Он скользнул рукой вверх и накрыл мою грудь, пальцами ущипнув мои соски, и спящий огонь снова ожил. Я прижалась попой к нему, потёрлась об него, и его внезапное рычание было истинной физиологической потребностью. Нечто такое также вибрировала во мне. Я повернулась в его руках, и он поцеловал меня, его рот всё ещё имел вкус солёной воды, и мне захотелось испить его. Я хотела поласкать его, как он ласкал меня, и я знала, что должна сделать.

— О, Боже, — пробормотал он слабо, и я вспомнила, что он может читать мои мысли. Моё тело вспыхнуло жаром от потока смущения, но он лишь рассмеялся, это был низкий гортанный звук, и сдёрнул с меня простынь.