Глава 24

ЗВУК СОРВАЛСЯ С МОИХ ГУБ, РАЗДРОБЛЕННЫЙ ОСТАТОК КРИКА, когда я увидела, как лезвие хлестнуло по Азазелю, и как он заскользил по мокрому песку, и создание, которое было Енохом, дёрнулось, необъяснимо испугавшись, так что лезвие рассекло плечо Азазеля, а не шею, сила притупилась, и Азазель смог откатиться назад, вскочив на ноги, грациозный, как танцор.

Но он уже начал слабеть. Я видела это, и Метатрон был слишком большим, слишком сильным, несмотря на порезы и раны, нанесённые Азазелем. Скорость и ловкость Азазеля спасали его, но он начал замедляться, и если я не сделаю что-нибудь, то увижу, как его зарубят прямо у меня на глазах. Я буду смотреть, как он умирает, и даже не смогу заплакать.

Я могла бы выбежать, встать между ними, отвлечь их достаточно, чтобы Азазель смог нанести смертельный удар. Но Азазель уже сказал, что я делаю его уязвимым. Если я вмешаюсь, это может привести к его смерти.

Я в отчаянии огляделась, но никто не пытался мне помочь. Они, казалось, полагались на какой-то совершенно дурацкий кодекс чести, который должен был, в конечном итоге, привести нас всех к погибели, и внезапная, древняя ярость наполнила меня.

Мужчины и их честь. Мужчины с их потребностью во власти, в контроле, в глупых поступках из-за глупой гордыни и безумной веры в какое-то нелепое представление о том, что правильно. Они убьют нас всех своей гордостью, и я им это не позволю.

Она ушла. Но она всё ещё была во мне. Лилит, демон бури. Лилит, богиня ветра, неистовая ярость, посылавшая ураганы, торнадо и циклоны. Я слегка пошевелила рукой, и песчинки закружили в крошечной воронке, опадая обратно на землю.

Азазель ударил Метатрона, рассекая бровь над другим глазом, и кровь хлынула вниз, ослепляя его. Метатрон дёрнулся назад, размазывая кровь по лицу, и нанёс ответный удар, его меч рассёк кожаную безрукавку Азазеля, и я увидела хлынувшую кровь, яркую красную, и я знала, что если не пошевелюсь, он умрёт.

Я глубоко вздохнула и приблизилась, объединяясь с демоном, который жил внутри меня. Я крутанула рукой, и ветер обрушился вниз, поднимая песок. Азазель споткнулся и упал, а Метатрон навис над ним, подняв меч для смертельного удара...

Мой ветер подхватил его. Песок ослепил его, порыв ветра оттолкнул прочь, и Азазелю снова удалось подняться на ноги. Я закрутила ветер за спиной Азазеля, поддерживая его, когда он собрал последние силы, наступая на Метатрона, который боролся с песчаной воронкой, окружавшей его.

Я пошевелила рукой, ветер стих, песок осыпался на землю, и Метатрон увидел Азазеля. Он ухмыльнулся, поднимая меч, и Азазель рубанул его по подмышке, под бронёй.

Метатрон упал на колени, его лицо застыло от шока. И Азазель обрушил свой меч на шею врага, рассекая его тело.

Воин упал лицом в песок, и воцарилась тишина.

И лишь затруднённое дыхание Азазеля, мягкие остатки моего злого ветра, шипение океана, который приводил меня в ужас.

Я бросилась вперёд и поймала Азазеля раньше, чем он упал. Он был тяжёлым, но я была сильна и потащила его к морю. Мгновение спустя Элли уже была с нами, поддерживая его с другой стороны, и он взглянул на неё с мгновенной гримасой. А потом он улыбнулся. Великолепная улыбка, которая, казалось, появилась из ниоткуда.

Вода плескалась у наших ног.

— Мне нужно вернуться, — сказала Элли. — Ты справишься.

— Да, — ответила я.

И потянула его в исцеляющую, ужасающую воду, всё глубже и глубже, пока она не сомкнулась над нашими головами, и я вдохнула её.

Я сняла с него окровавленную куртку под солёной водой и наблюдала, как его жестокие раны начинают затягиваться. Я поцеловала его губы, вдыхая его запах, и позволила ему закинуть мои ноги вокруг его талии. Он поднялся в воздух, и его чёрные крылья развернулись, унося нас вверх, над песком, и я прижалась к нему, ничего не боясь. Ни глубокого океана, ни полёта в туманном небе, ни любви к суровому мужчине. Ни демона, который всё ещё прятался во мне, помогая спасти мужчину, которого я любила. Она останется тайной. Я думала, что она ушла, и ненавидела её, но она была частью меня, частью существа, которое любило Азазеля, и я приветствовала её.

Мы опустились на песок возле дома, и он отпустил меня, но я прижала его к себе, защищая так же, как он защищал меня. Мы посмотрели на Разиэля, стоящего перед армией ангелов, и в его глазах появился холодный блеск.

— Ваш чемпион побеждён, — крикнул он, — и Уриэль нарушил законы Высшего Существа. Вам здесь не место. Уходите и никогда не возвращайтесь.

Они не стали спорить. Они начали отступать, но тут один из них остановился.

— Мы можем забрать тело?

Элли удалось перевернуть огромное тело Метатрона, он лежал на спине в песке, весь в крови, с закрытыми глазами. Но потом я увидела, что он всё ещё дышит, и я присоединилась к ней, опустившись на колени в песок и расстёгивая тяжёлую металлическую броню.

