Глава 5

Харпер

Я была похищена.

Он раздел меня.

Это были две самые главные мысли, которые крутились в моей голове, как только я подняла веки и стала ждать, что пляшущие черные точки перед моими глазами исчезнут.

Твердый пол под моей спиной был холодным и слегка неровным. Я ощутила, как по коже пробежали мурашки.

Сделав глубокий вдох, чтобы попытаться успокоить свой бешеный пульс, мне в нос ударил резкий запах моющего средства. Я попыталась заставить себя занять сидячее положение, прислушиваясь к тому, что меня окружало, чтобы восполнить отсутствие четкого зрения.

Кем бы ни был этот мужчина, в данный момент его не было рядом. Это дало мне немного времени.

Не желая оповещать его, что уже нахожусь в сознании, пока не восстановились некоторые из моих чувств, я потянулась вниз как можно тише и обнаружила, что касаюсь металлического удерживающего устройства, закрепленного вокруг моей лодыжки.

Следуя на ощупь за свободно лежащей цепью прикрепленной к ней, я коснулась стены ладонью, столь же твердой и холодной, как пол.

Как долго я была без сознания?

Смутно вспомнила укол чего-то в затылок. Что бы он ни ввел, этого было достаточно, чтобы вырубить меня, снять с меня одежду, приковать цепями и, бог знает, что сделать еще. Прикоснувшись к себе между ног, я чуть не растаяла от облегчения, когда поняла, что там он меня не тронул.

Я оценила остальные части своего тела, обнаружив нечто сухое и шелушащееся на животе, и оно стало отлетать, когда я провела там рукой. Не считая этого, я чувствовала себя относительно нормально, учитывая обстоятельства.

Как бы холодно мне ни было, кожа была покрыта потом.

Когда я поднялась на ноги, то скрестила руки, засунув их в подмышки. Было чертовски темно, но я ощущала, что пол под ногами был каменный, а стена ― бетонной. Не успокоившись, я начала двигаться влево. Цепь скребла пол позади меня, ни за что не цепляясь.

Я думала, что глаза должны были уже привыкнуть к темноте, но все еще едва могла разглядеть что-то перед собой. Протянув дрожащую руку, я почувствовала что-то округлое, немного зернистое по структуре и твердое. Сжав руку в кулак, я подвигала им вверх и вниз, чувствуя то же самое, что и до этого.

― Брусья, ― прошептала я в тишине. ― Я касаюсь брусьев.

Где, черт возьми, я находилась?

Проглотив рыдания, я последовала за ними на ощупь в поисках отверстия, натыкаясь на другую стену. Не в состоянии найти выход, который бы помог мне выбраться отсюда.

Комната была квадратной и совсем небольшой. Я переместилась туда, откуда исходил прохладный воздух, и попыталась найти источник, предполагая, что он находится слишком высоко, так как не смогла дотянуться до него.

Сделав еще несколько шагов, резко остановилась, мне потребовалась пара секунд, чтобы начать дышать и соображать.

Я не понимала, что происходило. Почему это происходило.

Я быстро сделала ментальный контрольный список. Вся эта ситуация не выглядела радужной. Мужчина не похищает женщину, не снимает с нее одежду, а затем не заключает ее в камеру просто потому, что хотел поговорить.

Я провела рукой по лбу, вытирая пот, борясь с неконтролируемым желанием кричать о кровавом убийстве и вырвать сердце из своей груди.

Выплеск всего моего дерьма не принесет никакой пользы. Мне нужно было сохранять ясность ума и думать рационально. Я понятия не имела, где находилась, действовал ли этот мужчина один или же имел сообщников.

Снова шагнула вперед, и моя нога коснулась боковой поверхности чего-то упругого, но мягкого. Согнувшись, я вытянула обе руки, чтобы попытаться почувствовать это.

― Матрас, ― пробормотала я, пробегая ладонями по его поверхности.

Он был мягче, чем тот, что на моей кровати дома, но был недешевым. На нем ничего не было, кроме того, что напоминало маленькое одеяло из мешковины.

Присев на корточки, я посмотрела вперед и разглядела слабые очертания чего-то. Двигаясь вперед, оказалась перед пластиковым ведром. Придвинувшись ближе, заглянула внутрь. В дополнение к двум бутылкам воды и небольшой упаковке соленых крекеров там было все то, что он купил на заправке, кроме сигарет.

Когда я осматривала предметы, то вспомнила, что он знал мое имя.

Я обнаружила, что невозможно поверить, что мужчина не знал мои любимые закуски до того, как купил их. И как долго он следил за мной?

Закрыв глаза, я позволила пролиться нескольким тихим слезинкам. Моя семья потеряет рассудок, когда поймет, что я пропала. Мама никогда не ляжет спать, не убедившись точно, а иллюзорно предполагая, что я безопасно добралась домой. Мой папа приготовил бы мне завтрак, чтобы я могла поесть.

Я пыталась поступить правильно, что и привело меня в плен к незнакомцу.

Все, что я могла сделать ― надеяться, что получится выбраться из этого живой.