Глава 1

Мне двадцать, и терять уже нечего. Именно поэтому меня не волновало, что Беннингтон, в штате Вермонт, выглядел как осенняя открытка. Двухэтажный полупансиончик для ночевки и завтрака исключением не стал. Тут даже имелся белый забор, и вихрь листьев цвета заката кружил вниз со множества деревьев, растущих во дворе.

Живописные окрестности резко контрастировали с тем, как я выглядела. Если бы я не была уставшей от горя и стресса, меня, возможно, волновало бы, что мои волосы были похожи на комок жирной грязи. Или что я отчаянно нуждалась в конфетках «Ментос», и не надо указывать мне на пятна от кофе, украшавшие мою университетскую рубашку. У меня были более важные дела, чем беспокоиться об этом, я даже не потрудилась прикрыть голову от ливня, когда вышла из машины и побежала к зданию.

— Минуточку! — крикнули радостным голосом откуда-то изнутри. Затем полноватая пожилая женщина с седеющими рыжими волосами спустилась в холл.

— Здравствуй, дорогая! Я миссис Полсон. Ты… о-о-о, боже, ты вся промокла!

— Ничего, — сказала я, но она быстро убежала и, мгновение спустя, вернулась с полотенцем.

— Садись и вытрись насухо, — приказала она таким же тоном, который моя мама прежде использовала много раз. Волна печали заставила меня опуститься в кресло, на которое указала женщина. Есть вещи, которые вы можете потерять, но не осознаете этого до тех пор, пока они не уходят…

— Спасибо, — сказала я, решив не плакать перед незнакомкой. Потом я вытащила сумку «Ziploc», которую носила с собой большую часть дня. — Я ищу двух людей, которые, возможно, останавливались здесь в позапрошлые выходные.

Сказав это, я достала фотографию моей сестры Жасмин, и ее парня Томми. Миссис Полсон надела очки, и, сев за большой антикварный стол, взяла у меня фотографию.

— Какая милая девушка, — любезно сказала она, — Но я никогда не видела ее раньше. Мне жаль.

— Спасибо, — сказала я, борясь с желанием закричать.

Весь день я провела, бегая по отелям, мотелям и гостиницам Беннингтона в поисках сестры, но ее никто не узнавал. Хотя она была здесь. Последние письма были отправлены из этого города, но полиция считала, что она отправила их, проезжая мимо. Кстати, о моей сестре: Жасмин импульсивная, восемнадцатилетняя девушка, согласившаяся на путешествие со своим парнем. Она может и импульсивная, но она бы не пропала на целую неделю, если бы не вляпалась в реальные неприятности. Я убрала фотографию и встала. Я была так расстроена, что едва поняла, о чем говорит Миссис Полсон.

— …не могу отпустить тебя в такую погоду, дорогая. Ты можешь переждать дождь здесь.

Я удивленно моргнула от ее неожиданной доброты. Все, у кого я сегодня была, старались как можно скорее выпроводить меня и вели себя так, будто смерть близкого человека — жутко заразная болезнь. Мои глаза наполнились слезами. Возможно, так и было. Послезавтра похороны моих родителей.

— Спасибо, но я не могу, — голос прозвучал хрипло из-за эмоций, которые я пока не могла позволить себе чувствовать. Шок немного помогал мне справиться с этим. Десять дней назад моей самой большой проблемой было произведение плохого впечатления на моего профессора по сравнительному анализу революций из-за того, что мой телефон не переставал издавать голосовые оповещения о получении сообщения. Затем я прочитала сообщения Жасмин, и все изменилось.

Миссис Полсон еще раз сочувственно улыбнулась мне:

— По крайней мере, позволь мне сделать тебе чашку горячего чая.

Темное двоящееся изображение внезапно появилось над стойкой ресепшена, за мгновение создав впечатление, будто ей больше ста лет. Я подавила стон. Только не снова. Дорогой антиквариат исчез, а на замену ему пришла только сломанная мебель. Температура резко упала, заставив меня задрожать, и тут я уловила взглядом движение в коридоре. Мимо разваливающейся стойки ресепшена прошла белокурая девушка. Ее лицо было измазано грязью, и она была укутана в рваное одеяло, но я сразу же ее узнала.

— Жасмин, — прошептала я.

Миссис Полсон обошла стол и схватила меня, по ее лицу вдруг расползлись тени, как будто заключенные у нее под кожей змеи. Жасмин продолжала идти, будто бы не замечая нас. Если бы не удивительно крепкая хватка, я бы протянула руку и коснулась моей сестры.

— Подожди! — закричала я.

Дом снова наполнился элегантной мебелью и комнатным теплом. Жасмин пропала так же быстро. Миссис Полсон все еще держала меня жесткой хваткой, но тени с ее лица исчезли. Все-таки мне удалось оттолкнуть ее, выбежав в коридор, где я увидела свою сестру. Не успела я сделать и трех шагов, как мой затылок взорвался болью. Должно быть, это сбило меня с ног, потому что следующее, что я помню, — себя, стоящую на коленях, и миссис Полсон, собирающуюся снова ударить меня тяжелой картинной рамой.

