюнхгаузена

 
— После свадьбы мы сразу уехали в свадебное путешествие. Я в Турцию, жена в Швейцарию, и прожили там три года в любви и согласии.

 
— Мой лучший друг меня предал, моя любимая отреклась. Я улетаю налегке.
 
— Да здравствует развод! Он устраняет ложь, которую я так ненавижу!
 
— Чтобы влюбиться, достаточно и минуты. Чтобы развестись, иногда приходится прожить двадцать лет вместе.

— Мы были искренни в своих заблуждениях!
 
— Вы утверждаете, что человек может поднять себя за волосы?
— Обязательно! Каждый здравомыслящий человек просто обязан время от времени это делать!
 
— Ну не меняться же мне из-за каждого идиота!
 
— Будучи в некотором нервном возбуждении, герцог вдруг схватил и подписал несколько прошений о разводе словами:  На волю, всех на волю!
 
— Господин барон вас давно ожидает. Он с утра в кабинете работает, заперся и спрашивает:  Томас, — говорит, — не приехал ещё господин пастор?  Я говорю:  Нет ещё . Он говорит:  Ну и слава богу . Очень вас ждёт.
 
— Я не боялся казаться смешным. Это не каждый может себе позволить.
 
— О чём это она?
— Барона кроет.
— И что говорит?
— Ясно что: подлец, говорит, псих ненормальный, врун несчастный…
— И чего хочет?
— Ясно чего: чтоб не бросал.
— Логично.
 
— Неужели обязательно нужно убить человека, чтобы понять, что он живой?
 
— Вы же разрешаете разводиться королям.
— Ну, королям, в особых случаях, в виде исключения, когда это нужно, скажем, для продолжения рода.
— Для продолжения рода нужно совсем другое.
 
— Не усложняй, барон… Втайне ты можешь верить.
— Я не могу втайне. Я могу только открыто.
 
— Объясните суду — почему 20 лет все было хорошо, и вдруг такая трагедия?
— Извините, господин судья, двадцать лет длилась трагедия и только теперь всё должно быть хорошо!
 
— Это не мои приключения, это не моя жизнь! Она приглажена, причесана, напудрена и кастрирована!
 
— Всё шутите?
— Давно бросил. Врачи запрещают.
— С каких это пор вы стали ходить по врачам?
— Сразу после смерти…
— Говорят ведь юмор — он полезный, шутка, мол, жизнь продлевает.
— Не всем. Тем, кто смеется, — продлевает. Тому, кто острит, — укорачивает. Вот так вот.
 
— Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!
 
— Сначала намечались торжества, потом аресты; потом решили совместить.
Редактировала КАЛИОСТРА 3 августа 2019 12:52
Danila91 Брошный Данила 28 октября 2019 09:31
Да, а на своих похоронах он заработал больше, чем в течение своей жизни)
Искать