Эпилог

Нам не нужно было отлучаться, чтобы поймать слугу, для крови. Адриан провел оставшихся в области людей, собирая их в группы по двое и трое. Все же, это заняло оставшуюся часть ночи, но я не боялась демонов, которые могут остановить нас. Не тогда, когда Зак остался в пансионе, который быстро заполнялся до отказа всеми, кто пережил Беннингтонскую область. Я могла быть все еще зла на него, но никакой демон не будет бросать вызов архону.

Когда Жасмин и я раздавали одеяла людям, которые оказались на лужайке, я увидела двух человек, которые я знала, не были людьми, несмотря на их нормальный вид. У девушки были каштановые волосы и веснушки на лице, у парня были светлые дреды, но не это привлекло меня. На мгновение их обоих окутал ореол света, в точности как Зака в первую нашу встречу.

— Ох… привет, — сказала я, так удивившись, что запнулась в словах.

Снаружи послышались крики. Я повернулась, и застонала, когда увидела горгулью, идущую к нам. Адриан сказал Брутусу скрыться за деревьями. Парень с дредами лишь один раз взглянул на него.

— Скажи своему существу, чтобы оставался в стороне.

— Admanta! — крикнула я, используя слово, которому Адриан научил меня. Горгулья предостерегающе запыхтела, но обернулась и исчезла за деревьями.

— Простите, — пробурчала я, радуясь, что веснушчатая успокоила людей.

— Он не ее, — заявила Жасмин, уставившись на незнакомца с любопытством. — Он, эм, принадлежит Адриану.

— Больше нет, — сказал парень с дредами, неодобрительно проворчав. — Адриан привязал его к твоей сестре, как защитника, перед тем, как он послал вас обоих из области.

— Что? — ахнула Жасмин.

Я уставилась на архона, слишком ошеломленная, чтобы говорить. Мысли, обвинения и вопросы бомбили мой разум, и спустя мгновение, он начал отвечать на них.

— Нет, Захария не солгал тебе. Архоны не могут лгать, как он и говорил ранее. Мы также не можем входить в темные миры, как он говорил, но можем видеть сквозь них. Ты никогда не спрашивала его об этом.

— Сукин с… — начала я порывисто, только его предупреждающий взгляд остановил меня. — Хочешь сказать, что Зак знал, что моя сестра жива, все это время, и не удосужился сказать мне?

Жасмин вытерла глаза. Все это было слишком для нее. Архон лишь пожал плечами.

— Приказа не было.

Приказ. В голове промелькнуло множество проклятий. Архон снова посмотрел на меня, но я огрызнулась:

— Ох, пожалуйста! Я ни одно из них не произнесла, так что оставь меня в покое!

— Смертные, — пробормотал он. — Так одержимы формальностями.

— Жас, — сказала я, контролируя свою злость с большим трудом. — Не посмотришь, вернулся ли Адриан, пожалуйста?

Я не хотела останавливать транспортировку людей, но нужно было увести отсюда сестру, на пару минут. Она держалась на шоке и адреналине, так что в любой момент могла сломаться. Она скрылась в доме, без разговоров, еще один показатель того, что она была не в себе. В следующий момент Адриан вышел на газон, разглядывая двух архонов со сдержанным оптимизмом.

— Я надеюсь, вы пришли помочь. Нам понадобится несколько автобусов, чтобы вывезти всех этих людей отсюда.

— Этого не требуется, — ответила веснушка. С этими словами, она и все остальные испарились, оставив меня, Адриана и архона с дредами на газоне. По внезапной тишине в доме было понятно, что и он полностью пуст.

— Что. Только что. Произошло? — удалось мне произнести. Даже Адриан казался потрясенным.

Архон блондин таковым не казался. Вообще-то, он выглядел скучающим.

— Эти люди должны быть доставлены в безопасное место. Сараи сделал это.

— Но они просто исчезли, — Я подчеркнула это, как будто была единственной, кто заметил это.

Он пожал плечами.

— Архоны не ограничены законами физики.

После всего пережитого, почему это меня удивляет?

— Жасмин все еще здесь? — спросила я, внезапно разволновавшись.

— Да. Мы предоставим уход всем остальным, но за ней приглядывать будешь ты.

Хорошо. Я не хотела ничего другого. Адриан подтянул меня к себе, его рука желанным весом легла на мои плечи. Кроме тех нескольких счастливых минут в туннеле, нам так и не удалось побыть наедине, после того, как я нашла его живым. Он переправлял людей через врата, а я пыталась хоть чем-то помочь раненым. Я не успела даже помыть руки. Занимать очередь в ванну, когда столько людей не имели возможность принять горячий душ годами, было бы слишком эгоистично, так что я все еще была покрыта пеплом. Так же как и Адриан. Мы были похожи на двух шахтеров, после обрушения. Зак вышел на лужайку. Он обменялся взглядом с блондинистым архоном, что заставило Адриана застыть.

— Не надо, — сказал он низко.

— Слишком поздно, — ответил Зак, так же мягко. — Второе испытание уже началось.

— Какое испытание? — спросила я, так же напрягаясь.

Темно карие глаза Зака остановились на мне.

— Адриану больше не нужно транспортировать пострадавших. Они переходят через эту область самостоятельно.

Я посмотрела на него скептически

— Как?

— Врата открыты, — сказал Зак просто.

