Изменить стиль страницы

Это имя мне ни о чем не говорило.

- Какой-то сотрудник вызвал у нее интерес к благотворительности?

- Около шести лет назад Лео был бездомным. Потерял работу, жена умерла, его выселили из квартиры, дочь покончила с собой и все это за несколько месяцев. Иногда он ночевал в переулке за углом, рядом со служебным входом в отель. Мисс Коупленд гуляла два раза в день, точно по часам: в десять утра и в три часа дня, и проходила по нескольку кварталов. Однажды днем она столкнулась на улице с Отто Поттером, который лечил ноги Лео.

- Отто Поттер - это тот, кто основал организацию "Легкие шаги"?

Луис кивнул.

- Он врач-ортопед на пенсии. У многих бездомных есть проблемы с ногами: диабет, хождение босиком, инфекции. Он и еще несколько добровольцев помогали парням, вроде Лео.

- Так Лео и теперь работает здесь?

- Да. Мисс Коупленд прониклась к нему симпатией. Как только его ногам стало лучше, Лео начал гулять вместе с ней, и в конце концов она предложила ему работу. Он был лучшим работником месяца больше, чем любой другой сотрудник. Много трудится.

- Вау. Это потрясающая история.

Луис с гордостью улыбнулся.

- У меня их полно, когда речь заходит о мисс Коупленд. Она была очень хорошим человеком.

Это было хорошей новостью. У заботливых работодателей обычно преданные работники, и я надеялась на спокойную жизнь, пока торчу здесь, присматривая за отелем и отстаивая фамильные интересы.

Вернув наш разговор к цели нашей встречи, я открыла блокнот.

- Итак, расскажите мне о делах "Графини". Все ли идет гладко? Есть ли какие-то проблемы или опасения, на которые вы хотели бы обратить мое внимание?

Луис указал пальцем на мой ежедневник.

- Хорошо, что вы захватили блокнот.

«Ой-ой».

- Во-первых, надвигается забастовка.

- Забастовка?

- Мисс Коупленд была щедрой и преданной, но ей также приходилось крепко держать бразды правления, если дело касалось ведения дел. Я - управляющий отелем, и контролирую все текущие процессы, но бизнес-аспектами она занималась лично. Она долго болела, и кое-что из того, что требовалось уладить, так и не было решено.

Я вздохнула и записала: "Забастовка".

- Ладно, расскажите, что вам известны о проблемах с профсоюзом.

Спустя сорок минут у меня было шесть страниц заметок только относительно первого вопроса.

- Что-нибудь еще?

«Пожалуйста, скажи "нет"».

Луис нахмурился.

- Я бы сказал, что следующая самая большая проблема - это свадьбы.

- Свадьбы? - переспросила я.

Он кивнул.

- Уверен, вам известно, что "Графиня" - одно из самых востребованных мест для проведения торжеств.

- Да, конечно.

- У нас два банкетных зала: Дворцовый и Императорский. Их бронируют за три года вперед.

- Хорошо...

- Около двух лет назад мы начали принимать заказы на Солнечный зал. Он точная копия Императорского, только с выходом на отдельную террасу на крыше.

- Я и не знала, что на крыше есть терраса.

Луис покачал головой.

- Ее пока нет, и в этом-то и заключается часть проблемы. Ремонтные работы там едва начались, а первый банкет - свадьба племянницы мэра, должен состояться уже через три месяца.

У меня отвисла челюсть.

«Вот дерьмо!»

Дальше дела пошли еще хуже. Внешне отель выглядел шикарно, он внутри накопилось немало проблем, которые теперь стали моей заботой. Луис все говорил и говорил, и мне пришлось перенести встречи со старшими менеджерами, чтобы все обсудить. К концу голова у меня шла кругом.

Я остановилась в дверях конференц-зала, провожая Луиса.

- Большое спасибо, что посвятили меня во все детали.

Он улыбнулся.

- Хорошо, что вас двое. Впереди много работы. - Я недоуменно нахмурилась. Луис это заметил и добавил: - Я имел в виду мистера Локвуда. Должно быть, приятно иметь рядом того, с кем можно разделить проблемы.

Я не стала говорить, что принудить Стерлингов и Локвудов договориться о чем-то может стать главной проблемой для отеля, и вместо этого широко улыбнулась.

- Приятно иметь того, на кого можно положиться.

“Особенно, если он уходит с важных встреч, как сегодня”.

- Дайте знать, если я смогу вам помочь.

- Спасибо, Луис.

Оставшись одна, я попыталась собраться с мыслями. Я думала, что еду в Нью-Йорк присматривать за отелем, пока команда семейных юристов и бухгалтеров оценивает активы “Графини” и решает, какую сумму предложить за оставшиеся два процента акций на аукционе. Но похоже, для меня появилась новая работа.

Сотовый начал жужжать на столе.

Я подняла его и громко вздохнула. Существовал лишь один человек, с которым мне не хотелось обсуждать то, что узнала от Луиса, больше, чем с Уэстоном Локвудом. Но по закону подлости именно он мне и звонил.

Лучше покончить с этим сразу.

Глубоко вздохнув, я ответила на звонок.

- Привет, пап…