Изменить стиль страницы

Хорн кашлял и задыхался в смрадном воздухе. Из-за густого дыма он лишь смутно видел, что происходит вокруг.

– Вы хорошо сделали свою работу, – сказал он Файфу. – Даже чертовски хорошо.

Файф довольно осклабился:

– Рад услышать доброе слово от человека! Вот уж никогда не думал, что у меня появятся друзья среди вашей расы. Но сейчас я тороплюсь, Хорн. Если останемся живы, то надеюсь увидеть тебя в Риллахе!

Он побежал направо, в сторону одного из трапов, на котором уже теснились десятки бегущих рабов. Хорн направился налево.

Вскоре он уже бежал по узкому металлическому мостику, нависающему над умирающим в конвульсиях пламени и дыма Мозгом.

Провода в трубопроводах были разогреты от ненормально высокого тока до такой степени, что сгорали, а отключенные Файфом защитные устройства уже не могли их спасти. Пламя перекинулось и на блоки памяти, счетные и логические устройства. Печатные платы и микросхемы плавились, дуги голубого огня вспыхивали над контрольными панелями и пучками проводов. Чудовищная энергия оказалась выпущена на свободу, и ей не мог противостоять даже металл.

Хорн бежал, цепляясь за перила, почти ничего не видя в дымной мгле. Помост сотрясался под весом десятков инопланетян.

Время от времени, пробегая мимо горящих блоков Мозга, он смутно видел сквозь клубящийся дым фантастические фигуры бегущих впереди рабов. Они отчаянно пытались опередить вихрь разрушения, который наступал им на пятки.

Чуть позже загорелись и сети синтетических подвесных тросов, которые поддерживали сами помосты. Некоторые из них рухнули, увлекая за собой в пропасть десятки отчаянно кричащих инопланетян. Обернувшись, Хорн смутно увидел, что среди жертв оказались и Веллаи, в азарте погони бросившиеся вслед за восставшими рабами.

Хорн услышал эхо далекого взрыва – видимо, огонь добрался до энергоустановок Мозга. Только сейчас он подумал о том, что полая гора может и не выдержать подобных мощных сотрясений. В испуге он побежал еще быстрее, чувствуя, что огонь следует за ним буквально по пятам. Легкие разрывались от едкого дыма, голова начала кружиться. Наконец он попал в скалистый узкий коридор – это и была одна из старых скважин, ведущих наружу горы. Здесь было еще труднее дышать, но вскоре вдали появилось тусклое бледное пятно. Пробежав несколько сотен метров, обессиливший Хорн с радостью увидел облачное небо, освещенное пурпурными лучами заходящего солнца.

Восставшие рабы один за другим выбегали на склон горы и без сил падали на колени. Многие из них плакали от радости, не веря, что вырвались из этого ада и остались живыми. А гора сотрясалась и стонала, словно вулкан накануне извержения. Мозг хладнокровно рассчитал все этапы своей гибели и ни в чем, как всегда, не ошибся. Гигантская машина была объята пламенем и постепенно разрушалась, превращаясь в груды дымящихся обломков.

Глава 17

Корабли были выстроены на космодроме в одну линию, словно солдаты на параде. Их огромные обтекаемые корпуса поднимались к темному беззвездному небу. Вокруг сияли десятки прожекторов. Они освещали длинные извилистые очереди инопланетян самых причудливых видов и размеров. Всех их сейчас объединяло желание как можно быстрее попасть на корабли, которые повезут их к родным мирам, рассеянным по всей галактике.

Это были корабли Федерации. После краха Веллаи во всех звездных системах стал известен план постройки гигантского супермозга, который должен был стать орудием для завоевания свободных миров.

Хорн и Язо пришли на космодром, чтобы проводить своих новых друзей. Они особенно тепло попрощались с Файфом. Маленький желтоглазый инопланетянин выслушал их с грустной улыбкой, в которой на этот раз не было и тени его обычной заносчивости, а затем тихо сказал:

– Все было бы прекрасно, если бы не потеряли так много товарищей. Лург…, мы столько пережили с этим добрым парнем с Алламара…

Лург погиб в сражении в одной из внешних галерей. И он был лишь одним из многих десятков инопланетян, погребенных под горящими обломками титанической машины.