Руки Адриана упали с моих плеч, когда он пробежался ими по своим волосам. Под сажей они все еще были покрыты кровью от всех его ран. Если бы Зак не исцелил его первым делом, когда мы перешли на эту сторону, я не думаю, что он был бы сейчас в сознании. Тем не менее, заявление Зака заставило меня вновь волноваться за Адриана.

— Врата открыты, — повторила я. — Судя по твоему тону и реакции Адриана, это плохо, но почему? Если люди, находящиеся в ловушке, могут выбраться из областей без помощи демона, иудея или слуг, разве это не хорошо?

— Врата открываются, потому что стены между нашими мирами начали рушиться, — сказал Зак. — Врата повреждаются в первую очередь, так как они соединяют области.

Теперь я поняла, и ужас охватил меня.

— Но если стены рушатся… тогда ничто не будет отделять мир демонов от нашего… и настанет ад на земле.

— Вот именно, — мягко сказал блондинистый архон.

За его беспечность, мне захотелось влепить ему пощечину.

— Хорошо, ну кто-то же должен сделать хоть что-то!

Адриан издал страдальческий звук, когда Зак сказал:

— Этот кто-то ты, Айви.

— Я? — пролепетала я. — Что я могу сделать? Я потеряла оружие, но это не имеет значения, поскольку я уже использовала его.

— Оно не потеряно, — прервал меня блондин. — Оно было навсегда запечатлено в твоей плоти.

Я широко открыла рот, а затем подвернула рукав пальто. Я почти ничего не видела под слоем грязи, так что я побежала к шлангу из которого пили люди, и плеснула воду на свою руку. Когда сажа смылась, я задрожала. Очертания коричневого, плетеного каната проходили петлей от пальца и шли до локтя, длина рогатки закручивалась вокруг руки в несколько раз. Это выглядело как очень детальная татуировка, только нарисованная не чернилами. Это было похоже на сверхъестественное клеймо. Большие руки сжали мои плечи, и я повернулась в объятиях Адриана. Его трясло, осознание повергло в шок, когда его щека задела мою, она была мокрой.

— Что бы ни случилось дальше, — прошептал он. — Помни, что я люблю тебя. Я не лгал об этом, Айви.

Ого. Я оттолкнула его, предчувствие беды холодом протянулось сквозь меня от выражения на его лице, не говоря уже о словах.

— Чего я не знаю? — спросила я, начиная дрожать.

— Твоей судьбой было не только найти оружие, потомок Давида, — заявил светловолосый архон. — Ты должна найти оставшиеся два святых оружия, прежде чем демоны их найдут, или мир, каким ты его знаешь, перестанет существовать.

— Погодите, какое еще другое оружие? — выпалила я, прежде чем память опалила меня безжалостной ясностью.

«Чтобы уничтожить демонов, тебе нужен один из трех видов оружия», — сказал Адриан в день, когда мы встретились. — «Второе и третье, скорее всего, убьет тебя». Затем, когда забрал меня в первую область, он произнес: «Вот почему я скрываю некоторые вещи от тебя, Айви. Если ты не можешь принять то, как все устроено правителями, ты даже близко не готова узнать завершающую стадию».

— Ты знал, — вдохнула я, глядя в его измученные драгоценные глаза. — Ты все время знал, что нахождение рогатки было только началом, но ты позволял мне верить, что если я найду ее, на этом все закончится. Ты солгал мне, Адриан!

Он вздрогнул, будто мои слова причиняли физические страдания. Помимо гнева, неверия и обжигающей боли, я почувствовала новую волну изнеможения. Я думала, что если достану оружие и спасу Жасмин, то покончу с демонами и их ужасными областями. Я не хочу брать на себя поиск еще одного оружия для борьбы с ними, не говоря уже о двух. Прямо сейчас, я не знаю, остались ли во мне силы, чтобы продолжать стоять на ногах. Зак подошел ко мне, его карие глаза были наполнены жалостью.

— Иуда был виновен в трех предательствах. Первым было доверие, когда он воровал деньги, отложенные для бедняков. Второй была алчность, когда он принял тридцать серебряников, и третье…

— Смерть, — закончила я, и мое сердце разбивалось снова и снова. — Ты предал меня, Адриан, как все и говорили. Просто пока еще не убил.

— Айви, мне жаль, — сказал он, ловя мои руки и удерживая, когда я пыталась вырваться. — Раньше я не верил, что смогу победить свою судьбу, но верю сейчас. Ты заставила меня поверить, и…

Мой смех прервал его. Он был темным, гадким, и наполненным мукой от потерянной, обретенной и снова потерянной любви.

— Как иронично. Теперь ты веришь, а я нет, — Он открыл было рот, но я грубо усмехнулась. Или так, или я начну плакать, это отнимало последние увядающие силы и странно, что я еще не разревелась. — Просто уйди. Я не могу слушать тебя сейчас. Даже смотреть на тебя слишком больно.

Он выпустил мои руки, но схватил за плечи и посмотрел своим сапфировым, пылающим взглядом внутрь меня.

— Я уйду, но ненадолго. Я заставлю тебя поверить мне снова, Айви, даже если это будет последнее, что я сделаю в своей жизни.

Затем он ушел, используя свою невероятную скорость, и исчез среди деревьев. Я подождала, пока не убедилась, что он не вернется, прежде чем мои колени подогнулись, а слезы не хлынули из глаз. Все предупреждали меня, но я не только доверяла Адриану, я влюбилась в него. А самое ужасное, что после всего произошедшего, я все еще любила его. Не это ли самая большая в мире глупость? Или это еще один способ испытать мою судьбу?