Изменить стиль страницы

Нехорошо быть свидетелем напряженности между ними.

— Доброе утро, — стучит Нокс по моему столу.

Я улыбаюсь ему.

— Доброе утро.

Мистер Хантингтон, учитель математики, заходит следующим.

Я чувствую на себе пристальный взгляд. Эйден наклоняет голову набок, его левый глаз дергается.

— Что? — я открываю рот.

Он смотрит вперед.

— Мисс Куинс.

— Да, — тихим голосом отвечает Сильвер.

Это должно было бы заставить меня почувствовать себя победителем, но нет.

Во всяком случае, это вызывает у меня во рту привкус тошноты.

— Снимите шарф, пожалуйста, — продолжает мистер Хантингтон. — В классе не допускается дополнительная одежда.

— Я бы предпочла этого не делать, мистер Хантингтон.

— Снимите шарф, или мне придется попросить вас покинуть класс.

Я оглядываюсь назад в то же время, когда она неохотно стягивает шарф.

В классе раздаются вздохи.

Слабые синяки в уголке ее рта и на щеке смотрят на меня в ответ. И они не заметные только потому, что она, должно быть, сделала все возможное, чтобы скрыть их с помощью макияжа.

Меня тошнит при мысли об их реальном появлении.

— С вами все в порядке, мисс Куинс? — спрашивает учитель. — Мы можем связаться с директором и..

— Я споткнулась и упала. Я в порядке, — говорит она, отгораживаясь от всех.

Ким толкает меня локтем с широкой улыбкой.

— Ты сделала это.

Я ругаю ее глазами.

Я не хотела этого делать.

Я только хотела, чтобы она держалась подальше от Эйдена. Это все.

А потом мне захотелось убить ее.

Учитель говорит о наших тестах, отвлекая внимание класса от Сильвер.

Адам единственный, кто не отводит от нее взгляда. Даже когда учитель начинает раздавать тесты.

Я неохотно отворачиваюсь, не в силах больше смотреть на нее.

Как будто на нее напал монстр. И этот монстр я.

Я получила 97 баллов по тесту. Нокс машет мне своим тестом. Он получил 98 баллов.

Дерьмо. Я проиграла.

Ненавижу проигрывать.

Как только урок заканчивается, он встаёт перед моей партой.

— Ты мне должна.

— Она должна послать тебя. — Эйден появляется рядом со мной в мгновение ока.

Я сглатываю от стального взгляда его металлических глаз.

— Мы заключили пари. — улыбка Нокса не содрогается. — Эльза дала слово, что выполнит то, что я хочу, если я получу лучший балл, и наоборот.

— И я говорю тебе, что она шлет тебя нахер. А теперь проваливай.

— Эйден, — шиплю я, вставая. — Нокс мой друг, ясно? Кроме того, пари есть пари.

Эйден достает свой тест и швыряет его на стол. Он получил 100 баллов.

Гребаный идеальный результат.

Конечно.

Не знаю, почему меня удивляет, что он так умен и в учебе. В конце концов, он стремится в Оксфорд.

— У меня больше, чем у вас обоих, — невозмутимо говорит Эйден. — Так что, может, вы оба мне должны.

— Прости, приятель. — Нокс улыбается. — Ты не участвовал в пари.

Левый глаз Эйдена дергается.

Вот дерьмо.

Ой, черт.

Ноксу нужно уходить. Например, прямо сейчас.

— Мы что-нибудь сделаем, хорошо? — я говорю Ноксу пренебрежительным тоном. — Позвони мне.

— Конечно, Элли. Я позвоню тебе позже.

Нокс последний, кто покидает класс. Я стою в пустом классе с разозленным Эйденом.

Я собираюсь кое-что сказать.

Слова исчезают.

Эйден хватает меня за руку и прижимает к стене, кладя руку мне на лицо.

— Он позвонит тебе? У него есть твой чертов номер?

Эта сторона Эйдена ужасно страшна, и я не могу сдержать дрожь страха и возбуждения, пробегающую по позвоночнику.

Однако я не позволю ему диктовать мою жизнь.

Не больше, чем он уже делает.

— Нокс мой друг. Ты не отнимешь меня у моих друзей.

— Наблюдай.

— Эйден! — я сжимаю его бицепсы. — Прекрати, ладно? Это просто пари.

— И я говорю тебе. — он обхватывает рукой мое горло, успокаивающе массируя точку пульса, но в его безумных глазах нет ничего успокаивающего. — Я хочу, чтобы пари было отменено, милая.

Я могу уступить ему.

В любом случае, это не имеет большого значения. Уверена, что Нокс поймет.

Но если я продолжу поддаваться тираническим способам Эйдена, то от меня и моей свободной воли ничего не останется.

Я отказываюсь становиться этой девушкой.

Я не игрушка Эйдена.

Я ему ровня.

Я выпячиваю подбородок.

— Нет.

Его левый глаз дергается.

— Нет?

— Верно, Эйден. Нет. Ты не имеешь права указывать мне, что делать и с кем дружить.

Непроницаемое лицо так туго обтягивает его черты, что это настораживает.

Я ожидаю, что он ответит, но он отпускает мое горло и отступает назад.

— Как пожелаешь.

А затем выходит за дверь.