Но и Веллаи понесли большие потери. Спаслась только небольшая горстка бывших неофициальных хозяев Скеретха. Большинство из них, включая отца Ардрика, остались в Центре Управления, отчаянно пытаясь спасти хотя бы часть своего детища, но были захвачены в плен огнем и нашли смерть под обрушившейся со свода пещеры каменной лавиной.

Хорн с досадой заметил:

– Похоже, ты не сожалеешь о гибели Эвана.

– Он был хорошим человеком, – признался Файф. – Эван отважно сражался рядом с нами. Это плохо, что он погиб. Но… он был человеком.

Хорн нахмурился:

– Да. И те астронавты, которые помогут вернуть всех вас домой, тоже люди. Помни это.

Стоявший рядом Декуар произнес своим рокочущим голосом:

– Хорн прав. Не все люди злые, Файф.

Его фиолетовое лицо сияло добродушной улыбкой. Хорн подумал, что этот гигант похож на людоеда из сказки, но его мудрости и отваге можно только позавидовать.

– Верно, – согласился Файф. – Это так. Но меня сейчас беспокоит другое – то, что они улетают из отрога Алламара.

– Федерация будет наблюдать за тем, как пойдут дела в вашем звездном скоплении, – пояснил Хорн. – А ты, Файф, подумай длинными зимними вечерами, хотите ли вы по-прежнему жить в изоляции от нашего сообщества. В Федерации гуманоиды и негуманоиды научились хорошо взаимодействовать и помогать друг другу в трудную минуту. Мы не хотим торопить события и навязывать мирам отрога свою дружбу. Решайте сами. Но поверьте – новая эпоха для отрога Алламара наступит только тогда, когда вы объединитесь с Федерацией.

Янтарные глаза Файфа странно блеснули, но в голосе его зазвучали скептические нотки:

– Прилетайте ко мне в гости когда-нибудь, Хорн, вместе с Язо, конечно. Мы посидим у костра и потолкуем об этом как старые друзья. Возможно, мы будем спорить до хрипоты, но я с уважением отнесусь к вашим доводам. Ты прав, нам надо хорошенько все осмыслить.

– Договорились, – улыбнулся Хорн и обменялся с маленьким инопланетянином крепким рукопожатием. Затем он попрощался с могучим Декуаром, пообещав при первом же удобном случае навестить его планету на самой окраине отрога Алламара.

Двое инопланетян – гигант и малыш – поспешили к кораблям. Хорн грустно посмотрел им вслед и тихо сказал Язо:

– Эти парни мало похожи на людей, но тем не менее они – два чертовски замечательных человека.

Он обнял девушку за плечи, и они неспешно пошли в сторону здания космопорта, чтобы оттуда наблюдать старт кораблей. Невдалеке от ворот из темноты вышел высокий человек в форме капитана и подошел к ним. Хорн прищурился, вглядываясь в него, и вскоре узнал Вэска.

– Мне сказали, что ты должен быть где-то здесь, – смущенно начал Вэск. Он кивнул головой в сторону строя кораблей. – Один из них – мой.

Хорн ничего не ответил. Молчание затянулось. После долгой паузы Вэск нехотя признался:

– Все правильно, Джим. Я виноват и прошу прощения за свою ошибку. Но что, черт возьми, я еще мог подумать после гибели «Королевы Веги»? Ардрик выглядел настоящим агнцем и совсем не походил на волка в овечьей шкуре!… А твой удар, дружище, был не только справедлив, но и хорош. Знаешь, Джим, челюсть болела у меня несколько дней.

– Замечательно, – холодно ответил Хорн.

Вэск опустил голову и тихо пробормотал:

– Мне сообщили, что ты полностью оправдан…

– Пока только на словах, а не на бумаге, – кивнул Хорн.

Он передал Ардрика властям Федерации, как только первый корабль с Веги совершил посадку в порту Скамбар. Тем временем партия Моривенна стала главенствующей на планете. Ардрик все упрямо отрицал, но фактов против Веллаи было предостаточно. Дело грозило обернуться суровой расправой. Однако другие партии Скеретха были настроены менее жестко. Состоялось заседание суда, на котором в качестве свидетелей присутствовали Мик и Дюрин. Парни признались в том, что они по приказу Ардрика заманили Хорна и Винсона в квартал Ночных Птиц. Полиция также нашла одного мужчину, участвовавшего в этой драке, и тот свидетельствовал против Веллаи.