«Убирайся!» — это единственная мысль, которая заполнила разум. Мое тело, видимо, согласилось с ней. Не знаю каким образом, но в одну секунду я оказалась снаружи. Захлопнув дверь моего Чероки, я умчалась, раздумывая, что заставило миссис Полсон превратиться из такой милой пожилой женщины в маньяка, дробящего черепа. Я вернулась в гостиницу на автопилоте. Припарковала машину и еще некоторое время сидела в ней с выключенным двигателем, пытаясь сдержать тошноту, раздумывая над своим следующим шагом. Я могла бы позвонить в 911, но я не хотела признаваться, что у меня была странная галлюцинация прямо перед тем, как миссис Полсон напала на меня. Если бы я кому-нибудь об этом сказала, то могла бы рассчитывать на длительное пребывание в психушке. Снова. Тем более копы в Беннингтоне меня недолюбливают. Как только я приехала этим утром, я напала на них с обвинениями о недостаточно активном розыске Жасмин. Они, наверно, будут на стороне миссис Полсон и решат, что это я ее спровоцировала.

Я остановилась. А может так оно и было. Я не помнила, как убегала от миссис Полсон. Что, если я сделала что-то еще, чего не помню? Может, что-то, что ее настолько напугало, что она ради самозащиты ударила меня? Мысль, что у меня могла произойти потеря памяти вдобавок к галлюцинациям, ухудшило мое и так мрачное настроение. Выйдя из машины, я направилась в свой гостиничный номер. Оказавшись внутри, я бросила сумку, будто она была двадцатикилограммовым якорем и включила свет.

Все во мне застыло. Диван должен был быть пустым, но парень с волосами цвета темного меда сидел здесь и занимал собой почти все пространство. Его лицо было достойно рекламных билбордов: густые брови, прямой нос, высокие скулы и чувственные губы. Он не выглядел удивленным моим появлением. По правде говоря, я поклялась бы, что он меня ждал. Потрясающие парни не тратили свои вечера в ожидании меня. Вот почему я подумала, что это очередная галлюцинация, пока он не заговорил. Мои глюки никогда до этого со мной не разговаривали.

— Привет, — сказал незнакомец. Его низкий голос был с акцентом, который я не смогла распознать. — Извини, что говорю тебе это, но у тебя ожидает действительно плохая ночь.

Я знала, что должна развернуться, открыть дверь и бежать, предпочтительно при этом крича. Это было единственной логичной реакцией, но я стояла на месте, почему-то не боясь своего взломщика. Замечательно. Мои инстинкты самосохранения, должно быть, тайно заключили суицидальный договор.

— Если бы ты знал, какой была моя неделя, то понял бы, что, чтобы ты там не планировал, это только улучшит ее, — услышала я свой собственный ответ, доказывающий, что мои голосовые связки тоже желали смерти.

И снова я не была неправа. Моя сестра? Бесследно пропала, написав мне «Помоги» и «Попала в ловушку!», в прошлый понедельник. Родители? Погибли в аварии через два дня после того, как прибыли в Беннингтон в поисках Жасмин. Я? Вдобавок к тому, что потеряла всю свою семью, была на грани сумасшествия. По сравнению с этим, ограбление — отдых. Ухмылка тронула губы моего незваного гостя. Моя реакция была для него неожиданной.

— Если я выиграю? Возможно. Но если же я проиграю, все станет намного хуже, — заверил он меня.

— Что за состязания? — спросила я, гадая, почему я разговариваю со своим взломщиком. Повреждение мозга из-за удара?

Он поднялся. Несмотря на непонятное отсутствие страха, я отступала по мере того, как он подходил ближе. Он был выше меня примерно на фут[1] при моих пяти-шести[2], плечи занимали весь дверной проем, а такие мышцы не скроет даже самое плотное пальто. Но самым поразительным были его глаза — серые с темно-синими ободками. Они были настолько яркими, что почти светились.

— Состязание, направленное на то, чтобы увидеть, кто выйдет отсюда с тобой, — ответил он, скользя по мне своим взглядом цвета серебра с сапфиром.

— А, что, если я не хочу никуда уходить? — парировала я.

— Слишком поздно для этого, — мягко сказал он и протянул руку, тем самым обращая мое внимание на то, что на нем были кожаные перчатки.

Я сорвалась с места. По какой-то причине я до сих пор не израсходовала свой лимит страха — проснулись инстинкты самосохранения! — я не собиралась позволить ему меня схватить. Он даже не попытался остановить меня, когда я пробежала мимо него в спальню. И, внутренне застонав, поняла почему нет. Теперь он стоял между мной и единственной дверью в комнате. Он подошел ко мне, и мое сердце начало бешено колотиться. Почему я не сбежала, когда был шанс? И почему я не кричу о помощи прямо сейчас? Три тяжелых удара в дверь испугали меня. И я не смогла поверить, когда узнала голос.

— Мисс Дженкинс, вы не могли бы меня впустить? Это детектив Крогер. Мы виделись этим утром в полицейском участке.

Коп, когда я в нем так нуждаюсь? Чудеса случаются! К моему глубочайшему удивлению взломщик повернулся и открыл дверь. Двое мужчин уставились друг на друга, затем взломщик снова посмотрел на меня, я видела, что детектив Крогер оценил его.