— Это выбор Азазеля, как чемпиона, — сказал Разиэль.

Азазель пристально посмотрел на своего поверженного противника.

— Он жив, — коротко ответил он. — Спросите его.

К моему удивлению, глаза Метатрона открылись под тяжёлым ковром из крови и песка, и они на мгновение сфокусировались на мне, а он перевел взгляд на Азазеля.

— Я пытался, — сказал он почти шёпотом. — Я умираю.

— Да, — сказал Азазель, бросив на меня неловкий взгляд, прежде чем повернуться обратно. — Ты хочешь, чтобы тебя вернули твоей армии?

Метатрон встретился с ним взглядом и медленно покачал головой.

— Похороните меня здесь. У меня нет никакого желания возвращаться в темноту.

Больше ему нечего было сказать. Они начали отступать, легион ангелов-солдат пришёл, чтобы уничтожить нас, и через несколько минут армия исчезла.

Элли сделала жест рукой.

— Нам нужны четыре сильных мужчины, чтобы отнести его в воду. А теперь осторожно. Его раны очень серьёзны.

Азазель отошёл от меня и вышел вперёд вместе с тремя другими. Они осторожно подняли окровавленное и изломанное тело Метатрона и понесли его к океану. Я последовала за ними, потому что не хотела, чтобы Азазель был слишком далеко. Я почти потеряла его, и сейчас я отказывалась выпускать его из виду.

— Вы топите своих врагов? — я слышала, как Метатрон говорил в бреду. — Такой же хороший способ, как и любой другой. Это подходящее место для смерти солдата.

Мгновение спустя он уже был под водой, и четверо мужчин что-то тихо напевали, что-то странное и музыкальное, пока мы все ждали.

И ждали. Я стояла по колено в прибое, наблюдая за ними, и Элли подошла ко мне.

— Как удачно появился тот ветер, — пробормотала она, бросив косой взгляд в мою сторону.

— Да, так и есть, — сказала я, сосредоточившись на воде, где исчез Метатрон. — А он будет жить?

— Ну, не знаю. Иногда раны бывают слишком тяжёлыми, — она улыбнулась мне понимающей улыбкой. — Приятно иметь секретное оружие против огромного врага.

Я посмотрела на неё со всей невинностью, на какую была способна.

— Я не понимаю, о чём ты говоришь.

Мои навыки увиливания были довольно примитивны, но даже если бы я была экспертом, она бы мне не поверила.

— И я тоже, — весело сказала она, глядя на воду.

Через минуту Метатрон выскочил из воды.

— Кровавый чёртов ад! — выплюнул он.

А потом он огляделся вокруг, на Падших, которые окружили его, на людей, ожидающих на берегу, на меня, а потом на Азазеля. Он повел плечом, шрам показывал линию, которая почти рассекла его пополам, а затем он усмехнулся.

— Мне нравятся ваши похороны в море, — сказал он.

Я ЛЕЖАЛА, РАСТЯНУВШИСЬ НА АЗАЗЕЛЕ, потная, счастливая, сытая, а он всё ещё гладил меня руками по спине. Я закрыла глаза и впитывала его вкус и запах, удивляясь тому, что он у меня есть. Больше мне ничего не было нужно.

— Да, — сказал он.

— Я когда-нибудь говорила тебе, что твои односложные предложения раздражают меня? — спросила я сонно, целуя его в шею.

— Да, — сказал он снова.

Я легонько укусила его.

— Да, что?

— Да, Рейчел.

Я рассмеялась.

— Ты же понял о чём я. Ты же сам сказал "да". Что ты имел в виду?

— Ты знаешь, что я имел в виду, — сказал он ворчливым голосом. — Ты должна дать мне поспать, женщина. Я победил величайшего воина, который когда-либо жил, лишь с небольшой несправедливой помощью, и я доставил тебе удовольствие почти так же, как ты доставила удовольствие мне. Мне нужно отдохнуть.

Я застыла на месте.

— С какой это несправедливой помощью? — спросила я с беспокойством.
Наверное, мне следовало просто не обращать на это внимания.

— Ветер, — спокойно ответил он. — Это было очень великодушно со стороны провидения, предоставить его именно в этот момент, иначе я был бы мёртв.

— Провидение, — сказала я счастливо.

— Пока мы будем называть это так, — сказал он. — Мой милый, восхитительный распутный демон.

— На самом деле это вовсе не признание в любви. Ты же ненавидишь демонов, — заметила я.

— Но ты же не настоящий демон. Совсем чуть-чуть, — пробормотал он.

Я поцеловала его в губы.

— Я вовсе не демон.

— Как скажешь, — сонно пробормотал он.

— Ты всё ещё не сказал мне, что значит "да", — сказала я, решив пока что избегать темы демонизма.

— Да, — снова сказал он.

Я опустилась на него, положив голову ему на плечо.

— Ты опять меня раздражаешь. Что да?

— Да, тебе нужно ещё кое-что. Да, это у тебя уже есть.

Я укусила его, на этот раз сильнее.

— Ты можешь это сказать?

— Да, я люблю тебя, — сказал он.

И впервые за всё время моего бесконечного существования, я разрыдалась.

КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ

Переведено для сайта http://vk-booksource.online и группы https://vk.com/booksource.translations